Заносчивая Вандербильдиха (leprofesseur) wrote in euro_royals,
Заносчивая Вандербильдиха
leprofesseur
euro_royals

Categories:

Kensington Palace: An Intimate Memoir From Queen Mary To Meghan Markle



14 мая в Британии выходит очередная порция сплетен книга о Кенсингтонском дворце. Автор книги, Том Квинн, охватывает период от королевы Марии до Меган Маркл. Дейли Мейл как обычно не отказала себе в удовольствии опубликовать самые сочные моменты, попросив автора написать рекламную статью своего творения. Как показывает практика, более ничего интересного в книге вы не найдете.

Очень мало что ускользает от внимания слуг в Кенсингтонском дворце, включая соперничество, тайных любовников и взрывные семейные скандалы.

Но когда там жила принцесса Диана, она всегда пыталась скрыть, что происходит.

«Ее усилия были бессмысленными, - сказала одна из старых слуг. - «Мы просто делали вид, что ничего не случилось, или что мы не видели, хотя, конечно, всегда видели».

Уинифред, это не настоящее ее имя, отнюдь не была единственной, кто знал, что арт-дилера Оливера Хоара, одного из любовников Дианы, однажды застали полуголым, когда он прятался за растением в горшке в одном из коридоров Кенсингтонского дворца.

Или тот факт, что принцесса Маргарет, которая жила в огромной квартире № 1 с лордом Сноудоном, регулярно насмехалась над своим мужем, рассказывая ему о своих романах.

Или настоящие причины, по которым жена принца Гарри Меган поссорилась с женой его брата Кейт.

«Все знали - и это была проблема Кенсингтонского дворца", - сказала Уинифред.

«Вы ничего не могли ни от кого скрыть - это один из недостатков того, когда у вас имеется большой штат прислуги и вы являетесь членом во многих отношениях ужасной дисфункциональной семьи: под этим я подразумеваю королевскую семью.

Прислуга всегда видела, как по дворцу бегают полуголые люди.

Если это был не тот или иной любовник, это был пожилой родственник королевы, который выходил из своей квартиры, наполовину одетый в пижаму.

Тем не менее, почему-то ни Маргарет, ни Диана не уяснили тот простой факт, что как бы вы ни были уверены в том, что ваша прислуга не будет говорить о вас, говорить о вас она будет».

История Кенсингтонского дворца, безусловно, связана как с персонажами, которые жили и работали там, так и с кирпичами и строительным раствором.

Поэтому, как автор новой книги о дворце, я не приношу извинений за то, что взял интервью у ряда людей, которые работали там.

В конце концов, великий лексикограф Сэмюэль Джонсон однажды сказал, что лучший способ узнать чей-то настоящий характер - это провести час, разговаривая с его слугами.

[Маргарет]Будучи увлеченным модернистом, который считал себя при этом талантливым дизайнером, лорд Сноудон настоял на том, чтобы принять участие в перепланировке квартиры 1А в Кенсингтонском дворце.

Министерство труда согласилось выполнить работу и оплатить счет.

Таким образом, под руководством Сноудона, некоторые из самых старых частей дворца, спроектированного в XVIII веке Кристофером Реном, были разрушены.

Старые шкафы, камины, книжные полки, панельная обшивка и другие архитектурные элементы были вырваны и выброшены.

Конечно, многие из дизайнов Сноудона очень соответствовали эстетическим ценностям 1960-х годов - ценностям, которые очень быстро устарели. Был также установлен лифт.

Новая кухня, спроектированная самим Сноудоном (и давно уже переделанная), представляла собой скучный ряд пластиковых шкафов, которые журналист Punch описал в то время как «шик в муниципальном доме».

Главный парадокс заключался в том, что, уничтожив большинство оригинальной отделки, принцесса Маргарет и лорд Сноудон (точнее, налогоплательщики) потратили целое состояние, создавая новый искусственный декор XVIII века.

Однако ни одно из этих амбициозных изменений не могло компенсировать широкие трещины их брака

Рон, один из их слуг, вспоминает «шумные ссоры», которые можно было услышать по всему дворцу.

«Она [принцесса Маргарет] выкрикивала самые ужасные вещи, и ей было наплевать, что окна и двери открыты, и все могут слышать», - сказал он мне.

«Я могу сказать, что это шок, когда сестра Королевы выкрикивает слово «м***к» во весь голос.

Я был уверен, что она и слова-то такого не знала, но она знала.

Многие их ссоры были основаны на том, что они соревновались в том, кто с кем переспал - это было что-то вроде «око за око».

У нее был секс с кем-то, и она сообщала об этом ему, поэтому он уходил, делал то же самое и сообщал ей.

Однажды, я полагаю, она переспала с одним из его друзей, а потом он намеренно переспал с тем же мужчиной!

Поэтому, когда она закричала: «Я трахнулась с твоим другом Таким-то», он ответил: «И я тоже»

Я думаю, что он обычно выигрывал эти битвы, потому что она всегда была в замешательстве, когда он говорил ей, что занимался сексом с мужчиной».

После развода пары в 1978 году Маргарет жила одна в 1А, заведя роман с Родди Ллевеллином. Они встретились, когда ему было 25, а ей 43.

Ее квартира теперь стала местом встречи для его богемных друзей, а также разных представителей искусства, с которыми она познакомилась, когда была замужем за Сноудоном.

Принцессе казалось, что их группа бесконечно весело проводит время - их образ жизни резко контрастировал с тем, что она считала своим консервативным и ограниченным существованием.

Воодушевленная их подхалимажем и большим количеством алкоголя, она начала воображать, что и сама была талантливой артисткой.

Это могло привести к неловким моментам, свидетелями которых являлись ее слуги.

«Я помню, как однажды я подавал напитки на одной из ее вечеринок в квартире 1А, и она встала, чтобы петь», - сказал Рон.

«Все стояли вокруг пианино, пока она пела стандартный джазовый номер - и пока она пела, я стоял совершенно неподвижно.

Если бы я продолжил обходить комнату, она бы потом устроила мне выволочку. Она ожидала полного внимания от всех, когда она выступала.

Во всяком случае, даже я мог сказать, что она не могла взять ноту - она ​​фальшивила и сбивалась с ритма.

Пианист, который был действительно хорош, сделал все возможное, чтобы прикрыть ее и не отставать от нее, но это было безнадежно.

Возможно, дело было в том, что она была пьяна - но даже трезвая, она была не так хороша, как она думала.

В конце, конечно, все взревели и одобрительно аплодировали.

Она была в восторге. Она чувствовала, что была одной из них. Но она не понимала, что она не получила бы такого восторженного приема, если бы она не была сестрой королевы.

Думаю, всю жизнь ее хвалили, когда на самом деле похвала не была настоящей, поэтому она не могла отличить фальшивку от настоящей.

И она была настолько убеждена, что у нее есть настоящий талант - как и ее так называемые друзья - что для нее было бы невыносимо, если бы ее не похвалили».

Рон был не единственным, кто увидел, что ей не хватало музыкального таланта.

Художник Фрэнсис Бэкон был гостем на одной из ее вечеринок, когда она встала, чтобы петь. Выпив слишком много, он начал реветь, что она фальшивит.

Комната потрясенно замолкла. Маргарет резко остановилась, а затем выбежала, ее лицо было багровым от ярости.

Всегда помня о своем статусе, она не была популярной среди других жителей дворца.

В то время в их число входили принц и принцесса Майкл Кентские, принцесса Алиса, графиня Атлонская - последняя из живых внуков королевы Виктории, которая умерла в Кенсингтонском дворце в 1981 году в возрасте 97 лет, - и бывший личный секретарь королевы Томми Ласеллс.

В частности, Ласеллса она презирала, потому что винила его в том, что он посоветовал королеве не давать разрешение на брак Маргарет с полковником авиации Питером Таунсендом в 1950-х годах.

Один из сотрудников отдела по связям с общественностью сказал мне: «Маргарет буквально плевалась, когда видела Ласеллса в одном из дворцовых дворов. И если она планировала выйти, она ожидала, что ее сотрудники сообщат другим жителям, что они не должны выходить раньше, чем пройдет она".



[Диана]Когда принц Чарльз и леди Диана Спенсер поженились в 1981 году, они переехали в большую квартиру, состоящую из двух, известных как 8 и 9.

Они были обновлены дизайнером интерьера Дадли Поплаком, который создал своего рода стилистику георгианской элегантности.

Именно здесь у Дианы были самые большие взлеты и падения: окрыленная в одно мгновение, на грани самоубийства в следующее.

По словам одного бывшего слуги Кенсингтона, брак не был счастливым даже в начале. «Существует миф о том, что Чарльз и Диана счастливо жили в этом прекрасном дворце, по крайней мере, в течение их первых нескольких лет вместе, но, фактически, вы могли слышать, как они ссорились почти со дня их переезда», - сказал он.

«Но нас проинструктировали всегда быть тактичными - поэтому иногда, если я слышал, что происходил скандал, я ждал в коридоре, пока шум не стихах, и только тогда я стучал в дверь».

После того, как Чарльз окончательно переехал в 1992 году, Диана почувствовала большое облегчение и освобождение. По правде говоря, она всегда чувствовала, что квартира была больше ее домом, чем его.

Слуга, который работал там в те годы, вспоминает: «Диана действительно любила Кенсингтон.

Это место, где воспитывались ее дети, и где она часто была счастлива; именно там она противостояла Чарльзу".

Все пять лет до ее смерти в 1997 году ее жизнь была любопытной смесью размеренности и легкомысленности.

Как непослушной школьнице, ей иногда нравилось пренебрегать правилами безопасности, отрываясь от ограничений своей жизни так, что это приводило в ужас сотрудников ее службы безопасности или ее «тюремщиков», как она в шутку называла их.

Уинифред, которая тогда работала на нее, сказала мне: «Диана всегда хотела сочетать роль мегазвезды - то, кем она была в последние несколько лет своей жизни - с тем, чтобы быть полностью неприметным человеком».

Всякий раз, когда она хотела покинуть территорию дворца, она должна была предупредить сотрудников службы безопасности, но частенько не делала этого.

Через несколько минут сотрудники службы безопасности отчаянно прочесывают парк или Кенсингтон-Хай-стрит в поисках своей пропавшей VIP.

«Это моя собственная версия игры в прятки», - говорила Диана. Но она всегда позже извинялась перед сотрудниками охраны.

Однажды она спряталась за изгородью, которая окружала часть дворца, и к ней подошел один из сторожей парка, который предупредил ее, что публика не допускается на эту сторону изгороди.

Она извинилась и ушла. Видимо, сторож понятия не имел, кто она такая.

«Она очень хорошо умела выглядеть совершенно заурядно», - сказал мне один из слуг.

Другой инсайдер из дворца вспоминал: «Больше всего она любила гулять по парку, скрываясь за неприметной одеждой.

Она уходила в одиночку в темных очках и садилась на скамейку у Круглого пруда, просто наблюдая за прохожими.

Во многих отношениях, несмотря на свой огромный общественный статус, она хотела быть частным лицом.

Было несколько инцидентов, которые стали предметом сплетен во дворце - например, когда она сидела на конце скамьи, очевидно, не замечая, что бродяга дремлет на другом ее конце.

Он понятия не имел, кем она была, но проснулся и начал с ней болтать. И, судя по всему, она ни в коей мере не смутилась и довольно весело болтала с ним.

Он даже предложил ей выпить из очень подозрительной бутылки, которую держал в кармане.

Она очень вежливо отказалась, но они разговаривали минут 20 довольно весело».

Другая история, которая пронеслась по служебным помещениям, касалась большой собаки, напавшей на маленькую собачку в парке.

Диана немедленно отреагировала, сняв одну из своих туфель и швырнув ее в большую собаку.

Помимо парка, она любила свой маленький частный огороженный сад, а также сад на крыше, который не всегда был таким уединенным, как ей хотелось бы думать.

Летом в конце 1980-х и начале 1990-х годов она загорала, часто совершенно обнаженная, на своей крыше.

Время от времени, сонная от жары, она забывала, где она была, и вставала, уверенная в том, что никто не может ее видеть.

Однако был один случай, когда одно из ограждений было разобрано, и Диана внезапно оказалась лицом к лицу с двумя строителями.

Прежде чем она смогла нырнуть за своей одеждой, они оба поклонились и отвернулись.

«Возможно, они были всего лишь строители, - сказал один из лакеев, - но они все же были джентльменами».

Несмотря на этот инцидент, она по-прежнему была убеждена, что никто не мог видеть ее загорающей.

Когда вертолеты пролетали над дворцом, она махала им, уверенная в том, что они видели только размытое пятно.

Один из слуг был вынужден мягко указать на то, что многие вертолеты были оснащены мощным биноклем.

Кенсингтонский дворец, конечно, был также местом действия для многих романов Дианы.

Вспоминая два из них, Уинифред сказала: «Диана была серьезно одержима Оливером Хоаром - почти до безумия.

Она бродила по Кенсингтону, переодевшись, в поисках телефонных будок, из которых делала ему сотни звонков.

Роман в конце концов закончился. Но, должно быть, это было ужасно для Дианы, когда пришел небольшой пакет - в нем была пара красивых запонок ее умершего отца, которые она подарила Хоару.

«Ее последние отношения с Доди Файедом не были популярны среди слуг. Он думал, что он был лучше других - он был плейбоем, одержимым своим статусом.

Он очень высокомерно относился к нам, а Диана была очень милой - она приходила ко всем слугам, на которых накричал Доди или с которыми он был груб, и извинялась за него.

Это было то, из-за чего ее слуги так тепло к ней относились.

Однажды Доди прихорашивался в отражениях от различных картин, когда шел по коридору, когда споткнулся и упал. Слуги несколько дней смеялись над этим.



[Кембриджи и Сассексы]Как и большинство въезжающих во дворец Уильям и Кейт отказались удовлетвориться квартирой, которую им дали.

В их случае для ремонта пошли на чрезвычайные меры.

Персонал Исторических королевских дворцов - благотворительной организации, управляющей королевскими дворцами, - должен переехать из главного здания в огромное подвальное помещение, которое строится под Оранжереей и садом.

Затем команда королевской пары, состоящая из нянек, лакеев, горничных, секретарей и специалистов по связям с общественностью, разместится в освободившемся пространстве.

Однако чего у Уильяма и Кейт не будет, так это компании, которая должна была стать их ближайшими соседями: Гарри и Меган.

Герцог и герцогиня Глостерские уже освободили соседнюю квартиру, и, как всегда, в ней был сделан дорогой ремонт.

Но жить так близко к Уильяму и Кейт было явно чересчур для Меган: квартира остается пустой и неиспользуемой - конфуз, финансируемый налогоплательщиками.

Меган также не нашла особого утешения во Фрогмор-коттедже в Виндзоре: как только она обосновалась там, говорит инсайдер из Кенсингтона, «Меган поняла, что жизнь там будет как жизнь в русских степях».

Действительно, удаленность Виндзора была последней каплей - и теперь пара строит новую жизнь для себя в Северной Америке.

Тем не менее, когда Меган изначально переехала в коттедж Гарри на территории Кенсингтонского дворца, Кейт была приветлива, и обе пары хорошо ладили.

«Кейт на самом деле одна из самых милых королевских особ, и она не позволила жизни в своей чрезвычайно роскошной квартире в Кенсингтоне ударить ей в голову - или, по крайней мере, не слишком», - сказал один из представителей дворца.

«В основном, она дружелюбна по отношению к своим сотрудникам, и она очень тепло относилась к Меган, когда та появилась.

Но напряженность неизбежно должна была возникнуть, потому что Меган должна была признать, что, хотя она и герцогиня, она не замужем за следующим королем.

Я думаю, ей было трудно с этим справиться.

И хотя Гарри любил их коттедж, Меган понимала, что он крошечный по сравнению с огромным жилым пространством, в котором живут Кейт и Уильям».

На Меган, согласился другой инсайдер, повлиял ее новый статус.

«Членство в королевской семье в конечном итоге ударяет в голову всем - и через некоторое время Уильям и Гарри начали встречаться без жён, чтобы избежать ссор и ледяного молчания».

Но что именно спровоцировало переезд Гарри и Меган в Виндзор?

«Кейт была в ужасе, когда Меган накричала на сотрудника Кейт - это стало началом разговоров о том, чтобы переехать из Кенсингтонского дворца, - продолжает бывший слуга.

Как и многие люди, не привыкшие иметь дело со слугами, Меган переусердствовала с властью; поэтому, с одной стороны, она хочет быть похожей на Диану, народную принцессу, а с другой - она ​​хочет, чтобы люди вскакивали по щелчку ее пальцев».

С точки зрения многих сотрудников дворца, она была доминирующим партнером в браке. Как сказал сам Гарри: «Что Меган хочет, то Меган получает».

Это не пошло на пользу отношениям с сотрудниками, которые, согласно надежной информации, начали использовать довольно нелестные прозвища для нее уже через несколько недель после ее появления: 'Me-Gain', 'Duchess of Difficult' и даже 'Di 2' или 'Di Lite'.

Тем временем придворные Кенсингтона - те же самые британцы, в костюмах из твида, обучавшиеся в частных школах, отслужившие в армии аристократы - просто не знали, что делать с Меган.

Получив от нее несколько строгих выговоров, они, казалось, почувствовали облегчение, когда она и Гарри переехали.

Конечно, многие тосковали по старым временам, когда им приходилось иметь дело только с королевскими особами и аристократами.

Между тем Меган беспокоилась, что люди будут смотреть на нее свысока или относиться к ней иначе, потому что она была разведенной американкой смешанной расы.

«В королевской семье есть более реакционные элементы, которые действительно смотрят на нее свысока, и она это знает», - добавил инсайдер из Кенсингтона.

«Это иногда заставляет ее слишком остро реагировать - у нее нет уверенности в общении с людьми, как у Кейт».

Но предубеждение старой гвардии не разделялось королевой, которой очень нравилась Меган.

Как сказал другой бывший сотрудник дворца: «У королевы есть особая симпатия к американцам с момента встречи с Бараком Обамой, в которого она совершенно влюбилась - настолько, что она часто спрашивала своих придворных, могут ли они организовать его приезд в Британию теперь, когда он больше не президент".
Tags: Книги, Королевская семья Британии, Сплетни Слухи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 216 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →