layrrin (layrrin) wrote in euro_royals,
layrrin
layrrin
euro_royals

Category:

Принцесса, пропавший Гоген и многомиллионное состояние на кону

Обвинения растут, судебные дела накапливаются, а огромное состояние все ещё в неизвестном месте. Принцесса Камилла Бурбон-Сицилийская рассказывает все.




Все мы знаем, чем могут обернуться семейные ссоры. Неудачное напоминание о том, что тетя Морин оставила все свои деньги кошке, и ехидный комментарий о приготовлении тыквенного пирога с фетой могут вызвать извержение вулкана, особенно, если злоупотреблять джин тоником. Как писал Френсис Скотт Фицджеральд, очень богатые люди отличаются от нас с вами. А королевские семьи особенно. Возьмем, к примеру, самое громкое дело, которое рассматривается в судах Джерси в течение нескольких лет. Речь идет об итальянской принцессе, пропавшей картине Гогена, семейной вражде, звездочке Чинечитты и состоянии, оцениваемом более чем в 200 миллионов фунтов стерлингов.

В битве между ее Королевским Высочеством принцессой Камиллой Бурбон-Сицилийской, герцогиней Кастро, и ее сестрой Кристианой Крочани, есть все основные сюжетные моменты романа Сидни Шелдона. "Сценарий идеален, - соглашается принцесса. - У вас есть королевская семья и бизнес, семейная история и семейные ссоры... и это привлекательно". Но как бы красочно это ни казалось посторонним, для вовлеченных людей, это очень и очень болезненно. Принцессу признали виновной в неуважительном поведении
по отношению к суду, который не поверил ей, когда она сказала, что не знает, где находятся активы ее матери, включая картину Гогена. В декабре 2020 года принцесса была оштрафована на 2 миллиона фунтов стерлингов, а также потеряла свою долю в гигантском трастовом фонде. Камилла медленно платит штраф, но если она не погасит остаток к четвергу, ей грозит год тюремного заключения, хотя это маловероятно.

Это последний поворот в истории, которая началась несколько десятилетий назад на фоне судебных споров между сестрой принцессы Камиллы, их матерью и крупнейшим банком Европы BNP Paribas. И дело может длиться десятилетиями. Неудивительно, что принцесса расстроена.


Принцесса Камилла, принц Карло, их дочери и Эдоарда Крочани на свадьбе в Париже, 2019

50-летняя принцесса Камилла живет в Монако, князь Альбер - ее друг.
Она - одна из звезд сериала BBC Inside Monaco: Playground of the Rich и выглядит соответствующим образом. Но сегодня, когда принцесса разговаривает со мной на солнечной террасе в Сен-Тропе, она сменила свой привычную безупречную прическу и огромные серьги на джинсовую рубашку и распущенные волосы. Были моменты, когда во время разговора о стрессе в течение этой 10-летней судебной битвы, в результате которой потерпела кораблекрушение ее семья, а также были потрачены огромные суммы гонораров за юридические услуги, Камилле становилось слишком тяжело, и она плакала.

Обычно нужно приложить особые усилия, чтобы расстроить именно эту принцессу. Она не только наслаждается роскошной жизнью монегасской светской львицы - со всеми благотворительными балами, тиарами вечерними платьями - она ​​также является послом Ассоциации ООН "Женщины за мир". Камилла занимается бизнесом, и еще два года назад руководила итальянской технологической фирмой Vitrociset, специализирующейся на обороне, национальной безопасности и космических путешествиях. Базз Олдрин - тоже ее друг.

Камилла продала компанию в 2019 году, потому что она "была полностью сосредоточена на судебном процессе и не могла уделять время и энергию бизнесу", - объясняет принцесса на беглом английском с легким акцентом. Какой же судебный процесс поглотил ее жизнь?

Чтобы понять это, нам нужно отправиться в прошлое и встретиться с матерью принцессы Камиллы Эдоардой Крочани, урожденной Веселовски, более известной поклонникам итальянского кино 1960-х годов как Эди Вессел. Эдоарда родилась в Триесте и состояла в танцевальной труппе, прежде чем была замечена режиссером, который поместил ее в центр внимания. Она играла роковых женщин, например, в фильме "Смотри, но не трогай", а кульминацией ее карьеры стало появление в полуавтобиографическом шедевре Федерико Феллини "Восемь с половиной". Окончив карьеру в кино на пике славы, Эдоарда вышла замуж за итальянского бизнесмена Камилло Крочани.


Эдоарда в фильме "Багдадский вор"

Пока звучит, как сказка. Но вскоре после этого Камилло был замешан в скандале о взяточничестве с участием американской аэрокосмической компании Lockheed. Пара и их две маленькие дочери переехали в Мексику, где Камилло умерла от рака в 1980 году, когда Камилле было девять, а ее сестре Кристиане - семь. Решительная Эди Вессел, которая вскоре повторно вышла замуж за графа Пьерлуиджи Виталини, взяла под свой контроль компанию своего покойного мужа, несмотря на сопротивление со стороны его детей от предыдущего брака. "Она очень сильная, очень жесткая женщина, - говорит принцесса. - Да, она была кинозвездой, когда ей было 17 лет, но потом она стала очень жестким человеком".

В 1987 году, когда семья жила в Америке, Эдоарда основал на Багамах трест, названный просто Grand Trust. "Этот фонд был активами моей матери, - говорит принцесса Камилла. - Он включал в себя картины, деньги и акции и, как сообщается, стоил 222 миллиона фунтов стерлингов. И она передала их в доверительное управление, потому что нам с сестрой было всего 14 и 16. Она хотела, чтобы в случае ее смерти, попечитель мог оплачивать нашу учебу и заботиться о нас". Мать принцессы - друг Сильвио Берлускони и была, добавляет Камилла, "одной из самых влиятельных женщин Италии. Рядом с ней были только очень важные люди". На современных фотографиях Эдоарда, которой сейчас 81 год, все еще выглядит внушительно и украшена драгоценностями.


Кристиана Крочани и князь Альберт, 2010

Похоже, что за важным видом Эди скрывался деловой настрой. По словам Кристианы, ее мать хотела выдать обеих дочерей замуж за принцев. Кристиана вышла замуж за принца Бонкомпаньи Людовизи, хорошо одетого потомка римской аристократической династии, в 1997 году, но вскоре отношения закончились. В 1998 году Эдоарде повезло со старшей дочерью. Камилла вышла замуж за принца Карло, который, по некоторым взглядам, является главой Дома Бурбонов Обеих Сицилий, на церемонии в Монте-Карло, которую одна газета назвала "аристократической свадьбой десятилетия". Его семья правила Неаполем и Сицилией до 1860 года, прежде чем Джузеппе Гарибальди указал им на дверь во время Рисорджименто. Но тот, кого единожды назвали принцем - всегда будет принцем.

Кристиана вышла замуж за французского предпринимателя Николя Делриё, которого, по словам Камиллы, ее сестра встретила в ночном клубе в Монако под названием Sass Cafe, где бутылки с шампанским подают с зажженными бенгальскими огнями, привязанными к их горлышкам. Несмотря на то, что Дельриё не был принцем, все выглядело хорошо. Две сестры, их мужья и дети жили в большой квартире в Монте-Карло с матриархом, разделяя общие трапезы, как и положено настоящей итальянской семье.

Однако за кулисами назревали проблемы. Эдоарда перебрасывала активы своих дочерей в трастовый фонд, и, когда Кристиана узнала об этом, она насторожилась. Она подала в суд на свою мать и BNP Paribas - профессионального попечителя фонда, в соответствии с законодательством Джерси, с целью изъятия активов из фонда. Кроме того, Кристиана описала свое привилегированные детство и юность как "золотой ад" и утверждала, что мать фактически изгнала ее из семьи.


Камилла на мероприятиях с принцем Альбертом, Майклом Дугласом и Джорджи Армани

Принцесса Камилла, в свою очередь, не согласна с таким видением ситуации. "Я всегда была благодарна маме за ту жизнь, которую она нам обеспечила. И пока моя сестра жила с нами, она тоже казалась счастливой. Это была большая квартира, поэтому у всех нас было место для уединения, - вспоминает Камилла. - Моя мама очень гордилась своей прекрасной семьей и радовалась совместному проживанию. Мы с сестрой были беременны одновременно. У меня было две дочери, и у сестры было две дочери... - Принцесса замолкает, чтобы вытереть слезу. - Если бы моя сестра упала с балкона, я бы тоже упала. Я бы прыгнула за ней. А теперь посмотрите, что происходит. Это было слишком похоже на жизнь в мечте, - с грустью добавляет Камилла. - А потом пришли BNP Paribas со своими советами по финансам, вот и все".

По словам Камиллы, если не вдаваться в подробности закона о трастах, именно это и стало причиной. BNP Paribas посоветовал Эдоарде удалить активы из первоначального траста, созданного в интересах ее дочерей. Какой бы ни была причина, похоже, Эдоарда в конце концов согласилась.

Встревоженная исчезновением активов, Кристиана, частично поддерживаемая мужем и его отцом, подала на BNP Paribas и свою мать в суд в Джерси, опасаясь, что она теряет контроль над своей долей семейного траста. Она выиграла, получив около 100 миллионов фунтов стерлингов, которые затем были возвращены в траст BNP Paribas. Принцесса Камилла не присоединилась к своей сестре в судебном иске против их матери и BNP Paribas, и это было ее ошибкой.

За первым судебным делом последовало ещё одно, в котором Эдоарда подала в суд на BNP Paribas, и следующее, в котором BNP Paribas подал на нее в суд, и теперь дела растут, как головы гидры. Принцесса Камилла увязла в трясине закона: BNP Paribas направил на нее свое оружие, заявив, что она знает местонахождение пропавших без вести активов, переданных Эдоарде. BNP Paribas требует их в качестве возмещения денег, возвращенных Grand Trust. По словам принцессы, суду показалось, что "[если] ты не хочешь подавать в суд на свою мать, значит, ты заодно со своей матерью. Люди не понимают. Но моя единственная вина заключается в том, что я не подала в суд на свою мать".


Принцесса Камилла, покидающая суд в ноябре прошлого года

Несмотря на то, что она не присоединилась к своей сестре в судебном процессе против ее матери и BNP Paribas, принцесса Камилла хочет, чтобы ее доля в трастовом фонде также была восстановлена. Она также хочет, чтобы BNP Paribas компенсировал ей стресс и финансовые потери, которые, по ее словам, она понесла, в размере 100 миллионов фунтов стерлингов. По мнению Камиллы, "BNP выступил против меня, сделав вид, что я не раскрыла всю информацию, которую знала об активах моей матери".

Принцесса только что возбудила новое дело против BNP Paribas в Париже. Отдельно она подала жалобу в Монако о мошенничестве и преступном злоупотреблении доверием, в отношении которого ведется расследование.

Между тем, принцесса Камилла ежемесячно выплачивает около 33,000 фунтов стерлингов в счет своего штрафа в размере 2 миллионов фунтов стерлингов, потому что она не могла или не хотела раскрыть суду Джерси, где находятся активы, такие как картина Гогена, стоимостью около 50 миллионов фунтов стерлингов. Эта картина (холст, масло, 1893 год), названная "Хина Маруру", или "Праздник Хины", изображает сцену в землисто-желтых и пурпурных тонах, где три молодые женщины ухаживают за гигантской статуей богини. Сама картина ничего не значит для Камиллы. Она говорит, что ее мать купила полотно на аукционе много лет назад, и она могла висеть в их доме в Америке, но с недавних пор картина находилась периодически то в Швейцарии, то в Сингапуре - в зонах, свободных от налогов. И уж точно она не висит ни в чьем доме. Принцесса смеется над этим предположением: "Я думаю, что больше никто не вешает картины на стены! Вы используете копию для этого".

В любом случае, где бы ни было полотно Гогена, оно не висит ни в одном из элегантных салонов Камиллы. "Я не знаю, где находятся какие-либо активы или то, что от них осталось, - говорит принцесса. - Так докажите мне, что я знаю, где они. Покажите мне переводы. Докажите мне, что картина находится под моей кроватью. Если я говорю вам, что не знаю, и у вас нет доказательств обратного, как вы можете продолжать настаивать, что я знаю?"


То самое полотно Гогена

В любом случае, принцесса говорит, что сделала все возможное, представив в суде в Джерси письменные показания с информацией о всех банковских счетах, домах и машинах ее матери, о которых она действительно знает. "В Монако, - говорит Камилла, - вы не можете сказать, где находятся вещи вашей матери. Это противозаконно. Но поскольку я оказался в центре такой драмы, я решила, что должна спасать себя. Так что я написал все, даже если это противоречит моей культуре или моей философии".

Суд не поверил, что ее сведения были исчерпывающими, отсюда и гигантский штраф. Принцесса также считает, что настолько большая сумма за неуважение к суду обусловлена тем, что это "королевский штраф". "Я уверена, что если бы у меня не было того имени, которое у меня есть, со мной этого не случилось бы". Принцессе трудно доказать, что она не знает, где находится картина - как можно доказать отрицание?

Единственный человек, который, как вы могли подумать, имеет представление о местонахождении полотна, наряду с остальными активами, - это Эдоарда Крочиани. "Да, - соглашается принцесса. - И я не собираюсь подходить к двери моей матери и говорить: "Мамочка, где твои вещи?" И даже если бы я это сделала, она бы ответила: "Я тебе не скажу".

Кто может компенсировать распад семьи? Кристиана - некогда любимая сестра, с которой Камилла не поддерживает дружеские отношения, как она думает, уже 10 лет. "Мы были очень близки", - вспоминает принцесса. Даже отношения Камиллы с матерью испортились. "Вся семья пострадала. Разрыв с сестрой, тот факт, что кузины больше не видятся. И, конечно, моя мама очень беспокоится. Она так разочарована тем, как все получилось с моей сестрой. Конечно, она считает, что пока она не умрет, она должна владеть своим состоянием. С ней бесполезно говорить о наследстве. Она не хочет ничем делиться".



По словам принцессы, Эдоарда достаточно насмотрелись на своих внучок Делию и Ливию Делриё, дочерей Кристианы, практически живущих в Instagram: дочь... с шампанским в частном самолете, а муж Кристианы на новом Феррари, а сама она [Кристиана] на Rolls-Royce. Эдоарда видит все эти фотографии и говорит: "Это мои деньги, и я ещё не умерла, чтобы они забрали их". Возможно, это не так уж удивительно, что Эдоарда, хочет сохранить местонахождение своего Гогена и оставшихся (и, судя по фотографиям, впечатляющих) украшений в тайне.

Тем не менее, жизнь, которую ведут в Instagram собственные безупречные светловолосые дочери Камиллы, 18-летние принцессы Мария Каролина и 17-летняя Мария Кьяра, тоже не так уж плоха. Подробности их учебы в Гарварде (в настоящее время удаленной вследствие пандемии коронавируса) перемежаются фотографиями в конном экипаже в платьях за 1000 фунтов от американского дизайнера Шерри Хилл.


Мария-Каролина и Мария-Кьяра на Monaco’s Influencer Awards в 2019 году

Девушки выглядят так, как будто ни один аспект судебных тяжб последнего десятилетия не затронул их. По словам принцессы Камиллы, это не так. "Из-за этого они потеряли часть своей матери, - говорит она. - Они потеряли лучшие моменты, которые могли провести со мной Лучшие годы... и это ужасная сторона происходящего. Но любой, кто участвует в судебном процессе, может сказать то же самое".

В декорациях, достойной Холодного Дома, это гламурное дело Джарндис против Джарндис затянуло еще одно поколение в свою пасть. Поскольку дочери Камиллы, принцессы Мария Кьяра и Мария Каролина, признаны потерпевшими, Британский Тайный совет разрешил им подать апелляцию, и Камилла надеется на выплату в размере около 130 миллионов фунтов стерлингов. "Они были лишены наследства косвенно, потому что не были представлены в суде, но пострадали от последствий судебного решения, - говорит Камилла. - Я не упоминала их, их интересы присоединил к делу судья в Джерси". По крайней мере, на данный момент у них есть опекун, который их представляет, и они не сидят на бесконечных встречах с адвокатами. "Это судебная ошибка. Это кошмар и битва. Я должна бороться до конца, чтобы очистить свое имя и имя мужа".


С матерью в Нью-Йорке в 2018 году

Камилла говорит, что принца Карло зря втянули в это дело. "Это цунами, поразившее человека, совершенно неоправданно. Эта правовая система втянула меня в это, но теперь я сопротивляюсь".

Битва, да, но из-за постоянно уменьшающегося количества денег, сколько осталось от первоначального состояния? "Об этом никто никогда не спрашивает", - говорит принцесса Камилла и смеется. Между тем, штраф суду в Джерси должен быть уплачен, прокурор Монако анализирует доказательства, а в Париже судебное разбирательство только начинается...


Камилла - жена Карло Бурбон-Сицилийского, герцога Кастро, претендента на трон Королевства Обеих Сицилий, глава итальянской ветви королевского дома Бурбонов. Каролина и Кьяра - их дочери.

Саша Слейтер для The Telegraph
Tags: Аристократы, Интервью, Итальянские аристократы, СМИ, Суды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 50 comments