Заносчивая Вандербильдиха (leprofesseur) wrote in euro_royals,
Заносчивая Вандербильдиха
leprofesseur
euro_royals

Categories:

Prince Philip Revealed: A Man of His Century. Часть 2.



Ингрид Сьюард продолжает радовать читателей ДМ отрывками из своей новой книги о герцоге Эдинбургском. Новая статья посвящена слухам о любовных связях принца Филиппа.

Когда принц Филипп узнал, что его молодая жена стала королевой, его реакция была такова, что самые близкие к нему люди никогда этого не забудут.

«Он выглядел совершенно раздавленным, как будто весь мир обрушился на него», - вспоминал его друг Майк Паркер, который был в Кении вместе с королевской четой, когда пришло известие о неожиданной смерти Георга VI.

«Он сразу понял, что идиллия его жизни и их совместной жизни подошла к концу.

Он прикрыл лицо газетой и сидел так около пяти минут», - вспоминала Памела Маунтбеттен, фрейлина Елизаветы.

«Шок от произошедшего и грандиозность последствий ненадолго выключили его».



Новоиспеченная королева и Филипп улетели обратно в Лондон и увидели страну в трауре. Флаги были приспущены, кинотеатры и театры закрыты, спортивные мероприятия отменены.

«Была трогательная фотография королевы, спускающейся по трапу, и Тайный совет выстроился, чтобы встретить ее», - вспоминал бывший дипломат сэр Ивлин Шакборо.

«Были видны только их затылки: Уинстон Черчилль, Клемент Эттли, Энтони Иден и так далее».

Филипп дожидался своей очереди выйти из самолета. Он знал, что теперь его роль - поддерживать свою жену. Его роль главы семьи навсегда изменилась. Спустя годы он вспоминал: «Полагаю, я естественным образом занял эту должность. Люди приходили ко мне и спрашивали, что им делать. В 1952 году все изменилось очень, очень быстро».

В тот краткий миг в Кении он потерял свою драгоценную независимость, свою счастливую семейную жизнь с женой и двумя маленькими детьми, Чарльзом и Анной, в Кларенс-хаусе, и свои надежды на успешную военно-морскую карьеру. Более слабый человек мог бы сломаться. Но не Филипп.

Первые несколько месяцев правления королевы Филипп пребывал в плохом настроении, испытывая то, что психологи называют «отсроченным эмоциональным потрясением».

Его раздражали мелочи его новой жизни в Букингемском дворце: например, он терпеть не мог волынщика, который каждое утро играл под окном королевы, и не выносил того, что никто не мог назначить ему встречу, кроме как через секретаря.



Как у монарха, у королевы теперь было много обязанностей, куда Филипп не допускался. У нее были еженедельные встречи с премьер-министром, и каждый день она получала пакеты, полные государственных бумаг: протоколы заседаний кабинета министров, телеграммы министерства иностранных дел, документы, записки и черновики, ни один из которых не показывался ее мужу. «Для него это было чертовски сложно», - сказал Майк Паркер. - «На флоте он в прямом смысле командовал своим кораблем. В Кларенс-хаусе это было его шоу. Когда он переехал в Букингемский дворец, все изменилось».

Еще одним раздражающим фактором было то, что во Дворце работали придворные, подчинявшиеся только Монарху. «На Филиппа постоянно давили, оскорбляли, выводили из себя, одергивали», - сказал Паркер. - «Это было невыносимо».

Следующий серьезный удар был нанесен, когда официальные лица решили, что их дети должны носить фамилию Виндзор, фамилию семьи королевы, а не его семьи, Маунтбеттен. Филипп был в ярости и глубоко уязвлен. «Я единственный мужчина в стране, которому не разрешено дать свое имя своим детям», - сказал он тогда.

«Ему действительно было больно, - вспоминала графиня Маунтбеттен. - «Он отказался от всего, и вот это последнее оскорбление. В течение долгого времени он был расстроенным и несчастным».

Приглашение на Олимпийские игры 1956 года в Мельбурне, Австралия, было как раз тем тонусом, в котором нуждался Филипп. При содействии королевы он предпринял 40 000-мильное путешествие по странам Содружества на борту недавно сданной в эксплуатацию королевской яхты «Британия».

Продолжительное путешествие, которое включало Новую Зеландию и Фолклендские острова, означало, что Филипп был вдали от дома с середины октября 1956 года до середины февраля 1957 года.

Королева, возможно, не была полностью довольна этой идеей, но это был ее способ выразить признательность за жертву мужа, отказавшегося от своей военно-морской карьеры, чтобы поддерживать ее.

Для него это была возможность заняться тем, что он любил больше всего: быть в море и контролировать свою жизнь. Его старый друг Майк Паркер должен был сопровождать его на протяжении всего путешествия.

Когда королева помахала ему на прощание, ни один из них не подозревал о личных проблемах, которые ожидали впереди. Но вскоре тур будет омрачен.

Паркер проводил слишком много времени вдали от своей жены Эйлин и, в конце концов, завел роман, о котором она узнала. Они договорились не предавать ситуацию гласности, но вскоре после начала тура адвокаты Эйлин решили объявить об их расставании журналистам.

Вскоре начали циркулировать слухи - и даже появились публикации в американской прессе - что герцог Эдинбургский тоже был связан с другой женщиной, с которой он регулярно встречался в квартире одного придворного. Это была пиар-катастрофа.

Об истории Паркера могли забыть, но об истории Филиппа - нет.



Когда пресс-секретарь королевы Ричард Колвилл публично опроверг слухи о королевской размолвке, это заявление только поспособствовало дальнейшему распространению слухов.

В конце тура королева прилетела в Португалию, чтобы встретиться с мужем, как и планировала. Во время долгого путешествия Филипп отрастил бороду, которую сбрил перед посадкой на самолет королевы. Там он обнаружил, что все, включая его жену, наклеили фальшивые рыжие усы.

Когда королевская чета вышла к журналистам, встречавшим их в Британии, они счастливо улыбались. Американский журнал Time сообщил, что это был «сигнал о том, что все благополучно, который разошелся по всем четырем сторонам света».

Но позже Паркер признал, что слухи и огласка довели герцога «до белого каления». «Он был очень, очень зол. И глубоко задет», - сказал он.

Филиппу не в последний раз пришлось переживать подобные чувства. На протяжении многих лет ходило бесчисленное количество слухов о его отношениях с другими женщинами. Аристократки, актрисы и даже дальние родственницы были связаны с его именем.

Так и не появилось ни капли веских доказательств его предполагаемых интрижек. Но эти истории повторялись так часто, что люди склонны считать их правдой.

Ярким примером этого являются предполагаемые отношения Филиппа с актрисой Пэт Кирквуд, одно время самой высокооплачиваемой артисткой на лондонской сцене.

В 1948 году Пэт встречалась с другом Филиппа, фотографом Стерлингом Наумом, известным под профессиональным именем Барон.

Однажды вечером Барон взял Филиппа и еще одного друга в гримерную Пэт после ее выступления в Лондон Палладиум. Позже все они пошли в клуб, где Филип монополизировал Пэт на танцполе. Вечер закончился тем, что Барон приготовил яичницу для всех в своей квартире.

На основании того единственного вечера миф о том, что Пэт была любовницей Филиппа, существует уже более 50 лет.

Однажды она сказала журналисту: «У меня была бы более счастливая и легкая жизнь, если бы принц Филипп вместо того, чтобы прийти без приглашения в мою гримерку, пошел домой к своей беременной жене в тот вечер».

Без каких-либо надлежащих доказательств многие из историй, связанных с любовной жизнью Филиппа, являются не чем иным, как комбинацией домыслов, намеков и чистой выдумки - одним из примеров является сериал Netflix «Корона».

Сценарист и продюсеры сериала добавили к своей сюжетной линии роман в 1957 году между Филиппом и Галиной Улановой, одной из величайших балерин ХХ века.

Филипп не известен своей любовью к балету, и нет никаких свидетельств того, что он когда-либо встречался с Галиной. Но в «Короне» сказано, что она подарила ему свою фотографию, а он был достаточно глуп, чтобы носить ее с собой, пока его жена на нее не наткнулась - самый маловероятный сценарий.

«Корона» также стремится связать Филиппа с безумными вечеринками, устраиваемыми Стивеном Уордом, ключевой фигурой в сексуальном скандале Профьюмо 1963 года.

После самоубийства Уорда в серии сделанных им рисунков были обнаружены портреты нескольких известных людей, включая Филиппа, ни один из которых на самом деле не позировал ему. На самом деле не было ничего, что могло бы связать герцога с Уордом или говорить о том, что он посещал его вечеринки.

Это не означает, что Филипп вел тихую монашескую жизнь. Все его биографы согласны с тем, что независимо от того, насколько правдивы различные слухи, он, безусловно, наслаждается компанией красивых женщин.

Девушки в его офисе всегда были привлекательными, с хорошими фигурами. Когда Филипп входит в помещение, он сразу же направляется к самой привлекательной женщине и завязывает с ней разговор.

Он отличный танцор и не считает предосудительным танцевать с женами других мужчин весь вечер на вечеринке. «У него потрясающее чувство ритма», - сказала одна из его близких подруг. - «Он может танцевать, обнимая партнершу или не касаясь ее, он может даже исполнить рок».

«Когда ты танцуешь с кем-то привлекательным, ты становишься довольно близко к нему, и Филипп, безусловно, уделяет вам много внимания. Его обвиняют во всех этих интрижках, но, исходя из своего опыта, я верю ему, когда он говорит мне, что их не было».

Есть несколько женщин, с которыми Филипп остается в очень дружеских отношениях на протяжении многих лет. Все они моложе его, очень красивы и принадлежат к аристократии.

Филипп всегда следил за тем, чтобы в списках гостей Сандрингема и Балморала была хотя бы одна женщина, которую он считал привлекательной.

Королева терпимо относилась к девушкам, которых он приглашал. Не исключено, что она просто игнорировала обвинения в адрес мужа. Она была уверена в его любви и, не вдаваясь в детали, сказала: «Что ж, мужчины всегда мужчины».

Это ее позиция. Это не значит, что она не была обижена, но она этого не показывала.

Двоюродная сестра королевы, принцесса Александра, стала одной из первых близких подруг Филиппа, когда он женился. На пятнадцать лет младше его, она была подружкой невесты на его свадьбе.

В отличие от королевы, которая мало интересовалась парусным спортом, Александра любила спорт. Когда Филипп однажды пригласил ее присоединиться к нему на борту королевской яхты на регате Cowes Week, она была рада принять предложение, после чего регулярно заменяла королеву в качестве хозяйки.

Филипп и Александра подружились, и вскоре начали распространяться слухи, что у них роман - настолько настойчивые, что, как говорят, это вызвало ее разлад с мужем Ангусом Огилви. Но, как и все другие слухи, они не получили подтверждения.

Саша, герцогиня Аберкорнская, которая была на 25 лет моложе Филиппа, стала еще одной близкой подругой. Слухи об отношениях начали распространяться в 1987 году, когда в одной из газет была опубликована фотография Филиппа, на котором было только полотенце, обернутое вокруг талии, и обнимающего герцогиню в купальнике.

Саша однажды объяснила: «Королева дает Филиппу большую свободу действий». Она рассказала биографу Джайлсу Брандрету, что ее с Филипом связывают страстные дружеские отношения более 20 лет.

«Это определенно не были полноценные отношения», - сказала она. «Я не ложилась с ним в постель. Вероятно, это выглядело так для мира именно так».

«Это сложно и в то же время довольно просто», - добавила она. «Ему нужны подруги и кто-то, кто разделит его интеллектуальные поиски».

Когда ее спросили, считает ли она, что Филипп спал с кем-нибудь из своих подруг, она ответила: «Я очень в этом сомневаюсь. Но он человек. Кто знает? Я нет. Если вы не держали свечу, кто знает?»

Сара Брэдфорд, очень уважаемый биограф, сказала Брандрету: «У герцога Эдинбургского были романы, да, настоящие романы, и более одного. У него есть романы, и королева принимает это. Я думаю, она считает, что таковы мужчины. У Филиппа и Саши Аберкорнской наверняка был роман. Без сомнения».

Мнение г-жи Брэдфорд - это всего лишь мнение, которое она предпочла не подтверждать никакими доказательствами.

Одной из последних подруг Филиппа стала бывшая Пенни Ромси, ныне графиня Маунтбеттен Бирманская. Блондинка, стройная и по-прежнему поразительно красивая, Пенни, которая на 32 года моложе Филиппа, знает герцога на протяжении десятилетий и с 1994 года является его партнером в соревнованиях конных упряжек.

Когда герцог еще принимал участие в соревнованиях, они вместе ездили на них по стране. Он поддержал ее, когда ее муж Нортон, его крестник, оставил ее в 2010 году ради интрижки с модельером Юджини Наттолл. В конце концов Пенни приняла Нортона назад, но настояла на том, чтобы он переехал в переоборудованный амбар, а она осталась в их семейном доме, Бродлендс, и управляла имением в Гэмпшире.

В последнее время она проводит время с Филиппом на Вуд-Фарм в поместье Сандрингем, где он сейчас в основном живет, и, как говорят, она убедила его сдать водительские права после аварии в 2019 году. Несмотря на его преклонный возраст, она по-прежнему выступает в роли его доверенного лица, и у них обоих буйное чувство юмора.

Когда я увидел, как Филипп и Пенни скользят по танцполу на балу британского яхт-клуба Royal Yacht Squadron однажды по время регаты Cowes Week, им обоим было наплевать, кто на них смотрит и кто что скажет. Я заметила, что Филипп и прекрасная Пенни двигались в слаженном ритме. Он, несомненно, близок с ней и является ее хорошим другом и наставником.

Филипп всегда ценил осмотрительность своих друзей и сотрудников превыше всего, и, хотя его сопровождали постоянные разговоры о его романтических связях, его установка в целом заключалась в том, чтобы игнорировать их.

В 1988 году, после того, как в очередной раз всплыла история Пэт Кирквуд, Филипп написал ей из Балморала: «Мне действительно очень жаль, что к вам пристали эти нелепые «слухи». Как бы ни хотел я положить конец этой и многим другим подобным историям ... мы знаем, что, помимо возбуждения дела о клевете, абсолютно ничего нельзя сделать».

А в 2006 году, в возрасте 85 лет, он сказал телеведущему Джереми Паксману: «Насколько я понимаю, каждый раз, когда я разговариваю с женщиной, они говорят, что я спал с ней - как будто у нее не было права голоса. Что ж, мне чертовски лестно в моем возрасте думать, что женщины мной интересуются. Это полное сумасшествие».

Сумасшествие или нет, но слухи не исчезнут и останутся навсегда. Королевские охранники не всегда заходят в частные дома, поэтому возможности у него были, несмотря на настойчивые заверения Филиппа, что с ним всегда кто-то есть.

Список кандидатов продолжается до бесконечности, включая прекрасную актрису Салли Энн Хоуз, которая на девять лет моложе Филиппа, которая, по слухам, была одной из тех, чье расположение ему удалось завоевать, а также ее коллеги-актрисы Мерл Оберон и Анна Мэсси и, еще до его свадьбы, автор Дафна дю Морье.

Другом с детства была Элен Корде, и когда ему было 17 лет, он был посаженным отцом на ее первой свадьбе. Спустя несколько лет, после развода, Элен родила двоих внебрачных детей.

Поскольку Филип стал крестным отцом одного из детей и помог с оплатой обучения сына Элен, ходили слухи, что он был их отцом детей. Элен назвала эти сплетни смешными и сказала, что отцом ее детей был французский летчик-истребитель.

Когда принцесса Диана испытывала пик ненависти к принцу Филиппу, незадолго до своей смерти, она утверждала, что у него было несколько внебрачных детей, и была полна решимости выяснить, кто они такие.

И когда я брала интервью у Эйлин Паркер в 1995 году, она рассказала мне историю о том, как Филипп встречался с одной девушкой, передавая ей сообщения через лондонский клуб.

В одном случае сообщение было оставлено не в том клубе, и адресат так и не получила его, что вызвало кучу проблем, но имена не были обнародованы.

Эйлин также рассказала мне, что она получила очень неприятное послание от своего бывшего мужа Майка, который умер в 2001 году, в котором он писал, чтобы она перестала говорить о принце Филиппе.

Что думает королева по этому поводу, мы никогда не узнаем. Вполне возможно, она прибегла к своему обычному трюку, зарывшись головой в песок.

Это не означает, что их собственные отношения не были драматичными. Во время королевского тура по Австралии в 1954 году съемочная группа, ожидавшая снаружи их шале, была удивлена, услышав звуки ссоры в доме.

Спустя несколько мгновений Филипп выскочил во внутренний дворик, за ним полетела пара теннисных туфель и ракетка, а затем очень рассерженная королева закричала, чтобы он вернулся в дом.

По словам кинорежиссера, который снимал документальный фильм о поездке, пресс-секретарь Ричард Колвилл вышел и потребовал, чтобы фотографы немедленно выключили камеры и отдали пленку.

Королева, как всегда любезная, вышла на улицу, чтобы встретиться с операторами и поблагодарить их за работу.

«Прошу прощения за эту небольшую интермедию, сказала она, как вспоминает Таунсенд, - но, как вы знаете, это случается в каждом браке».

На протяжении многих лет он часто называл ее «чертовой дурой» и обвинял ее в том, что она несет несусветную чушь, но она редко отвечала на это, вместо этого просто меняя тему и играя в загадки.

По словам одного придворного, «его разум работает на основе интеллекта, поэтому, когда она начинает говорить невпопад, он теряется».

Любовь Филиппа к привлекательным женщинам не помешала браку стать прочным и полным взаимопонимания.

У королевской четы, возможно, были свои трудности, но если чего-то и не хватало в их браке, то это не было уважение друг к другу.

«Попытки изменить характер мужчины - пустая трата времени», - сказала однажды королева другу. - «Вы должны принять его таким, какой он есть».

И это именно то, что она сделала.
Tags: uk - Герцог Эдинбургский, Книги, Королевская семья Британии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 116 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →