YA (khalivopuloy) wrote in euro_royals,
YA
khalivopuloy
euro_royals

Categories:

Finding Freedom. Главы 14, 15 и 16

В этих скучных главах о свадьбе и первых месяцах после.


[ГЛАВА 14]
Глава 14 Останься со мной.

В день свадьбы Меган встала в 6 утра, позавтракала в окружении мамы и друзей. Все приготовления прошли без проблем, не считая истории с Томасом Марклом.
Визажистом у Меган был Даниэл Мартин. Они познакомились во время очередной Недели моды, когда Меган уже снималась в сериале.
Предложение делать макияж он получил в декабре.

Он планировал этот день с декабря, с того момента, как Меган прислала ему сообщение с вопросом, что он делает 19 мая. Он ответил, что занят на MetGala, потом, возможно, будут Канны. Но для нее он готов все отменить. Но зачем? Ответом был смайлик "жених и невеста".
Он сразу начал думать о том, как добиться правильного образа: естественного, но сияющего, почти «cветящегося изнутри». Большой проблемой стало несовпадение графиков, это значило, что приготовиться как следует у них не выходило. В качестве вдохновения им пришлось сделать пробную прическу в начале мая. Но, поскольку они годами работали вместе, он знал, чего хотела Меган; она была достаточно уверенной в себе женщиной, чтобы позволить своей красоте засиять. Из-за секретности, Даниэл не знал, кто еще работал над образом Меган. Два конкурирующих профи могут создать очень неудобную ситуацию. Но когда он заметил, что по лестнице спускается давний парикмахер Джулии Робертс, Серж Норман, он сказал: «Слава Богу».
В то время как Серж закручивал локоны Меган в один из ее фирменных образов, сильно небрежный пучок, Даниэл начал работать над макияжем ее матери, смешивая персиковые тени, чтобы заострить глаза. Затем мужчины поменялись местами, и Даниэл придал лицу Меган сияние с помощью смеси тонера, увлажняющего крема, солнцезащитного праймера и всего лишь точечного нанесения тонального крема на ее Т-зону. Он нанес ей на веки тени цвета какао, каштана и ржавчины и нарастил ресницы в уголках глаз. Вместо помады, он нанес немного бальзама на губы, что бы усилить их естественный цвет и коралловые румяна на щеки.
Когда Меган мельком увидела себя в высоком старинном зеркале, она сияла. Подол спереди был на три четверти дюйма короче, поэтому она выглядела так, как будто парила.


Меган с мамой посадили в автомобиль и отправили в церковь. По пути она увидела ликующую толпу поклонников, которые занимали места за несколько дней до события. В это время в церковь прибывали гости:
Джордж и Амаль Клуни, Дэвид и Виктория Бекхэм, Элтон Джон, Приянка Чопра, Идрис Эльба, Серена Уильямс, Опра Уинфри и бывшие коллеги Меган по сериалу.

В отсутствие подружки невесты, которая следила бы за платьем Меган, на помощь пришла Клэр Уэйт Келлер, дизайнер ее платья. Тогдашний художественный руководитель Givenchy приехала раньше невесты и ожидала ее на лестнице часовни Св. Георгия.
Это было кульминацией процесса, начавшегося вскоре после того, как Гарри и Меган объявили о своей помолвке.
Из большого списка дизайнеров, которые присылали Меган эскизы платьев, Меган решила встретиться с Келлер.
Родившаяся в Бирмингеме, она не только имела необходимые британские корни, но и была первой женщиной-художественным руководителем бренда, который Меган любила много лет.
Помощники договорились о встрече в Кенсингтонском дворце, в ходе которой Меган и Клэр в течение 30 минут изучали эскизы и обсуждали желание Меган создать что -то современное, но вневременное. На их второй встрече в январе 2018 года Меган решила поручить Клэр сшить платье.
"Это был необычный момент, когда она мне сказала", - вспоминала Клэр. -"Это было невероятно - быть частью такого исторического момента".
В преддверии свадьбы Клэр сказала, что они с Меган встречались много раз, эти встречи никогда не были официальными или величественными.
Вся информация об этом платье была засекречена, в том числе и его дизайнер. Появление Клэр на ступенях церкви было первым подтверждением для публики и даже для ее мужа и троих детей, что ей была отведена важнейшая роль дизайнера платья.


Красивая и сияющая Меган в сопровождении пажей и девочек-цветочниц отправилась к алтарю. На середине пути ее встретил принц Чарльз.

Хотя часовая церемония была наполнена необходимой помпой, паре удалось сделать ее личной.
С этой целью пара пригласила в освещенную солнцем средневековую часовню тех, кто формировал их жизнь. Присутствовали представители многих благотворительных организаций, с которыми они работали на протяжении многих лет. Бывшие подруги Гарри Крессида Бонас и Челси Дэви также были свидетелями того момента, когда архиепископ Кентерберийский Джастин Уэлби спросил, есть ли какие-либо причины, по которым Гарри и Меган не могут пожениться.
Проповедь произнес епископ Майкл Карри, первый афроамериканец, служивший председательствующим епископом в епископальной церкви. Епископ, никогда не встречавший эту пару, был очень удивлен, когда ему позвонили из офиса архиепископа Кентерберийского. И он был потрясен, когда узнал, что должен проповедовать на службе у Гарри и Меган. "Да ладно!" - был его ответ.


Далее авторы описывают проповедь Карри и момент произнесения клятв.

После того, как они обменялись кольцами (его сделано из платины, а ее - из редкого валлийского золота), они были провозглашены мужем и женой. Теперь они были Их Королевскими Высочествами, герцогом и герцогиней Сассекскими.
И вот так свадьба года или, по крайней мере, та часть, которую они были готовы продемонстрировать миру, подошла к концу, пара буквально ускользнула в свое "долго и счастливо"



[ГЛАВА 15]
Глава 15. Встречайте, Сассексы.

После венчания и прогулки на карете, для Гарри и Меган празднование только начиналось. Они прибыли в Виндзорский замок, где их ожидали гости, которые восторгались свадебным тортом от Клэр Птаки. Гарри поблагодарил Клэр за платье Меган, затем они отправились делать официальные фотографии. На это Алексу Любомирски было отведено всего 25 минут. А фото на улице Алекс сделал всего за несколько минут.

Когда он увидел фотографии, которые он сделал в спешке в течение последних трех минут фотосессии, он вздохнул с облегчением. Они были «потрясающими» и «эмоциональными».
Слово «эмоциональный» с таким же успехом можно было бы назвать словом дня.
И никто не умел вызывать их (эмоции) более искусно, чем жених. Когда начался свадебный прием, Гарри взял слово. Он впервые произнес слова "я и моя жена" и был награжден аплодисментами.


Далее перепечатывание меню, информация о нем была во всех СМИ.

Королева была официальной хозяйкой дневного мероприятия, но именно шафер Гарри, Уильям, представил молодоженов и объявил тост своего отца.
Сухое чувство юмора Чарльза было сполна продемонстрировано, когда он рассказывал о смене подгузников Гарри.
Затем, он произнес фразу, которая заставила прослезиться толпу гостей - он рассказал о том, как это было волнительно видеть, как его младший сын стал мужем. «Мой дорогой старый Гарри, - сказал он, - я так счастлив за тебя».
Никто не был больше счастлив за Гарри, чем сам Гарри, который произнес непринужденную речь о том, как он был взволнован тем, что стал частью этой новой команды и признал, как его невеста с достоинством справилась с задачей организовать это мероприятие, при этом столкнувшись с некоторыми нежелательными внешними препятствиями.
Затем, прежде чем разрезать торт, Гарри лукаво спросил, нет ли кого-то в зале, кто хорошо играет на пианино. Элтон Джон - в своих фирменных розовых очках - уловил намек.
"Что здесь происходит?" - пробормотал изумленный друг Меган.
"Мой дар - моя песня, и она для тебя" - пропел Элтон.
После "Your song", Элтон исполнил "Circle of Life" (песня из любимого мультфильма Гарри "Король-лев") и "I'm Still Standing", заставив гостей, включая Опру, прослезиться.
Он также исполнил "Tiny Dancer" в знак уважения к Меган, песня начинается словами "Blue jean baby, L.A. lady".
Это было идеальное выступление для мальчика, который на его глазах превратился в мужчину, и сына одной из самых близких его подруг. Фактически, именно в том же месте, на праздновании двадцать первого дня рождения принца Эндрю, Элтон впервые встретил Диану в 1981 году.
Воодушевленные, Гарри и Меган направились во временные апартаменты в Виндзорском замке, чтобы немного расслабиться, прежде чем подготовиться к частному вечернему приему. Гарри планировал немного вздремнуть, но, наполненный такой энергией и волнением, он не мог оставаться на месте ни секунды.
Во время трехчасового перерыва между приемами Меган изменила свой образ. Джордж Нортвуд сделал ей высокий тугой пучок с вьющимися завитками, обрамляющими лицо. В приглушенном свете вечера Дэниел хотел немного мечтательного, сексуального взгляда, добавляя более темные тени на веки Меган. Пришло время веселья и для Меган.


Двести гостей в двухэтажных автобусах прибыли во Фрогмор-Хаус около 19:00. Некоторые решили воспользоваться собственным транспортом, в том числе Дориа, Беатрис и Евгения, Клуни и т.д.

Примечательно, что отсутствовали Скиппи, старый друг Гарри, который когда-то выразил сомнения относительно отношений Гарри и Меган, и его жена Лара. Их пригласили на свадебную церемонию и обеденный прием, но они (дословно) не прошли отбор на вечерний прием. Во время ланча на следующий день Скиппи сказал друзьям: "Меган слишком изменила Гарри". Он сказал, что принц был в восторге от таких, как Клуни и Опра.
"Мы потеряли его", - заключил Скиппи.
Многие из друзей Гарри говорили, что список гостей, приглашенных на вечерний прием был способом принца и его невесты сказать: "Это те люди, которых мы хотим видеть в нашей будущей жизни".


Снова меню и описание во что были одеты Серена, Приянка... Описание речей Уильяма и Чарли ван Страубензе.
Чарли вспоминал, как они познакомились с Гарри, как дружили. Упомянул он в речи и Диану, и депрессию Гарри.

Диана была бы так горда и так счастлива, увидев, что Гарри нашел любовь в лице такой удивительной женщины, говорил Чарли, и она была бы в восторге от перспективы их совместной жизни. Он заключил, что Меган была феноменальной партией для его дорогого друга, и он был так благодарен ей за то, насколько счастливым она сделала Гарри.
Переполненный эмоциями, Гарри подошел к микрофону, чтобы еще раз поблагодарить всех, кто сделал этот день возможным. Он поблагодарил своего отца за его бесконечную любовь и его помощь в организации мероприятия.
Он также поблагодарил свою тещу за ее роль в воспитании такой замечательной дочери и его жены.
Наконец, он повернулся к Меган: «Невозможно передать словами, как мне невероятно повезло, что рядом со мной такая замечательная жена».


Затем, по слухам, Меган произнесла собственную речь. Она поблагодарила королеву, Чарльза и свою мать.
Затем наступило время танцев и салюта.

Держа за руку своего мужа, Меган сосредоточила свое внимание на небе. Ее будущее было прямо перед ней, такое же яркое и сияющее, как впечатляющее зрелище, освещающее воздух. Свадьба стала кульминацией уникального путешествия для пары, которая преодолела значительные препятствия, что бы оказаться здесь и сейчас. Однако начало их брака преподнесло новые трудности.


[ГЛАВА 16]

Глава 16. Это секрет!

Гарри и Меган только что вернулись из своего медового месяца. До сих пор никто не знает, где они его провели, но известно, что летели туда они на частном самолете, который предоставил им друг. Они все еще наслаждались своим статусом молодоженов, когда Томас Маркл дал сенсационное интервью для Good Morning Britain. В прямом эфире из гостиничного номера в Сан-Диего отец Меган затронул ряд тем. Он извинился за то, что принял участие в постановочных фотографиях перед свадьбой, хотя, как сообщается, ему заплатили 10 000 долларов за это телеинтервью.

Советники и друзья, близкие к Гарри и Меган, не знали, что делать с человеком, который снова поступил подло. Во дворце превыше всего ценится осмотрительность и конфиденциальность. «Я думаю, что он нездоров, и я думаю, что он уязвим», - поделился источник, близкий к паре,- «Те газеты и телекомпании, которые регулярно платят за очередное интервью... я думаю, что это просто постыдно».
Последнее унижение Томаса было особенно разочаровывающим для пары, которая фактически отложила свой медовый месяц, чтобы посетить садовую вечеринку в Букингемском дворце, организованную в честь семидесятилетия принца Уэльского.
У Меган были свои причины восхищаться свекром, который красноречиво сопроводил ее к алтарю, когда ее собственный отец подвел ее. В то время один из доверенных лиц сказал, что Меган «нашла в Чарльзе такого любящего и заботливого отца, который действительно изменил ее жизнь к лучшему». Не свекор, а «второй отец», по словам источника.
Друг Чарльза сказал, что принцу Уэльскому «по-настоящему понравилась Меган. Она дерзкая, уверенная в себе, красивая американка. Ему нравятся очень сильные, уверенные в себе женщины. Она умна и самоуверенна, и я могу понять, почему они очень быстро подружились".
Чарльзу нравилась энергия Меган. «Принц Уэльский всегда любил представителей искусства, таких как Эмма Томпсон, с которой он дружил много лет. Меган подходила по всем пунктам. Самое главное - она стала женой его любимого сына и сделала его целостным. Чарльз получает от этого огромное удовольствие», - сказал другой источник.
Возможно, Камилла понимала потребность мужа в семейных связях, потому что в первые дни они с Чарльзом позаботились о поддержке Меган. Оба обнадеживали и сочувствовали в те трудные моменты перед свадьбой. Тем летом пара провела выходные в замке Мей, шотландском убежище, когда-то принадлежавшем королеве-матери, которая была особенно близка с принцем Чарльзом. В замке шестнадцатого века, спрятанном от публики, Меган смогла провести время с Чарльзом и Камиллой.


Прежде чем ее отец снова появился в СМИ, Меган хорошо приспосабливалась к своей роли нового члена королевской семьи. Она не только установила взаимопонимание с Чарльзом и Камиллой, но и сопровождала королеву на мероприятии в Честере, куда они приехали на Королевском поезде.

Это было непростое путешествие для молодой жены, несмотря на удобства личного поезда Ее Величества, в котором были отдельные спальни. Меган была очень благодарна королеве за великодушие. Для нее было честью оказаться под крылом королевы так скоро после ее замужества. Первое подобное мероприятие Кейт, несмотря на то, что она знала королеву долгие годы, случилось через десять месяцев после их свадьбы с принцем Уильямом.
Королева имела определенное доверие к Меган, потому что, как сказал источник во Дворце, «она справляется с этими ситуациями безупречно, потому что всегда хорошо подготовлена ​​и вежлива. Она очень умна и хорошо понимает, что от нее требуется».
Конечно же, Меган в элегантном кремовом платье-футляре Givenchy продемонстрировала почти безупречный образ в той поездке (таблоиды критиковали ее за то, что она не надела шляпу, хотя это и не требовалось).
«Королева была замечательной, сердечной и щедрой по отношению к новой герцогине», - сказал источник, близкий к Ее Величеству,- «Она позаботилась о том, чтобы Меган понимала, что происходит, и заставила ее чувствовать себя как дома, потому что это была ее первая поездка».
Прежде чем они сошли с поезда, королева подарила Меган пару изящных серег с жемчугом и бриллиантами.
Меган, страстная ученица, изучающая все, что могла, по королевскому протоколу, поэтому она не ошибалась.
К своей новой роли она отнеслась невероятно серьезно. Однако тот день был другим- мастер-класс ей давала сама королева.
«У них был очень счастливый день и знакомство с королевской жизнью. У королевы столько знаний, которые нужно передать, а Меган - прилежная ученица», - поделился источник, близкий к Меган.


Появление Томаса в программе Good Morning Britain было только началом новой медиа-атаки. Он начал раздавать интервью регулярно.

Было бы легче дискредитировать любого, кто распространяет ложь. Но это был отец Меган. Томас полностью отрезал себя от Дворца и к этому моменту консультировался только с Самантой. Тем временем журналисты начали писать передовицы о том, как Дворец плохо справлялся в ситуации с отцом Меган. Томас поставил Дворец и Меган в безвыходную ситуацию. В отличие от Гарри, который часто изучал прессу и проверял аккаунты некоторых королевских корреспондентов в Твиттере, Меган старалась избегать чтения прессы. Но сотрудники дворца и друзья часто сообщали ей, когда что-то выходило, поэтому она была в курсе комментариев в прессе. Один из ее ближайших друзей сказал, что убитая горем Меган «хотела наладить отношения». Несмотря на многочисленные унижения, которые она перенесла, к концу лета Меган предприняла последнюю попытку пообщаться с отцом - она написала ему пятистраничное письмо.
«Папа, я пишу это с тяжелым сердцем, не понимая, почему ты выбрал этот путь, закрывая глаза на причиняемую тобой боль», - написала она, - «Твои действия разбили мое сердце на миллион частей, не
потому, что ты причинил такую ​​ненужную и неоправданную боль, но потому, что ты сделал выбор не говорить правду. Этого я никогда не пойму. Если ты любишь меня, как ты говоришь прессе, пожалуйста, остановись. Пожалуйста, позволь нам жить в мире. Пожалуйста, перестань лгать, пожалуйста, перестань причинять столько боли, пожалуйста, перестань эксплуатировать мои отношения с моим мужем".


В ответ Томас написал, что для того, что бы помириться, надо устроить совместную фотосессию. Меган была опустошена таким предложением.

«Ей так больно, потому что она была такой послушной. Отдавала ему деньги. Пыталась оказать ему любую помощь, в которой он нуждался», - сказал доверенное лицо,- «Она всегда будет чувствовать себя опустошенной тем, что он сделал. Всегда, но в то же время, она очень сочувствует ему. Потому что он никогда не стучался в двери прессы. Он молчал почти два года. Они его преследовали каждый день, он не смог этого избежать и зашел слишком далеко".
Больше Меган не стала протягивать руку помощи. Вместо этого она, как рассказывал в дальнейшем Томас, воздвигла "стену молчания".
Было нелегко потерять членов семьи. Отказ от отношений со своим отцом, человеком, которым она когда-то восхищалась в интервью, стал огромной жертвой ради ее новой жизни, какой бы прекрасной она ни была.


Через несколько месяцев после интервью отца, Меган и Гарри отправились на Комо в гости к Джорджу и Амаль Клуни. Там уже отдыхали Евгения и Джек. Джордж и Гарри познакомились на одном из благотворительных мероприятий и, несмотря на разницу в возрасте, обнаружили, что их многое объединяет, в том числе любовь к мотоциклам.
После визита в Италию, дружить они продолжили и в Англии.
Осенью Гарри и Меган отправились в тур по Австралии, Новой Зеландии и островам.

15 октября, за день до того, как Гарри и Меган должны были вылететь в Австралию, дворец неожиданно для небольшой группы прессы, собравшейся в Сиднее, провел брифинг.
Репортеры думали, что собираются получить типичную логистическую информацию, необходимую для освещения времени тура, мест, где должен будет отправляться автобус, и т. д.
Вместо этого они получили очень важные новости от Джейсона Кнауфа: «Герцог и герцогиня ждут ребенка ... Мы выпустим заявление примерно через 15 минут».
Меган была беременна чуть меньше двенадцати недель, когда начался тур. Но помощник дворца сказал, что Гарри и Меган согласны с решением объявить новость раньше, чтобы избежать спекуляций по поводу того, беременна ли Меган. "Уже становилось заметно и скрыть это было невозможно. Слухи преобладали в освещении событий и сводили на нет цель тура. Меган этого не хотела"- завяли один из помощников.
Время объявления могло сработать с туром, но оно противоречило другому счастливому королевскому событию: свадьбе принцессы Евгении. Члены семьи узнали о беременности всего за несколько дней до официального объявления- на свадьбе самой близкой для Гарри кузины. Это не особенно понравилось Евгении, которая, по словам источника, сказала друзьям, что, по ее мнению, паре следовало подождать с объявлением.


Беременность не помешала туру. Он прошел блестяще. Всюду их встречали толпы ликующих поклонников. Меган стойко отработала на 76 мероприятиях и перенесла длительные перелеты. Её не напугал даже вирус Зика.

Меган зарекомендовала себя как внушительная сила в Королевской семье. Ее не смутили огромное количество мероприятий, истерические толпы на прогулках и серьезное нарушение биоритма. Фактически, она использовала свои бессонные ночи в Адмиралтейском доме в Сиднее с пользой. Перед тем, как приехать в Даббо, она испекла банановый хлеб по своему собственному рецепту, в котором были шоколадные чипсы и имбирь, и принесла его домой к местной фермерской семье с коробкой чая Fortnum & Mason «Royal Blend».
Австралийские СМИ быстро окрестили герцогиню Сассекскую «Королевой сердец».
Гарри также сделал больше, чем полагалось ему, он бросил вызов некогда душному британскому истеблишменту. Расстегнутые рубашки, отсутствие галстуков (он взял в тур всего два галстука) и умение рассказывать о собственной борьбе, сделали его самым близким к народу членом королевской семьи.
Вплоть до самых последних минут тура Меган была неутомимой. Меган доказала, что беременность не изменила ее трудовую этику. Герцогиня на четвертом месяце беременности не показывала никаких признаков того, что она дрогнет.
К сожалению, когда Меган вернулась из турне, жизнь не стала более расслабляющей.




© Omid Scobie and Carolyn Durand. Extracted from Finding Freedom by Carolyn Durand and Omid Scobie
Tags: uk - Герцог Сассекский, uk - Герцогиня Сассекская, Книги, Королевская семья Британии, Родственники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 347 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →