Заносчивая Вандербильдиха (leprofesseur) wrote in euro_royals,
Заносчивая Вандербильдиха
leprofesseur
euro_royals

Хайгроув. Эпилог.



В Хайгроуве представлен не только сад, но и душа самого садовника.


В прошлом году отмечалось 25 лет с того момента, как сады Хайгроува открылись для посещения публикой. В связи с этим в Телеграф вышла статья-интервью с самим Чарльзом и его главным садовником. Как это часто бывает, у меня за недостатком времени (и, что немаловажно, новых фотоматериалов) все отложилось в долгий ящик. Но лучше поздно, чем никогда. И думаю опять же, что не в последний раз обращаюсь к этой теме.

[Про сад]Сад - это очень личное пространство: его структура и цвета рассказывают нам о владельце, его истории и личности, его вкусе и воображении. Алекс Престон, совершивший экскурсию по Хайгроуву и взявший эксклюзивное интервью у Чарльза, описал сад принца Уэльского как «произведение изящного, часто эксцентричного искусства, а также демонстрацию взглядов на наши собственные отношения с землей, по которой мы ходим и которую обрабатываем». Когда Чарльз купил поместье у семьи Макмилланов почти 40 лет назад, там все было совсем иначе, как он говорит: «Никаких изгородей; большие открытые пространства прямо у дома, и простая тропинка вокруг него». Он должен был создать «комнаты». Результат впечатляет.

Принц считает, что все в экосистеме взаимосвязано, включая человека и природу. Это подразумевает определенные моральные обязанности: садовник - это управляющий землей. Когда принц впервые заговорил об органическом сельском хозяйстве в восьмидесятых годах, он намного опередил свое время - и теперь, когда общество осознает, как кусок пластика может помочь разрушить жизнь в океанах, растет осознание чрезмерного использования химических веществ. «Продолжающаяся утрата биологического разнообразия, - говорит он, - ужасает меня».

Его собственная семья явно к нему прислушивалась - к его удивлению, хотя это не удивительно для любого, кто наблюдал способность принца привлекать сторонников путем мягкого убеждения. Он подает личный пример.

И что же это за пример - сад - для тысяч людей, которые посещают его ежегодно. «Я рассматриваю его как выставку», - говорит принц. На экспозиции в Хайгроуве представлен не только сад, но и душа самого садовника.


"Помню, ребенком в Сандрингеме я видел чудесный топиарий, устроенный в старой маслобойне королевой Александрой, моей прапрабабушкой. Я до сих пор помню, как был поражен, меня везли в коляске, и это было так необычно, эти выстриженные фигуры животных, павлинов, птиц. Я никогда не забывал это. И я бы сказал, что это оказало на меня глубокое влияние».

Навязчивые идеи нашей взрослой жизни формируются в детстве, и принц Уэльский провел свои первые годы, повидав ряд великолепных садов, от Сандрингема до Балморала, от исторического частного парка при Букингемском дворце до декоративного великолепия сада покойной королевы Елизаветы королевы-матери в Большом Виндзорском парке. Неудивительно, что садоводство было главной страстью жизни принца Чарльза, страстью, которая находит свое наивысшее выражение в саду, который он создал в сельской местности Глостершира.

Первое, что вы замечаете, ступая на территорию Хайгроува, неподалеку от Тетбери, - это пение птиц: слияние голосов крапивников, дроздов и камышовок. Затем - цвет: это начало мая, «золотой час» для каждого садовника, и сад находится в зените своей красоты, цветут азалии и рододендроны, танцуют на ветру камассии и последние тюльпаны, покрыты новой зеленью архитектурные изгороди из тиса и граба. Сады в загородных домах могут создавать впечатление, будто они созданы по формуле, разработанной неким комитетом, и, тем не менее, Хайгроув - это нечто иное, это место, которое является одновременно произведением изящного, часто эксцентричного искусства, а также демонстрацией взглядов на наши собственные отношения с землей, по которой мы ходим и и которую обрабатываем. Это также сад, который производит впечатление глубоко индивидуального, где каждый бордюр, овощная грядка, живая изгородь из топиариев и декоративные цветы несут на себе печать своего создателя.

15 акров поместья мне показывает старший садовник Хайгроува Дебс Гудинаф, руководитель команды из 10 человек, симпатичная, скромная канадка, которая успела поработать в береговой охране, а затем пожарным наблюдателем в Скалистых горах - а после принялась за садоводство. Она занималась восстановлением садов Осборн-Хауса, роскошного летнего дома королевы Виктории на острове Уайт, и делала это, придерживаясь строгих органических принципов. Она работает в Хайгроуве с 2008 года, она спокойная, весьма компетентная и явно преданная своему работодателю и его взглядам на этот особенный уголок Глостершира.

Хайгроуву предстоит отметить несколько знаменательных дат - в настоящее время он отмечает четверть века с тех пор, как сады были открыты для публики, а в следующем году исполняется 40 лет со дня покупки принцем этой георгианской усадьбы из котсуолдского камня. С апреля по октябрь около 40 000 человек посещают заранее забронированные туры по саду для небольших групп, и вся прибыль от этих посещений - по последним подсчетам 600 000 фунтов стерлингов - идет на различные благотворительные проекты принца. Тут задействовано нечто большее, чем просто благотворительный импульс. «Он всегда хотел поделиться этим», - говорит мне Гудинаф. - "Люди приезжают сюда снова и снова. Они коллекционируют времена года".

Принц принимает во всем непосредственное участие, планирует посадку новых растений там, где он хочет их посадить, дает Гудинаф подробные заметки о своих планах для сада и затем помогает претворять их в жизнь. «Всякий раз, когда он возвращается после отлучки, я могу сосчитать мгновения, когда он появится здесь, переоденется в одежду для сада и пойдет проверять, чем мы занимались», - говорит мне Гудинаф.

Хайгроув дает возможность уникального взгляда на принца и его жизнь - сад усеян подарками от семьи и друзей, с многочисленными личными штрихами, от двух греческих ваз, подаренных принцу герцогиней Корнуольской на его 70-летие [вот и открылась тайна, которую герцогиня не хотела раскрывать], до бронзового барельефа с изображением королевы-матери в ее любимой садовнической шляпке и крытого тростником домика на дереве, построенного к седьмому дню рождения принца Уильяма в 1989 году. Тогда как многие величественные дома могут являть собой закостенелые и напыщенные выражения власти, помпезно возвышающиеся над ступенчатыми газонами, Хайгроув все еще представляет из себя то, чем был всегда: семейный дом, место с укромными уголками и закоулками, высокими изгородями с топиариями, сад, который раскрывает себя постепенно, и каждая его «комната» рассказывает свою историю из жизни своего создателя.

После поездки я разговаривал с принцем по телефону, и он сказал мне, что, когда он приобрел Хайгроув (у Мориса Макмиллана, сына бывшего премьер-министра Гарольда), сада почти не было - это был чистый холст. «Вокруг самого дома не было вообще ничего», - сказал он. - «Никаких изгородей; большие открытые пространства прямо у дома, и простая тропинка вокруг него. Поэтому нам пришлось создавать «комнаты».

Любовь принца к садоводству особенно поощрялась покойной королевой Елизаветой. «Ребенком я обожал бывать в саду моей бабушки в Роял Лодж в Большом Виндзорском парке», - сказал он мне. - "Мой дедушка, король Георг VI, многое в нем сделал сам. Он расчистил пространство и посадил множество рододендронов и азалий. Я всегда их обожал. Там была тропа азалий с рододендроном желтым, который волшебно пахнет.

Она и ее сад оказали на меня, ребенка, сильное влияние. В Сандрингеме был старый тисовый лабиринт, и я и моя сестра обожали бегать и играть в нем. Я получил такое удовольствие, сажая два лабиринта в Дамфрис-хаусе, доме XVIII века, который я спас на юго-западе Шотландии, и было очень приятно видеть, что дети наслаждаются ими так же, как и я». В детстве принцу и принцессе Анне также разрешали иметь собственные грядки в саду Букингемского дворца. "У нас был небольшой участок в задней части сада, где мы могли выращивать несколько видов овощей и помидоры. Этот опыт очень ценен, и я надеюсь, что у моих внуков будет такая же возможность".

Когда настало время садов в Хайгроуве, принц обратился за советом к двум известным садовым дизайнерам - леди Солсбери и Розмари Верей. "Конечно, мне очень помогла Молли Солсбери, которую я очень любил и считал изумительным то, как она разбила свои сады в Хэтфилде и в Крэнборн-хаусе в Дорсете. Розмари Верей, которая жила неподалеку, оказала большую помощь в выборе растений для Коттеджного сада. Сначала, по его словам, основной проблемой был вопрос о том, как обыграть неоклассический фасад дома. Теперь он одет в ползучий плющ и гирлянды замечательно душистой глицинии - принц, говорит мне Гудинаф, оставляет окна открытыми при любой возможности, когда цветет глициния. Перед домом высажены вечнозеленые дубы, подстриженные в форме зонтиков, а вокруг него - рододендроны и желтые азалии, а также множество других душистых кустарников и трав - лаванда, розмарин, шуазия и бессмертник итальянский.

С каждой стороны дома можно наблюдать взаимодействие близких деталей с отдаленными, взгляд постоянно притягивают значимые направления. Это может быть Тимьяновая тропа, ведущая мимо декоративных золотых тисов к бронзовому гладиатору Боргезе, подаренному принцу его другом кинематографистом лордом Чамли; или сплетенные грабы, чья организованная формальность приятно контрастирует с участками газона, оставленными дикорастущими; или высокие кроны дендрария с всплесками цвета, просвечивающими от высаженных под деревьями рододендронов.

«С этим садом", - сказал мне принц, - "я чувствовал, что из-за того, что территория такая плоская, нужно было попытаться создать перспективы, поэтому я пытался создавать их с каждой стороны дома, чтобы взгляду было что ловить на расстоянии. Мне кажется, что половина секретов, которые вы раскрываете, посещая любой великолепный сад, - это именно такие важные детали. Если бы ландшафт вокруг дома был холмистым, все было бы по-другому".

С южной стороны дома расположен цветник в форме правильного квадрата, окруженного тисовой изгородью, первоначально задуманный леди Солсбери как розарий, но теперь известный как Сад солнечных часов. Вокруг солнечных часов, установленных в центре, расположены клумбы, внутри которых посажены магнолии Роял Стар, их последние цветы уже начинают тускнеть. Камассии являются одной из характерных весенних достопримечательностей сада, их высокие фиолетовые стрелки обеспечивают связь между благообразием цветника и буйством Луговой тропы, которая проглядывает через высокие кованые ворота и ведет по грабовой аллее в направлении кленовой рощи.

Сочетание темных живых изгородей из тиса, яркой зелени граба, камассий и темно-красных листьев кленов захватывает дух. Именно экспериментирование с цветом - одно из самых больших удовольствий принца в саду. "То, что я узнал от разных замечательных художников за эти годы, очень помогло, особенно когда дело касается цвета. Я люблю комбинировать цветовые сочетания. Вы приехали сюда и увидели сад, когда цветут камассии - то, что я попытался сделать, это смешать камассии с комбинацией медно-красных кленов, которые растут по обеим сторонам Луговой тропы, когда вы смотрите из дома в сторону огорода".

Когда принц Чарльз купил Хайгроув, с западной стороны дома рос почтенный 200-летний ливанский кедр. Это было дерево 60 футов высотой, нависающее над террасой, обеспечивая связь между домом и садом. Сейчас кедры вымирают по всей стране. Хотя они достигают преклонного возраста в левантийских горах, откуда и происходят, продолжительность их жизни в Великобритании, по-видимому, составляет от 200 до 300 лет - большинство великих кедров страны были посажены в георгианскую и ранне-викторианскую эпоху. Постепенно стало ясно, что кедр Хайгроува умирает.

"Старый кедр у дома имел уникальный характер и определенным образом красиво оформлял дом. Для меня это очень много значило, и я начал беспокоиться о лакуне, которую он оставит, если я его потеряю, поэтому я посадил новый более 30 лет назад, чтобы он занял его место в будущем. Прискорбность ситуации заключалась в том, что я не мог посадить новый на том же месте, потому что уже посадил сформированные грабы. Поэтому мне пришлось посадить его подальше. И теперь он не оформляет дом так, как старый. Таким образом, вы можете себе представить, что это было по-настоящему мучительно, когда, к моему ужасу, он постепенно умер, появились эти ужасные грибки и начали его поедать». На месте старого кедра принц приказал установить дубовый павильон, спроектированный Марком Хоаром.



6ABB66DC-D03D-4978-A776-32F81B9501E5.jpeg

Вот тут можно хорошо увидеть размеры кедра и понять, чем он так пленил Чарльза.

Но из всех сокровищ Хайгроува самым запоминающимся является Сад пней. В этом месте есть что-то поистине волшебное, как будто вы входите в покрытую мхом пещеру, зеленый свет проникает к папоротникам и хостам, пни установлены изогнутыми скульптурными узлами. Это место кажется языческим, древним, как будто Пан или Зеленый Человек могут появиться за одним из пней (вместо этого мы наталкиваемся на садового гнома, спрятанного на покрытом мхом склоне). В центре Сада пней, раскинувшегося на полутора акрах, стоят два классических храма, фронтоны которых украшены корягами из озера. Сначала они кажутся каменными, но когда вы присматриваетесь, вы замечаете, что они вытесаны из зеленого дуба. Скульптура Дэвида Уинна «Богиня Леса» присела рядом с одним из них - дух, охраняющий это заколдованное место. Это как будто что-то из детской сказки, и неудивительно, что крытый камышом домик на дереве принца Уильяма - известный в шутку как Холируд-хаус - был перенесен сюда, когда дерево, на котором он был установлен, погибло.

Я спросил принца, были ли его воспоминания о занятиях садоводством в детстве с бабушкой тем, что оказало влияние на причудливую, фантастическую природу Сада пней - именно покойная королева Елизавета помогла ему разметить посадки, и именно здесь стоит ее мемориал. "Дети всегда реагируют на загадочные вещи, такие как маленькие, скрытые тропинки, которые никогда не знаешь, куда ведут. Или маленькие туннели и местечки, которые делают все это захватывающим и интересным. Это то, что я люблю. И Сад пней был чем-то в этом духе. Я мог бы сделать его еще интереснее и больше, если бы у меня была возможность. У меня были замечательные, талантливые и творческие друзья, Джулиан и Изабел Баннерманы, которые и разработали Сад пней". Баннерманы - двое из самых популярных садовых дизайнеров страны, наиболее известные своими работами в саду в поместье Астхолл, бывшем доме Митфордов в Оксфордшире.

Хайгроув и 900-акровое Duchy Estate функционируют в соответствии со строго органическими принципами. «Экологические принципы принца - это то, что лежит в основе всего здесь", - говорит мне Гудинаф. - "Мы работаем в гармонии с почвой и временами года. Принц - яростный противник подхода к садоводству, направленному на быстрое достижение результатов, он против использования химикатов. Когда принц отстаивал органическое садоводство, основав Duchy Originals в 1982 году, его считали чудаком, стремящимся к формам садоводства и сельского хозяйства, которые казались ностальгическими и непрактичными, противоречащими новаторскому духу времени. С тех пор органическое движение получило необычайный импульс благодаря недавним исследованиям биоразнообразия британской природы, обнаружившим поразительный ущерб, который нанесло ей химически интенсивное индустриальное сельское хозяйство.

Я спросил принца, чувствует ли он себя реабилитированным благодаря повсеместному признанию органических методов садоводства и сельского хозяйства? «Не совсем реабилитированным», - ответил он. - "Если изменение происходит, оно происходит очень медленно - слишком медленно - и слишком поздно. Это то, что пугает меня. Растущая потеря биологического разнообразия приводит меня в ужас, как и тот факт, что мы, кажется, забыли, что все в природе взаимосвязано, включая нас самих. К сожалению, уничтожение продолжается быстрыми темпами - химические вещества, искусственные удобрения и антибиотики по-прежнему используются всевозможными способами, все они попадают в реки, а оттуда - в море, где наносят неописуемый ущерб морской среде, зачастую не осознаваемый людьми. В определенной степени от многого из этого можно избавиться, но убедить людей в том, что существует и альтернативный способ что-то сделать, по-настоящему сложно, как в случае с пластиком. Это, конечно, очень удобно взять банку того или иного средства, когда у вас есть определенная проблема".

Если экологические принципы принца были одной из палок, которыми его били, то другой была его привычка разговаривать с растениями. Здесь, опять же, есть здравый смысл, поскольку наука доказывает, что растения более сложны и разумны, чем мы могли себе представить. В замечательной новой книге Роберта Макфарлейна «Underland» есть глава об огромных грибковых системах под землей и о том, как растения используют эти пути - известные как микоризные сети - для обмена питательными веществами, для предупреждения о пожарах и хищниках, для общения.

Я был поражен тем, что Гудинаф говорит столько же о мульче и структуре почвы, как и о том, что находится над землей, это явно то, что она позаимствовала у своего работодателя. «Я не знаю, что это такое, но я всегда чувствовал, что в природе давно существует эта взаимосвязь», - сказал мне принц. - "Без этого ничто больше не является священным, и мы теряем это фундаментальное понимание необходимости гармонии - или баланса - с природой.

Я помню, что до того, как я начал здесь перепрофилирование на органические методы ведения хозяйства много лет назад, нужно было просто пощупать землю, набрать ее горстями, и в ней не было вообще никаких следов деятельности земляных червей. И это то, с чем вы часто сталкиваетесь на земле, которая подвергалась интенсивному земледелию и чрезмерному использованию химикатов и искусственных удобрений. Главное в том, как вы поддерживаете здоровье и плодородие почвы, обеспечивая достаточное количество микоризной активности, бактерий и всего остального, что необходимо? Под поверхностью земли существует огромный мир с невероятным количеством видов, живущих в неких симбиотических отношениях друг с другом, особенно в лесах. И вам нужно только взглянуть на почву, чтобы увидеть маленькие белые нити, пронизывающие все это. Все взаимосвязано".

Принц даже верит, что мы могли бы чему-то научиться от этих подземных связей. «Эти грибы живут в симбиозе с деревьями и растениями», - говорит он. - "Если деревья подвергаются какому-либо стрессу, или если им причинен ущерб, то это меняет связи с грибами, которые затем могут их съесть. И это то, что нам нужно признать: то, что мы делаем в одном направлении, может оказать глубокое влияние в другом».

Наконец, я спросил принца, думает ли он, что его собственные внуки, самому младшему из которых, Арчи, на момент нашего разговора было всего несколько дней, научатся садоводству от него так же, как он унаследовал свое увлечение от бабушки. "Кто знает? Я надеюсь, что будет так. Вы никогда не знаете, какое влияние вы оказываете или какое значение имеет сад, только спустя годы люди могут это осознать. Я, например, понятия не имел, что мои собственные дети могли прислушиваться ко мне в отношении мусора и пластиковых отходов. И вдруг они сказали, что действительно слушали, тогда как мне казалось, что никакого влияния я не оказывал вообще".

Хайгроув - это вдохновляющее место. Идея того, что такой красивый и многослойный сад был создан за относительно короткое время, дает надежду тем из нас, кого радует каждый дюйм роста на наших молодых участках. Я возвращаюсь из (прекрасного) магазина, нагруженный дельфиниумами и камассиями, и с новым садоводческим воодушевлением. Что касается принца, он видит себя хранителем этого сада для будущих поколений, и, вместо того, чтобы негодовать на орды, которые бродят тут с весны до осени, получает глубокое удовлетворение от их присутствия. "Весь смысл садоводства в том, чтобы доставлять удовольствие другим людям, а не только самому себе. Я смотрю на это как на выставку. Это похоже на рисование моих плохих акварелей - я просто стараюсь, чтобы они - и сад - были как можно лучше».


[Фото]24F0CCFC-59C2-40F1-B409-4DD345571EF3.jpeg

F52F8113-94BB-41BD-8D12-436E878C5921.jpeg

9B570586-EC61-4B16-B701-8BC19786317B.jpeg

58CFC641-F3ED-469C-BAB0-134588BA64C6.jpeg

DF0D7B64-B7D4-48A1-BB91-A97806F56D69.jpeg

5A1903DC-45A1-4C88-8714-1C9711AC3B61.jpeg

7DF5A97B-07C3-46CF-91E6-74C9939C62A1.jpeg

C0E6E223-09C9-4506-BC81-1EEB4221A652.jpeg

Вот так все начиналось:

Сад на террасе



Тимьяновая тропа





Сад солнечных часов



Дом



















Сад солнечных часов











Огород

























Коттеджный сад









Сад пней























Сад на террасе

В посте, посвященном этому саду, было упоминание о планке, сплетенной из ивы, для тритонов, молодых лягушек и других созданий. Можно рассмотреть ее поподробнее.













Сад пруда с лилиями



















Тимьяновая тропа













Ковровый сад





Луг









Дендрарий









Тропа азалий











Разное

Роза сорта Хайгроув































Ульи, подаренные принцу Fortnum&Mason на 70-летие



Tags: uk - Герцогиня Корнуольская, uk - Принц Уэльский, Дворцы замки резиденции, Интервью, СМИ, Сады и парки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 24 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →