masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Categories:

Интервью Йоакима и Мари для Hjernesagen


Летом 2020 года всем стало очевидно, что инсульт - это одновременно страшная и ужасная болезнь, которая может затронуть каждого: молодого и пожилого, высокого и низкого, полного и худого.

Ни с того ни с сего жизни Принца Йоакима и Принцессы Мари сбились с курса, когда во время летних каникул в Каоре у Принца образовался сгусток крови в мозгу.

В этом интервью Принцпара впервые вместе рассказывает о пережитых мыслях, чувствах, страхе и благодарности, которую они испытывают к сегодняшней жизни.

*Hjernesagen/Brain Case - портал и ежемесячный журнал, который рассказывает об инсультах, тромбах, кровотечениях в мозге и о самом мозге. На портале можно узнать о том как распознать инсульт, о разных степенях тяжести инсульта, о восстановительной терапии и просто поделиться своей историей с другими.

24 июля 2020 года стоял летний зной над центральной частью Южной Франции. Для Принца Йоакима и Принцессы Мари этот день был таким же обычным, как и многие другие во время их летних каникул. В тот день Принц дал интервью французской газете "La Dépêche du Midi", в котором рассказал о своей связи с Каором. Позже журналист сказал, что интервью прошло в непринужденной и приятной обстановке, и вечером супруги отправились со своими детьми - Принцем Хенриком и Принцессой Атеной - к кузине Принца по линии отца.

Кузина живет со своей семьей всего в пяти минутах езды от французского Замка Королевы, Шато-де-Кайиса. После прибытия все расположились на террасе и непринужденно болтали, пока Принцесса Мари не заметила, что с Принцем что-то не так:

- Я слышу, что он что-то бормочет. А зная как говорит мой муж, его артикуляцию и манеру речи, я понимаю, что он говорит не как обычно. На секунду мне показалось, что он дразнится, но, взглянув на него, я сразу поняла, что все серьезно, - говорит Принцесса Мари.

Это первый раз, когда пара вместе рассказывает о драматических часах, в течение которых сгусток крови поразил мозг Принца, и в последующие дни и недели пара постепенно возвращалась к повседневной жизни. Они хотят, чтобы данное интервью
пролило некоторый свет на то, что происходило в тот момент и как они пережили весь этот процесс. Они с нетерпением ждали возможности поделиться своей историей с читателями, которые столкнулись с подобным.

- Мы с нетерпением ждали, чтобы рассказать эту историю, но когда я начала думать о том, что я бы хотела сказать, мне было действительно очень трудно вспомнить те дни. Я не знала, что переживу ужас в своих воспоминаниях, но это произошло, - говорит Принцесса Мари.
- Я не заметил никаких изменений. Когда ты думаешь что сказать, ты формулируешь предложение четко и ясно у себя в голове. Поэтому, я был удивлен просьбой Мари повторить предложение еще раз. И когда я начал его повторять, по ее выражению лица было видно, что что-то не так. Но я не чувствовал никакого дискомфорта, - говорит Принц Йоаким.

Принцесса Мари схватив Принца за руку и похлопав его по плечу, посмотрела прямо в экран и еще раз подчеркнула: "Я сразу поняла, что с его мозгом что-то серьезно не так. Я увидела, что часть его лица было парализована...и это..это было ужасно...очень ужасно. Этот образ навсегда остался в моей памяти”.

К счастью, Принцесса ни на секунду не засомневалась в том, что нужно делать. Вместе с кузиной Принца она тут же подняла тревогу. Она понимала, что нельзя терять время, и поэтому очень испугалась, когда узнала, что поблизости нет скорой помощи. Они находились примерно в получасе езды от Каора, где находится ближайшая больница, и принцесса Мари с болью осознавала, что каждая минута на счету. К счастью, аварийно-спасательная машина была рядом и смогла прибыть к дому всего через 15 минут. Дальше все было очень быстро: ”Самое поразительное, что я все помню. У меня нет провалов в памяти. Помню, как подъехала аварийно-спасательная машина, ко мне подошли, положили меня на носилки и пристегнули. Они поставили измерительные приборы, что-то начали капать и все время разговаривали со мной. Мы ехали на полной скорости в Каор, а дорогу к нему я знаю как свои пять пальцев, поэтому пока я там лежал, я мысленно представлял маршрут”, - объясняет Принц Йоаким.

Принцесса Мари поехала вместе с мужем в больницу, в то время как дети и собака пары Сериз остались с
кузиной Принца. Поездка, которая обычно занимает около получаса, составила 20 минут, и по пути спасатели без остановки проверяли состояние Принца: они просили его попеременно обхватить то одну, то другую руку, но у Принца Йоакима к тому моменту парализовало полностью левую сторону тела от лица до ступни. Они прибыли в больницу Каора между 21 и 22 часами, и Принца немедленно повезли на МРТ.

- Это я тоже помню. И тогда им стало ясно, что у них нет возможности лечить меня в Каоре. Они сказали, что все очень серьезно, и что я должен немедленно отправиться на срочную операцию к специалистам в Тулузу. К этому времени, вероятно, было уже 23-24 часа, и меня отправили на скорой в Тулузе. Я знаю этот маршрут вдоль и поперек, и спустя пару минут в скорой я уснул. А дальше я ничего не помню.

К сожалению, Принцессу Мари не пустили в машину скорой помощи. Она осталась в Каоре, пока "скорая" помчалась в Тулузу.

- Это было действительно ужасно. Я не могла поехать в машине скорой помощи, а в Каоре у меня не было машины. Поэтому мне нужно было как можно скорее найти машину, чтобы поехать следом. Я быстро дала медицинским сотрудникам номер своего мобильного телефона, чтобы они позвонили мне, если что-то произойдет. И они позвонили. Они сказали, что состояние Йоакима ухудшилось, и на мой вопрос, что может случиться, они мне не ответили. Но они очень волновались, - рассказывает Принцесса.

Принц Йоаким был доставлен в больницу Тулузы в час ночи. Он все также был без сознания, но в больнице его уже ждали: его немедленно отправили на МРТ еще раз и около двух часов ночи отвезли в операционную. Там медицинская бригада выполнила так называемую тромбэктомию: операцию, при которой катетер вводился через пах, вплоть до мозга, где находился сгусток крови. Там его схватили и вытащили, чтобы восстановить кровоснабжение и снабжение кислородом. Оказывается, у Принца был конусообразный сгусток крови, три миллиметра в диаметре и 13 миллиметров длиной, который находился в четырех сантиметрах после первого разветвления сонной артерии. Сгусток перекрыл примерно половину кровоснабжения.

- Это было настолько близко к трагедии, которая могла бы навсегда изменить нашу жизнь. Мы очень благодарны за то, что сегодня собрались вместе и смогли поговорить с вами об этом. Я так благодарна, что он может улыбнуться и узнать меня, - говорит Принцесса, которая пережила ужасную ночь в неизвестности, пока Принц лежал на операционном столе.

Для нее этот период стал самым худшим в жизни. К тому времени она уже добралась до больницы в Тулузе, но осталась наедине с собственными ужасными мыслями. Ожидание казалось бесконечно долгим:

- В начале ты просто сосредоточена. У тебя нет времени на панику, ты должна сделать все быстро и четко. Но вдруг потом ты оказываешься в больничном коридоре и просто ждешь. И снова и снова у тебя перед глазами те моменты. Ты видишь любимого человека, который совершенно беспомощен и который ничего не может сделать. Я боялась, что мы потеряем его как личность. Его физический паралич беспокоил меня гораздо меньше, важнее было спасти его мозг. Его способность говорить и думать, - говорит она.

Ожидание оказалось очень долгим, у Принцессы Мари было слишком много времени, чтобы думать и воображать худшее: только в восемь часов утра она впервые получила известие из операционной – и это, к счастью, были хорошие новости.

- Я знала, что он не сможет отреагировать сразу, но я просто должна была увидеть его. Поэтому я вошла к нему и побыла с ним две минуты. Он ничего не помнил и я спросила его, может ли он улыбнуться мне – и когда я увидела, что он может улыбаться обеими сторонами лица, мне показалось, что я наконец-то снова могу дышать, - говорит Принцесса.

В то время Принц Хенрик и Принцесса Атена были дома в Каоре. К ним приехала бабушка - мама Мари.

- я хотела быть очень осторожной с детьми, не пугать их, поэтому я позвонила им, когда стало ясно, что все плохое позади, - говорит Мари.

Супруги взяли на интервью в посольство свою маленькую собачку Сериз, и она прыгала рядом с Принцессой Мари, пытаясь разделить с ней внимание.

В это время Принц Йоаким сказал: "У меня совсем не было чувства времени. Как говорит Мари, я не помню, когда она была со мной в первый раз. Но когда я проснулся в полдень на следующий день, я помню, что Мари была рядом. Это был совершенно особенный момент, потому что, хотя я и не до конца понимал, что поставлено на карту, я прекрасно понимал, что двигаюсь по лезвию ножа. Первое, что я ей сказал, было: "Ты спасла мне жизнь!" Мне повезло, что я вообще остался жив, и повезло, что Мари всегда была рядом со мной. Я помню, как четко и быстро действовала Мари, она была той, кто руководил ситуацией, пока меня не передали санитарам в Каоре и не отправили в Тулузу. Она была потрясающей!"

Принц говорит обращаясь к жене: "Одно дело, что ты справилась с острой ситуацией. Но всем тем, что на военном языке называется логистикой, ты занимались в последующие дни. Итак: за детьми нужно было присматривать не менее шести часов в день, пока ты была в Тулузе, нужно было ухаживать за собакой, покупать еду и т. д. В течение 12 часов после инцидента ты отправила к детям свою мать, и ситуация была под контролем."

Принц Йоаким снова поворачивается к экрану, прежде чем закончить: ”Мари была одновременно и Суперменом, и Бэтменом."

Это утверждение заставляет Принцессу возражать и спорить, что это обычная женская черта, но Принц Йоаким настаивает: "Ты была супергероем! И я знаю, что с Божьей помощью у меня есть находчивая, любящая, заботливая и
крепкая опора".

После успешной операции Принц Йоаким пролежал в реанимационной палате пять дней. Затем его перевели в обычну палату еще на 5 дней, а потом его выписали и, наконец, он снова смог увидеть своих детей.

- Только после того, как меня выписали, я понял, что я не видел никого из семьи, кроме Мари. Это было большим счастьем вернуться домой и увидеть своих детей. Конечно, я знаю, что они были в лучших руках моей тещи, но иметь возможность видеть их, держать их, прикасаться к ним – да, узнавать и говорить с ними. Если бы что – то пошло не так, меня бы привезли домой на носилках, или, в худшем случае, им пришлось бы приезжать в больницу, чтобы навестить меня. Удача, счастливое стечение обстоятельств, что я все еще могу видеть их, касаться их, показать им, что я дома, рядом с ними... - говорит Принц, оставляя окончание своей фразы висеть в воздухе.

В Шато-де-Кайисе супруги остались на период реабилитации Принца. Вместе они ежедневно совершали небольшие прогулки по Замку, выполняли предписания врачей и относились к этому спокойно. С благодарностью за то, что снова были вместе, хотя первые дни и недели не обошлись без проблем.

- Я боялась оставить его одного. Я боялась, что это повторится. Я постоянно думала о том, что может случится, если я оставлю его одного? Это было нелегко. И каждый раз, когда я смотрела на него, у меня всплывали картины инцидента, его парализованное лицо. Это было тяжело, - говорит Мари.

В довершение всего в отношениях пары произошел сдвиг:

- Обычно Йоаким - сильный викинг, который никогда, никогда не болеет. Но вдруг тот, кто всегда был сильным, перестал быть им на какое-то время. Теперь именно мне полагалось быть сильной. Это было странно, но и хорошо, потому что это часть совместной жизни: люди всегда должны быть рядом друг с другом, - объясняет она, а принц Йоаким дополняет:
"Смена ролей действительно может принести что-то позитивное"

Сегодня повседневная жизнь пары вернулась в привычное русло. Принц Йоаким работает в качестве военного атташе в Париже, и у него есть один очень четкий совет для других, кто столкнется с чем-то подобным:

- Всегда нужно быть на чеку. Не нужно думать, что наверное, это всего лишь плохое самочувствие или усталость. Лучше позвонить 1-1-2 или позвать кого-нибудь на помощь. Не нужно думать, что вот я сейчас посплю и все пройдет. Лучше лишний раз перестраховаться, чем столкнуться с последствиями. Вы и ваши родственники должны относиться к этому серьезно, - подчеркивает Принц Йоаким.

Сегодня Принц не видит последствий инцидента, который произошел с ним почти год назад, но очень часто думает об этом:

- Это было абсолютным везением, и, возможно, именно поэтому моя посттравматическая фаза давно назрела. Я не говорю о симптомах стресса или что-то в этом роде, но есть мысли, которые постоянно возвращаются: есть вещи из детства, юности и переживания, которые возвращаются в новом свете, потому что теперь я смотрю на них по-другому. Я постоянно думаю о том, насколько мне повезло: Мари быстро вмешалась в ситуацию, аварийно-спасательная машина по счастливой случайности была поблизости, на дежурстве в больницах находились прекрасные специалисты, которые очень быстро среагировали. Каждая из этих фаз - опыт. А все вместе - это часть посттравматической фазы, - говорит Принц Йоаким.

Принцпара использовала друг друга, детей и семью в процессе своего ментального исцеления, и они оба снова и снова подчеркивают важность того, чтобы иметь кого-то, с кем можно поговорить и поделиться своими мыслями, чтобы не оказаться в полном одиночестве.

”Очень помогает умение говорить об этом, но что странно, так это то, что трудно говорить с тем, кто не был в такой ситуации. Это действительно должен быть кто-то, кого вы хорошо знаете”, - подчеркивает Принцесса Мари, а Принц утвердительно кивает:

- Наши разговоры с Мари о том дне стали своего рода терапией для нас обоих. И мы надеемся, что наш расссказ поможет пролить свет на некоторые вещи, но также и принести пользу нам самим, - говорит он и принцесса Мари добавляет:

- Да, как я уже сказала в самом начале, мне было трудно говорить об этом снова. Но как только я начала говорить об этом, мне стало легче, - говорит она с улыбкой.

Еще одним положительным моментом стала волна поддержки, которая захлестнула Принцпару со всех уголков Земли:

- Для меня это было очень трогательно, это была огромная поддержка от незнакомых нам людей. В тот момент очень многие думали о нас и это было абсолютно удивительно и действительно очень помогло, - говорит Принцесса Мари и ее муж снова кивает:

- Да, это было очень, очень трогательно. И, конечно, были люди, которые говорили: с ним все нормально, в отличие от многих других. И я прекрасно это понимаю. Я знаю, что мне просто повезло. И меня радует, что я такой не один.

Принцпара убеждена, что отец Принца, покойный Принц Хенрик, является ангелом хранителем своего сына. После смерти Принца Хенрика, в критические моменты Принцу Йоакиму всегда везло. Пара также очень часто думает о тех людях, которые прошли через нечто подобное, но им повезло меньше.

- Трудно не думать о том, что могло бы случиться, и я думаю, что мы уже поняли, как это страшно. Об этом всегда стоит помнить, - говорит Принц Йоаким, а принцесса дополняет: ”Семьи - всегда думайте и помните о своей семье и о своих близких. Вы должны быть рядом с ними, вы нужны им!".

- Я очень рад, что в Дании у нас есть такая организация, которая занимается таким серьезным и тяжелым вопросом. Чем больше людей будет иметь представление о болезнях мозгах, тем лучше, - заканчивает Принц.
Tags: dk - Принц Йоаким, dk - Принцесса Мари, Интервью, Королевская семья Дании
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments