Заносчивая Вандербильдиха (leprofesseur) wrote in euro_royals,
Заносчивая Вандербильдиха
leprofesseur
euro_royals

Category:

Интервью герцогини Корнуольской о проблеме домашнего насилия - The Telegraph



В последний раз, когда герцогиня Корнуольская появилась на публике 17 апреля, она стояла рядом с принцем Чарльзом на похоронах герцога Эдинбургского, а ее муж изо всех сил пытался скрыть свое горе от глаз всего мира.

Это были трудные несколько недель для королевской семьи, когда они выходят из периода официального траура и начинают смиряться с потерей своего любимого патриарха - как трогательная фотография королевы, сидевшей в одиночестве на скамье часовни Святого Георгия в Виндзоре, которая так долго будет оставаться в памяти, показала всем нам.

И на этом фоне я встречаюсь с герцогиней Корнуольской. В ту неделю, когда Сассексы появились на сцене на Vax Live, а Кембриджи дебютировали свой канал на YouTube, особо не афишируя, Камилла провела гораздо более малозаметное королевское мероприятие - свой первый личный визит в приют для жертв домашнего насилия после частичной отмены ограничений.

Это очевидно, что она думает о семье, и наш разговор очень скоро переходит к встречам с родными, которыми мы все начали робко наслаждаться в последние несколько недель. В дни печали после смерти принца Филиппа были и радостные моменты - 10-я годовщина свадьбы Кейт и Уильяма и дни рождения трех королевских внуков за последние две недели: принцессе Шарлотте исполнилось шесть лет, принцу Луи исполнилось три года, а Арчи отмечает свой второй день рождения в Калифорнии в четверг.

В прошлом году в программе Woman’s Hour Radio 4 герцогиня говорила о том, что хочет снова обнять своих внуков. Теперь, когда все стало понемногу открываться, смогла ли она это сделать?

«Смогла», - говорит она, просияв. - «Я обняла их. Меня дважды вакцинировали, так что, ммм, мы как бы наполовину обнялись.

Было так приятно снова увидеть их и поговорить с ними. Знаете, телефоны, техника и эти Зумы - это хорошо, но ничто не может сравниться с возможностью как следует кого-то обнять. Я жду того дня, когда мы действительно сможем пойти друг к другу в гости, чтобы сесть, пообедать и, знаете, просто снова начать нормальную жизнь.

Я думаю, мы все будем очень рады снова быть вместе с нашими внуками. Я имею в виду, что было бы так приятно поехать и забрать их из школы, вместо того, чтобы махать им рукой, находясь от них за много миль..."

Она задумчиво делает паузу. «Вы знаете, это было действительно странное время. Я не думаю, что кто-либо из нас когда-либо видел подобное, и - постучим по дереву - мы все сможем получить свои вакцины и продолжить жить дальше. И избавимся от этих мерзких штук», - добавляет она, указывая на свою маску.



«То они говорят нам одно, а через минуту они говорят «нет, извините» - мы сможем поехать куда-то, не так ли? Но я думаю, что первый шаг - это просто возможность собраться семьей и просто вместе поесть, поговорить и посмеяться».

Она прекрасно понимает, что такие моменты радости уже давно недоступны женщинам, живущим в этом приюте для жертв домашнего насилия в Рединге, являющемся частью Berkshire Women's Aid - его точное местонахождение и личности обитательниц должны оставаться в секрете, поскольку есть опасения за их безопасность. .

Ее лицо может быть скрыто за узорной маской, но я вижу сосредоточенность в глазах герцогини. Сегодня она на задании. Она глубоко переживает за женщин, которых она здесь встречает, и за тяжелое положение британских приютов, которые находятся в критическом состоянии из-за пандемии. Для нее это не визит для галочки.

За последние несколько лет она стала экспертом в вопросах насилия, как физического, так и психического, от которого ежегодно страдают два миллиона человек в Великобритании, в основном женщины. По данным Управления национальной статистики, во время локдаунов на телефонных линиях доверия произошел ужасающий всплеск звонков - на 80 процентов только в июне - и домашнее насилие составляет пятую часть всех преступлений.

«Каждый последующий локдаун только усугублял ситуацию», - подтверждает Андреа Уэст, генеральный директор Berkshire Women’s Aid. - «Теперь мы получаем 100–150 звонков, электронных писем и сообщений в социальных сетях в неделю, и в три раза больше обращений за местом в приюте». Уэст отмечает значительный рост обращений среди людей старше 65 лет - часто, когда они проходили лечение от Covid, и медицинские работники обнаруживали признаки жестокого обращения, которые человек стремился преуменьшить. «Люди могут чувствовать себя в ловушке, если они пожилые», - говорит Уэст. - «Часто они не обращаются к нам, потому что не видят, что это имеет отношение к ним, или что это то, что им следует делать. Это серьезная проблема».

После ее первого визита в приют в 2016 году в рамках программы SafeLives, благотворительной организации патроном которой она теперь является, фотографии плачущей герцогини разлетелись по всему миру. Недавно она сказала, что то, что она услышала в тот день, «все еще вызывает у меня кошмары». Она говорила это в прямом смысле?

«В прямом. Я помню, как вернулась домой, закрыла глаза и попыталась заснуть, но просто не смогла, потому что все это продолжало крутиться в моей голове: как все это может происходить, и большинство людей даже не знают об этом?» - говорит она. - «Я чувствовала себя такой беспомощной».

Это слово «беспомощный» - то слово, с которым любой, кто знал кого-то состоящего в абьюзивных отношениях, наверняка отождествит себя…

«Что ж, я думаю, что, если вы кого-то знаете, тогда это действительно попадает в цель», - говорит она. - «Вы думаете: «Боже, это, наверное, происходило у меня под носом, и я не знал об этом». И это заставляет вас чувствовать себя виноватым, не так ли, что вас не было рядом, чтобы помочь в то время, когда вы, вероятно, были больше всего нужны».



Не похоже, что она говорит гипотетически, и, действительно, герцогиня ранее признавалась, что у нее есть «знакомые, в отношении которых я подозревала, что это происходит с ними». Были ли чувства вины и беспомощности частичной причиной ее стремления пролить свет на эту проблему?

«О да, я, разумеется, знала людей, которые страдали... страдали от этого», - кивает она. - «Но я думаю, что пока вы реально не начнете копать, вы не... Я думаю, часть меня думала: «Ну, это не может быть так плохо». Вы думаете: «Ну, домашнее насилие означает, что кто-то иногда ударит вас, когда вы ссоритесь или кто-то зашел слишком далеко». Но вы и понятия не имеете о том, что на самом деле происходит в большинстве отношений».

Скорее всего, правда в том, - замечаю я, - что все мы знаем кого-то, кто находится в абьюзивных отношениях, не так ли?

«Да, конечно, думаю, что все мы», - твердо отвечает герцогиня. - «Хотя иногда мы не хотим этого признавать. Но я думаю, что как только вы понимаете, что может произойти, вам просто захочется выйти вперед и сказать: «Послушайте, постойте, вы понимаете, что происходит вокруг нас? Совсем рядом с нами? Мы все просто зарылись головами в песок... мы думали: «Ну что ж, такое бывает, и, о Боже мой, постучим по дереву, со мной сейчас этого не происходит».

Наш разговор переходит к теме психологического насилия, которое было признано уголовно наказуемым деянием в 2015 году, а две недели назад недавно принятый законопроект о домашнем насилии был расширен и теперь включает насилие со стороны бывших партнеров.

«Я думаю, что насильственный контроль практически страшнее всего», - говорит герцогиня. - «Потому что порезы и синяки заметны. Но как вы объясните, что... вы знаете, вы можете соглашаться в чем-то со своим партнером, которого все остальные считают очаровательным - и я видела людей, из которых они высасывали уверенность, забирая их друзей, забирая их родственные связи, забирая все, что у них есть, и остается лишь оболочка человека. И эта оболочка человека после чувствует себя виноватой, говоря, что «это, должно быть, все моя вина». И поэтому они становятся рабами таких людей, и это ужасно».

Это сказано с такой страстью, что я почти не сомневаюсь, что она видела этот тип насилия вблизи. Смогла ли она в то время распознать эти признаки в людях, которых она знала?

"Нет. Сейчас распознала бы... но нет... но в то время я не смогла».

И с мужчинами, конечно, это тоже происходит. «Да, мы не должны о них забывать!» - восклицает она. - «Я разговаривала со многими мужчинами, которые пострадали от этих жутких женщин. Я имею в виду, что большинство [жертв] составляют женщины, но такое случается и с мужчинами. И с детьми».

В приюте Рединга проживают 18 женщин всех возрастов, некоторые со своими детьми, которые трогательно преподносят герцогине альбом с нарисованными ими рисунками. У каждой женщины своя спальня - кухни делятся между тремя семьями, а ванные комнаты - между двумя. Одна тихая обитательница приюта приглашает герцогиню в свою комнату и рассказывает ей, как она сбежала от «издевательств» своего мужа и его семьи. Она живет здесь шесть месяцев и готовится стать учителем. «Итак, вы начинаете заново», - говорит Камилла, не отводя взгляда. - «Я думаю, рассказать свою историю - так смело с вашей стороны. Это помогает другим понять, что они не одни».

Мы слушаем рассказ о женщине, которой приют помог сбежать, когда ее муж - которого уволили и у которого появилось больше времени на то, чтобы издеваться над ней, - спал в этой же комнате. И еще об одной, которой единственная возможность попросить о помощи во время первого локдауна представилась в больнице, когда у нее начались роды.

Герцогиню особенно поразила 30-летняя женщина из Восточной Европы, которая со слезами на глазах рассказала, как она приехала в Великобританию, чтобы спастись от жестокого мужа. Она объясняет, что в ее стране нет приютов, и ее просто отправляли обратно жить с абьюзером. Она оставила свой дом, семью и хорошую работу в сфере здравоохранения, опасаясь за свою жизнь и жизнь своего ребенка.

«Это почти довело меня до слез», - говорит герцогиня, когда мы сидим в общей гостиной и перевариваем то, что только что услышали. Она говорит это серьезно. За тот час, что мы провели в этом безупречно ухоженном женском приюте, она не раз незаметно прослезилась.

«Это ужасно», - говорит она. - «Вы думаете, что через некоторое время приобретаете иммунитет, но потом слышите кого-то вроде этой девушки...»

Но она также понимает, что даже этот маленькое действие - когда их слушают и верят после долгих лет молчания - окажет долгосрочный эффект на живущих здесь женщин, которые стремятся вести самостоятельную жизнь. Как выразилась одна из них, когда провожала королевского визитера: «Было так приятно, что кто-то, наконец, увидел во мне человека».
Tags: uk - Герцогиня Корнуольская, Интервью, Королевская семья Британии, СМИ
Subscribe

  • Новое фото ШКС

    Вся Королевская Семья собралась на Эланде, чтобы вместе провести часть лета.

  • "Dancing Queen" (танцующие королевы, будущие :))

    Если на вечернем концерте, посвящённом дню рождения шведской кронпринцессы, в руинах замка Боргхольм, атмосфера праздничная, дружеская, тёплая, но…

  • День Рождения Кронпринцессы Виктории

    Сегодня Кронпринцессе исполняется 44 года, и первые поздравления она получила рано утром, когда традиционно ее муж - Принц Даниэль, и дети -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments

  • Новое фото ШКС

    Вся Королевская Семья собралась на Эланде, чтобы вместе провести часть лета.

  • "Dancing Queen" (танцующие королевы, будущие :))

    Если на вечернем концерте, посвящённом дню рождения шведской кронпринцессы, в руинах замка Боргхольм, атмосфера праздничная, дружеская, тёплая, но…

  • День Рождения Кронпринцессы Виктории

    Сегодня Кронпринцессе исполняется 44 года, и первые поздравления она получила рано утром, когда традиционно ее муж - Принц Даниэль, и дети -…