YA (khalivopuloy) wrote in euro_royals,
YA
khalivopuloy
euro_royals

Categories:

Кузены королевы

Возможно, они не очень известны, но кузены королевы всегда играли важную роль в ее жизни.


Газеты назвали это появление ее первым официальным публичным выступлением: «Это было 24 октября 1931 года, и в крошечной деревенской церкви Святой Марии в Балкомбе пятилетняя принцесса Елизавета Йоркская, впоследствии Елизавета II, была одной из 12 подружек невесты на свадьбе леди Мэй Кембриджской, ее кузины".

Тогда будущую королеву описали как стоящую «на скамье и болтающую с тремя другими малолетними подружками невесты», среди которых была еще одна её кузина, леди Мэри Кембриджская.
Среди старших подружек невесты были принцесса Ингрид Шведская и принцесса Сибилла Саксен-Кобург-Готская. Обе были кузинами Елизаветы, правнучками прапрабабушки Елизаветы королевы Виктории. Ингрид была также внучкой престарелого крестного отца Елизаветы, ее прапрадяди, герцога Коннаутского.

Семья, особенно ее кузены, всегда играла важную роль в жизни королевы. У отца королевы было четыре брата и сестра, которые дожили до совершеннолетия, у ее матери восемь: поэтому уже с рождения у королевы были двоюродные братья и сестры.
Были и другие кузены и кузины, такие как принцессы Ингрид и Сибилла, потомки по отцовской линии «королевской мафии», которая распространилась по континентальной Европе от России и Румынии на востоке до Испании на западе, от северных монархий Норвегии и Швеции до импортированной в Грецию немецко-датской династии на юге, а со стороны ее матери - сплоченная сеть шотландских аристократов.

В детстве в социальной жизни королевы доминировали члены этой расширенной семьи. Её родители, находясь в туре по Австралии, пропустили её первый день рождения. Вместо этого она отпраздновала день рождения вместе со своими двоюродными братьями Джорджем и Джеральдом Ласселлсами, сыновьями сестры ее отца, Мэри, Королевской принцессы и восьмилетним Александром Рамзи, троюродным братом Елизаветы, который когда-то вдохновил принцессу назвать её канарейку Сэнди.
Семейные мероприятия и ее дни рождения, когда она была маленькой девочкой, устраивали в Виндзорском замке ее бабушка и дедушка, король Георг V и королева Мария. В их списке гостей преобладали королевские дяди и тети, праздничный торт принцессы, украшенный розовым кремом, сделанный поваром короля, являлся единственной уступкой ребячеству.
Единственными гостями-ровесниками принцессы Елизаветы были ее кузены, мальчики Ласселлсы, впоследствии директор Королевского оперного театра и президент Британского клуба гонщиков.
Поскольку оба мальчика изо всех сил пытались расслабиться в присутствии своего вспыльчивого деда- короля, удовольствие, которое они привносили в игры и развлечения, почти наверняка было ограниченным.

Фильм ITV «Королева и ее кузены», показ которого состоится в следующий четверг, привлекает внимание к горстке королевских и не королевских родственников, включая Викторию Прайер, дочь шотландской кузины, Маргарет Роудс, княгиню Ольгу Романову, мать которой считала ее невестой для принца Чарльза и лорда Ивара Маунтбеттена. Не все они обязательно проводят много времени с Ее Величеством.

Секретарь покойного графа Маунтбеттена Бирманского однажды предположил, что королеве «очень трудно расслабиться, если ее не окружают те, с кем она чувствует себя как дома».

Таким образом, вот настоящий ключ к близости королевы к ее любимым кузенам: кровные узы предлагают самую надежную гарантию доверия в жизни, в которой мало что является личным. В необычном существовании совместный опыт также предлагает понимание, что для королевы компания из членов семьи дает возможность расслабиться.

Композитор Бенджамин Бриттен был одним из многих королевских гостей, которые сетовали на свою собственную и чужую неспособность действовать и говорить естественно в обществе королевы, описывая разговоры на собраниях в Сандрингеме как потенциально «ужасные ... все держали рот на замке, опасаясь сказать что-то плохое, что может оскорбить или оказаться спорным».

Одни из первых в списке тех, с кем монарх чувствует себя как дома - члены семьи. С единственной сестрой принцессой Маргарет ее отношения, хотя и не всегда легкие, имели решающее значение. Став взрослой, королева продолжала праздновать семейные торжества и годовщины свадьбы с королевскими дядями и тетями, с которыми она проводила время в детстве, отмечая одну из годовщин свадьбы, например, в доме младшего брата ее отца, Генри, герцога Глостерского.

Важность этих отношений была заложена в душе Елизаветы с младенчества, что стало одним из уроков, которые она извлекла у своей грозной бабушки, королевы Марии, чье представление о королевской семье и ее уникальности граничило с культом.
Мать королевы разделяла это мнение. "Я всегда была семейным человеком», - писала покойная королева Елизавета, королева-мать, своей старшей дочери. На практике это означало предпочтение компании ее собственных родственников кому-либо еще. В течение десятилетий королева проводила часть каждого лета в Балморале. В детстве ее товарищами по играм в основном были члены семьи королевы-матери: Маргарет и Джин Эльфинстон, дочери старшей сестры королевы-матери, Марии; Дайана Боуз-Лайон, одна из дочерей её брата Джока; двое детей ее сестры Роуз. Все были кузенами будущей королевы.

Ежегодные визиты к бабушке и дедушке в замок Глэмис упрочили у королевы ощущения себя как часть большой и любящей семьи.
В число ее шотландских развлечений входила вечеринка по случаю дня рождения правнука Эдуарда VII, ее троюродного брата Джеймса, будущего графа Файфа. Возможно, это были не те вечеринки, которые запомнились бы большинству детей - Елизавету пригласили посадить дерево на вечеринке по случаю дня рождения кузена, в это время ее фотографировал репортер из Dundee Courier - но в основном они предполагали короткий и желанный побег от общественного внимания, которое было аспектом жизни королевы с рождения.

Любовь и привязанность королевы к своим ближайшим кузенам были очевидны на протяжении всего ее правления. Она постоянно сопротивлялась призывам упорядочить расширенную королевскую семью и отвергала предложения о том, чтобы статус Королевского Высочества - и связанные с ним привилегии - были ограничены более близкими членами семьи. Список тех, кто похоронен в королевских могилах во Фрогморе с момента вступления королевы на престол, является длинным, что свидетельствует о ее преданности расширенной королевской семье.
9 июля 1947 года родители объявили о помолвке. Ее женихом стал лейтенант Филипп Маунтбеттен, бывший принц Греческий и Датский. Королева Мария приступила к распутыванию их родства: кузены по королеве Виктории, Георгу III и датскому королю Кристиану IX.

Самая эпатажная кузина королевы.

Однажды она получила резкий удар в лодыжку от своей кузины, принцессы Анны, когда они обе боролись за внимание лихого шотландского офицера на балу в Хайленд.

Когда она была "девственной" 17-летней девушкой, ее недолго прочили в невесты её кузену, принцу Чарльзу, которому, как она позже сказала, «в первую очередь следовало бы набраться смелости, чтобы жениться на Камилле».

Княгиня Ольга Романова считает, что если бы она сыграла саму себя в сериале "Аббатство Даунтон", то это была бы роль леди Сибил, мятежной аристократки, которая сбежала с шофером. "У нас не было шофера, но я была такая же дурная".

Тогда будет справедливо сказать, что, несмотря на то, что она в родстве как с королевой, так и с принцем Филиппом («через датчан», как она говорит в фильме ITV «Королева и ее кузены" ), княгине Ольге Романовой относительно не хватает великолепия и пышности, что соответствует ее королевским связям.

Действительно, в фильме её показывают в Провендере, в доме 13-го века, который она унаследовала и она, кажется, не обладает особыми манерами и изяществом (несмотря на то, что однажды она появилась на австралийском реалити-шоу в 2005 году, раздавая советы по этикету). Она ругается довольно блестяще и настаивает на том, чтобы к ней обращались как к Ольге, потому что "никому нет дела до титулов".

Если бы не портреты русской царской семьи на стенах, можно было бы легко забыть, что она кузина нашей королевы и дочь племянника императора Николая II, князя Андрея Александровича, который избежал заключения и, следовательно, последующей казни, покинув Крым на корабле британского военно-морского флота.

Она росла в графстве Кент с "ньянькам, ослами и пони" и её первые встречи с членами королевской семьи не были особо успешными. В детстве королева водила детей на чай к её бабушке, Великой княгине Ксении Александровне. «У них явно были отличные манеры, а у меня ужасные манеры», - говорит Ольга, которая скептически относится к молодым членам королевской семьи, рассказывающим о «своих проблемах» по телевидению, и описывает королеву Марию, жену Георга V, как страдающую от «элитной клептомании».

То, что она росла княгиней "на самом деле никак не повлияло" на неё, говорит она в фильме, добавляя, что чувствует себя «благословенной», что избежала слишком большого количества церемониала в своей жизни, несмотря на титул.
«Из меня бы получилась паршивая имперская княгиня», - признает она, облачившись в деревенскую тройку: жилет, джинсы и ботинки.

«Хочу, чтобы от меня пахло лошадью», - добавляет она.

Тогда возможно, что у нее гораздо больше общего с её кузиной королевой, чем она могла бы признать. Хотя трудно представить, чтобы Ее Величество попросила включить в ее Ленд Ровере обогреватель, потому что её "задница замерзла".

Фильма "Королева и ее кузены" будет показан на ITV в четверг, 15 апреля, в 21:00.
Tags: uk - Елизавета Вторая, Аристократы, Британские аристократы, Королевская семья Британии, Родственники, Романовы, Русские аристократы, Русское дворянство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments