masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Categories:

Интервью Йоакима и Мари для Point de Vue


Прошлым летом у младшего сына Королевы Дании Маргрете произошел инцидент, в ходе которого он был экстренно прооперирован в больнице Тулузы. Девять месяцев спустя он принимает нас у себя в Париже, где проживет со своей семьей, после того как он был назначен военным атташе в посольстве Дании. Вместе со своей женой Принцессой Мари они рассказывают о жизни во Франции, своих детях, их роли как членов Королевской Семьи, любви к Дании и французских корнях.

Как поживаете, монсеньор?

Йоаким: Спасибо, я в порядке. Я здоров благодаря высокому профессионализму врачей, которые быстро поставили меня на ноги, и прежде всего благодаря моей жене, которая быстро среагировала на происходящее.

Мари: Мы были у кузины моего мужа, недалеко от Шато-де-Кайиса, на семейном ужине. Как обычно, мы разместились на террасе, чтобы поболтать и выпить аперитив. Я услышала, что мой муж, который обычно говорит очень четко, говорит как-то странно. Я попросила его повторить то, что он только что сказал, смутив его. У него парализовало левую сторону лица, но он этого не осознавал. Нам пришлось действовать очень быстро. Врачи готовили меня к худшему, но произошло чудо.

Йоаким: Я даже не понял, что что-то не так. У меня не было ни недомоганий, ни боли. Я не понимал реакцию Мари. Благодаря необыкновенному нейрохирургическому отделению в Тулузе я был прооперирован сразу. Я был в лучших руках, сомнений нет.

Видя вас сегодня таким здоровым, Вы, кажется, довольно быстро оправились?

Йоаким: Да. Я изучал последствия при таких случаях, и я понимаю, что это действительно удача не иметь их.

Вы что-то изменили в своем образе жизни?

Йоаким: Не совсем, потому что этот инцидент не был связан с моим образом жизни. Мы думаем, что это может быть связано с слишком сильным ударом головой во время игры в футбол с моими старшими сыновьями. Я совершенно не помню, чтобы испытывал боль. Но свернувшаяся кровь образовала пробку в артерии моего мозга.

Мари: тебе уже не 20 лет, мой милый ! К счастью, это не хроническое заболевание.

А Вы, мадам, Как поживаете?

Мари: Как бы парадоксально это не звучало, но я думаю, что пострадала гораздо больше, чем мой муж. Этот инцидент заставил меня пересмотреть мои взгляды на будущее и на жизнь в целом. Сегодня мы намного сильнее и увереннее. Мы понимаем, что должны ценить каждый прожитый день и, главное, больше не тратить время на бесполезные вещи. Жизнь очень хрупкая, и самое важное в ней - семья и крепкое здоровье. Я знала это и раньше, но когда ты сталкиваешься с ситуациями способными изменить твою жизнь, ты действительно обретаешь уверенность в этом. Моя единственная проблема сейчас - я все еще переживаю. Я всегда говорила: Йоаким - мой Викинг, который никогда не болеет, даже простудой. Но доказательством того, что он действительно Викинг, - это то, как быстро он оправился и это хорошо.

Вы переехали в Париж как минимум на три года. Как вы расположились?

Йоаким: Мы живем недалеко от парка Монсо в квартире, которую снимаем. Поначалу предполагалось, что мы пробудем здесь год, пока я проходил обучение в École Militaire, куда меня пригласили. Это была большая честь, тем более что я был первым датчанином, который прошел обучение. [Обучение в École Militaire состоит из двух частей, которые проводятся в Centre des Hautes Études Militaires (CHEM) и Institut des Hautes Études de la Défense Nationale (IHEDN). Принц - первый датский офицер, прошедший полное обучение]

Йоаким: Курс состоит из 30 человек: 25 французских офицеров, призванных принять на себя обязанности высшего военного управления, и 5 иностранных офицера, приглашенных для поддержания отношений между Францией и дружественными странами. Обучение очень интенсивное, занятия проходят 6 дней в неделю, очень много различных поездок, поэтому я практически не видел семью. Потом началась пандемия, которая перевернула все вверх дном, а потом я начал работать. Это был захватывающий год.

Следовательно, Вы будете продолжать идти по этому пути…

Йоаким: Министерство Обороны Дании предложило мне должность военного атташе в посольстве Дании в Париже. Мне это показалось естественным продолжением.

Мари: На самом деле, это удача. После инцидента у нас началась более спокойная жизнь, которая нас вполне устраивает. И для детей это тоже хорошо. Они уже хорошо говорят по-французски и знакомятся с французской культурой.

Вы наслаждаетесь жизнью в Париже?

Мари: Трудно сказать из-за пандемии! Париж без возможности выйти - это не Париж ! Мы находимся в такой же ситуации, как и все остальные. Мы не можем контактировать с людьми, что для меня ужасно, потому что именно это и составляет суть моей работы. Мы приспосабливаемся. В марте 2020 года, незадолго до локдауна, я вернулась из Уганды, куда отправилась вместе с  DanChurchAid, гуманитарной организацией, которую я очень люблю. В последние годы в рамках борьбы с пищевыми отходами мы открыли в Дании супермаркеты Wefood, которые поставляют продукты по полцены. Я смогла совершить несколько поездок в Данию в сентябре прошлого года, но этого очень мало. Я постоянно поддерживаю связь с Копенгагеном из своего кабинета или из кухни, в которой гораздо больше света.

Йоаким: Нам эта ситуация не нравится, особенно когда в городе комендантский час. Конечно, бывает, что мы выходим вечером, но это очень редко. С другой стороны мы уделяем очень много времени нашим детям: домашняя работа, еда, игры...Мы все время вместе, и это здорово, потому что Хенрик и Атена очаровательны. Мы формируем хорошую команду, мы говорим обо всем, постоянно смеемся. Когда к нам приезжают старшие [Принц Николай и Принц Феликс], младшие так счастливы !

Как Принц Хенрик и Принцесса Атена адаптировались к французской школьной системе?

Мари: здесь, система очень академическая. Мы учимся много и быстро. В Дании больше внимания уделяется психическому развитию ребенка, больше побуждают его к самовыражению.

Йоаким: в Дании все вращается вокруг благополучия ребенка, из-за чего иногда академический уровень не так высок, как во Франции. Хенрик и Атена сегодня знают очень многое, тем более что они учатся в двуязычной школе. За год они подтянули французский, английский, грамматику, физику…Поначалу они не слишком разбирались в системе оценок, так как в Дании младшеклассникам не ставят оценки. Их начинают ставить гораздо позже. Но им это нравится. Во всяком случае, они отлично справляются.

Знают ли в школе их одноклассники, что они принадлежат к Королевской Семье ?

Мари: Постепенно об этом все узнали. Я не волнуюсь за Атену. Она очень уверенная в себе и ей очень нравится история семьи в которой она родилась. Для Хенрика все иначе. Он не любит, когда ему напоминают, кто он такой. Дети не всегда очень добры друг к другу. Он говорит мне: "Мама, это же совсем не важно кто я". За время пандемии он немного успокоился.

Кто помогает делать уроки?

Мари: практически со всеми предметами помогаю я. Но как только дело доходит до истории, я передаю эстафету Йоакиму. Дети очень любят слушать, как он рассказывает им историю.

Есть ли у Хенрика и Атены какие-нибудь "французские недостатки"?

Мари: По прибытии в Данию, почти 14 лет назад, я поняла, насколько датчане довольны своей жизнью, в то время как французы имеют обыкновение жаловаться. Французские недостатки? У них хорошо закаленный характер, но я вижу, что они взяли лучшее из обеих культур.

Йоаким: меня поражает, как легко они переключаются между Данией и Францией.


А Вы, монсеньор ? Как Вы думаете, Вы изменились после переезда во Францию?

Йоаким: осмелюсь сказать, что, как только я пересекаю границу Франции, я становлюсь французом. Я с детства никогда не сомневался в своих французских корнях. Это чувство усилилось 40 лет назад, когда я провел год в школе-интернате в Нормандии. Я стал настоящим хамелеоном.

Мари: мне кажется, что постепенно мой муж все больше начинает высказываться о вещах, о которых в Дании принято молчать. Это своего рода датская вежливость. Мне, например, довольно сложно говорить, что все хорошо, когда на самом деле не все хорошо!

Йоаким: это скорее даже не вежливость, а образ жизни. В Дании люди всегда ищут плюсы и стараются не замечать минусы. Возможно, это объясняет, почему Дания - страна, где живут самые счастливые люди.

Как Вы поддерживаете контакт с Королевой Маргрете?

Йоаким: Это не просто. Королева много времени проводит в Фреденсборге, где у нее нет телефона, а мобильным телефоном она не пользуется. Мы, к счастью, смогли провести Рождество вместе после целого ряда испытаний. В прошлом году празднества вокруг ее 80-летнего юбилея были отменены, и мы все четверо, Фредерик, Мэри и мы двое, собрались у нее на ужине в узком кругу.

Мари: Сейчас, даже с моими родителями поддерживать контакты трудно. Моя мать находится в Провансе, а отец в Нормандии. Мы надеемся в скором времени вакцинироваться, чтобы можно было начать снова встречаться.

Как Вы считаете, какая главная цель Королевской Семьи?

Йоаким: быть членом действующей Королевской Семьи означает, что вы всегда и во всем должны быть со своим народом. Это наша цель.

А что скажете о своей роли второго "запасного"?

Йоаким: здесь все сложнее. Роль Кронпринца и его жены четко определена. Но в отношении роли второго и его жены ничего не определено, ни в письменной, ни в устной форме. Мой отец испытывал такое же негодование и так и не сумел добиться разъяснения своего места в Королевской Семье.

Значит, Вы сами должны найти свое место?

Йоаким: Да, в каком-то смысле это Modus vivendi. Но это не всегда легко. Я должен найти этот самый Modus vivendi, оставаясь при этом на своем месте второго.

Вы обсуждали свое положение со своим братом?

Йоаким: Планирую. Пока мы во Франции, это сделать не очень просто.

Мари: Я чувствую здесь себя немного свободнее. Я думаю, это позволит нам найти свое место, чтобы продолжать представлять Королевску Семью и нашу страну.

Что вы думаете о решении Принца Гарри, который покинул Британию и переехал в Калифорнию ?

Йоаким: Я уважаю Принца Гарри. Он осмелился следовать тому, что диктовало ему сердце.Только он сам знает, что делает и не мне его судить.

В Дании Вы также страдаете от прессы, которая следит за каждым вашим шагом?

Мари: Да! Вот почему так приятно быть здесь. Им всегда нужна паршивая овца в семье. Мы очень осторожны, чтобы защитить наших детей как можно больше.

Йоаким: Все просто: их цель - продать картинки.

Какую жизнь Вы желаете своим детям?

Йоаким: мы хотим, чтобы они знали, что именно они сами, с нашей помощью, конечно, определяют свою жизнь. Они будут свободны во всем. Единственные обязательства, которые у них будут - перед самими собой.

Мари: Кроме того, Фредерик и Мэри решили, что их трое младших детей также определят свою жизнь самостоятельно.

Йоаким: Тоже самое с моими старшими, теперь уже совершеннолетними сыновьями. Они очень находчивы. Доказательство тому, что Николай стал моделью. Конечно, это своеобразный выбор, но мы живем в XXI веке, и он очень профессионально воспользовался шансом, который ему представился. Это совсем не кружит ему голову, и он очень серьезно относится к занятиям в Бизнес школе. Феликс очень старательный, так что я не волнуюсь за него. Он уже объявил, что собирается строить военную карьеру.

Мари: они так любят друг друга все четверо, несмотря на разницу в возрасте. Когда приходят старшие, они становятся героями для младших. Они практически не сидят в социальных сетях и остаются очень естественными. Для меня очень важно, чтобы все четверо были открытыми, чтобы они учились понимать, любить и уважать все культуры.

Йоаким: Это счастье, что они так близки друг с другом. Они все прекрасно знают, что их бабушка - Королева, но они также должны знать, что они свободны выбирать.

Не боитесь ли Вы, что они станут "королевскими" детьми?

Йоаким: Этого не будет. Несмотря на то, что мы всегда поддерживаем и слушаем их, мы также требуем уважать родителей и старших. Мы немного старомодны в этом.

Какое место занимает Шато-де-Кайис в вашем сердце?

Йоаким: Я люблю это место. Мои родители купили Кайис в 1974 году то, и он был похож на развалину. Мы въехали туда в 1976 году. Мне было 7 лет, и я рос, проводя каждый год по два-три месяца там. Находясь там, я всегда вспоминаю своего отца. Его присутствие ощущается там повсюду. Кайис был его сокровищем. Я всегда рассказываю детям, что мой отец сделал для этого места, чтобы оно выглядело таким, как сейчас. Что это не просто место, где мы проводим отпуск. Терпение, огромная работа, любовь. Для моей мамы Кайис тоже имеет большое значение. Это был их совместный проект.

Вы скучаете по Дании?

Йоаким: Конечно. Дания - неотъемлемая часть нашей жизни. Мы прожили семь лет в Мёгельтёндере, Южная Ютландия. Я очень люблю там людей, хороший воздух, небо. Конечно, здесь мы все вместе, но это не тоже самое, что быть в Дании.

Мадам, какие у Вас планы ?

Мари: борьба с пищевыми отходами - это то, что мне очень дорого. Я участвовала в Дании в создании сложной поваренной книге с шеф-поварами, которая была высоко оценена. Во Франции, как и в Дании, существует множество инициатив по борьбе с пищевыми отходами, которые в большей степени ориентированы на предприятия, но в меньшей степени на частных лиц, где пищевые отходы являются наиболее значительными. Я хотела бы создать еще одну книгу, адаптированную к потребностям всех французских домов, чтобы у них был инструмент по сокращению пищевых отходов.

Какой Вы видите свою жизнь через десять лет?

Йоаким: За последние месяцы мы поняли, что мы должны жить настоящим и не планировать будущее.

Tags: dk - Принц Йоаким, dk - Принц Хенрик-Карл, dk - Принцесса Афина, dk - Принцесса Мари, Интервью, Королевская семья Дании
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments

Recent Posts from This Community