YA (khalivopuloy) wrote in euro_royals,
YA
khalivopuloy
euro_royals

Categories:

Интервью Георга Фридриха Прусского для The New York Times

Продолжается эпопея с возвратом семейных ценностей, несколько недель назад ситуация обострилась, принц пригрозил тем, что заберет из музеев королевские регалии, Берлин и Бранденбург на шантаж не поддаются.


Работы принца Георга Фридриха по возвращению и поиску тысяч произведений искусства и артефактов, которые когда-то принадлежали его семье никак не увенчаются успехом.
Как нынешний глава династии Гогенцоллернов, представители которой правили Пруссией на протяжении 300 лет и Германией на протяжении полувека, 44-летний принц с 2014 года ведет переговоры с официальными лицами о владении королевскими сокровищами, которые были конфискованы у его семьи в Восточной Германии после Второй мировой войны и теперь являются частью музейных коллекций.
Эти переговоры велись в секрете до 2019 года, а затем документы о переговорах просочились в СМИ. Процесс застопорился, а атмосфера испортилась.

Официальные лица немецких земель Берлин и Бранденбург, в музеях которых хранятся спорные объекты, теперь говорят, что основным препятствием для возобновления переговоров является ряд судебных запретов, которые Георг Фридрих подал против историков и журналистов за публикации материалов, которые, по его словам, являются неточной информацией о его семье.
Эти иски, по мнению представителей земель, подавляют критические дебаты об истории Германии и, в частности, о роли прадеда принца в приходе к власти нацистов. Принц Георг Фридрих считает эту критику безосновательной.

"Я уверен, что мы снова встретимся вместе [за столом переговоров], потому что достижение соглашения - в наших общих интересах", - сказал он в интервью, которое состоялось во вторник в его офисе в Потсдаме недалеко от Берлина.
"Мы заинтересованы в том, чтобы избежать бесконечных судебных процессов, которые и так затягиваются", - добавил он.
Надеждам Георга Фридриха на урегулирование путем переговоров в четверг был нанесен удар, когда законодатели от правящего блока Берлина внесли в региональную ассамблею предложение, которое, в случае его принятия, выведет землю из переговоров.
Это приведет к тому, что суды останутся единственным способом урегулировать спор.

Когда новости о требованиях принца стали достоянием общественности, в средствах массовой информации они были охарактеризованы как непомерные и нереалистичные, его начали высмеивать в юмористически шоу.
Левая партия расклеила по Бранденбургу плакаты с лозунгом "Гогенцоллернам никаких подарков!" и инициировала петицию, призывающую к отмене дальнейших переговоров, и собрала достаточно подписей, чтобы обеспечить дебаты и в законодательном органе этой земли.

"Гогенцоллерны - это не просто дворянская семья", - сказал Торстен Велерт, берлинский чиновник, участвовавший в переговорах - "Они - императорская семья, и роль, которую они играли в колониальном прошлом, Первой и Второй мировых войнах, всегда является ее частью".
"Это не только история семьи, это история Германии", - добавил он.

Прадед принца, кайзер Вильгельм II, был последним императором Германии и, безусловно, самым богатым человеком в стране до Первой мировой войны. Кайзер и его семья также владели значительными денежными запасами и десятками дворцов, вилл и другой собственности.
Но после Второй мировой войны леса, фермы, фабрики и дворцы Гогенцоллернов в Восточной Германии были экспроприированы в результате коммунистической земельной реформы, а тысячи произведений искусства и исторических объектов были включены в коллекции государственных музеев.

Иск о реституции впервые подал дед Георга Фридриха после падения Берлинской стены, когда тысячи немцев воспользовались новыми законами, позволяющими им требовать компенсации и реституции за конфискованное имущество. Чиновники оценивали его более 20 лет, прежде чем начались переговоры с семьей.
Если Георг Фридрих продолжит дело в суде, успех может зависеть от того, какую поддержку его прадед, наследный принц Вильгельм, оказал нацистам в 1930-х годах. Согласно немецкому законодательству, если суд сочтет, что кто-то оказал нацистам «существенную поддержку», то его семья не имеет права на компенсацию или реституцию утраченного имущества.

Наследный принц надеялся, что Адольф Гитлер восстановит монархию, и писал ему лестные письма. Он защищал антисемитскую политику Гитлера и публично носил повязку со свастикой. Если суд согласится с тем, что поддержка Гитлера наследным принцем Вильгельмом была «существенной», то претензии Георга Фридриха будут отклонены.

Принц сказал, что его прадед «признал этот преступный режим, и очень быстро стало ясно, что у него не хватило моральной стойкости или смелости, чтобы пойти в оппозицию». Но он сомневается, является ли это «существенной» поддержкой, добавив, что это «вопрос, который должен быть прояснен экспертами по правовым вопросам».
Вопреки сообщениям СМИ, принц сказал, что он не намерен убирать реликвии из музеев Берлина и Бранденбурга: он просто выполняет свой семейный долг, добиваясь рассмотрения своего иска.

Тем не менее, официальные лица в этих землях заявили, что принц действовал агрессивно, и что одним из основных препятствий для возобновления переговоров является судебная тяжба, которую он инициировал против некоторых лиц, мнения которых он называет "ложными".
Шесть историков, ряд журналистов и СМИ, а также Левая партия получили предупреждения от адвокатов принца или стали объектами судебных запретов.

"Это неразумная стратегия", - сказал Велерт,- "У принца очень плохие советчики. У него отличный юрист по СМИ, который выигрывает почти все битвы в первом раунде. Но в конце концов он проигрывает войну".
В интервью принц признает, что допустил ряд ошибок.
"После того, как ситуация стала очень бурной, мы начали пытаться опровергнуть неверные отчеты", - сказал он- "Теперь первоначальные обвинения исчезли, но появились новые обвинения в том, что я пытаюсь ограничить свободу мысли или академическую свободу. Я самокритично подхожу к этим вопросам".



Принц уже однажды изменил свою позицию в споре. В 2019 году, когда его претензии стали достоянием общественности, его предложение о том, чтобы он имел право проживать в Цецилиенхоф, бывшем королевском дворце в Потсдаме, вызвало возмущение и насмешки. Хотя он быстро отказался от этого, "оглядываясь назад, это вызывает сожаление".

Совсем недавно письмо советника принца от 29 января законодателям в Бранденбурге было истолковано некоторыми как угроза.
В письме упоминаются предметы, принадлежащие семье Гогенцоллернов, которые переданы музеям Берлина и Бранденбурга во временное пользование, включая церемониальный меч, футляры для драгоценностей короны и портреты прусских офицеров. В письме говорилось, что эти предметы пользуются спросом в других регионах страны и «с таким же успехом могут быть выставлены в соответствующем контексте» за пределами Берлина и Бранденбурга.

Манья Шюле, министр культуры Бранденбурга, сказала, что она «очень раздражена» этим письмом. «Некоторые СМИ даже назвали это вымогательством», - добавила она.
Принц сказал, что письмо было «неправильно истолковано».
Велерт сказал, что это право принца фон Преуссена отозвать реликвии, но добавил, что это «будет политическим самоубийством. Я бы послал съемочную группу, чтобы заснять этот процесс, не думаю, что это хорошо".

Наряду с общественным мнением, научный дискурс, похоже, также движется против утверждений Георга Фридриха.
В январе прошлого года его просьба была рассмотрена во время публичных слушаний в парламенте Германии, на которых историкам было предложено вынести вердикт о том, способствовал ли его прадед, наследный принц, восхождению Гитлера. В то время они разделились во мнениях относительно того, можно ли считать поддержку наследным принцем нацистов «существенной». Но теперь ученые приходят к единому мнению, что это было так.

Кристофер Кларк, профессор истории Кембриджского университета, в отчете 2011 года утверждал, что наследный принц был слишком маргинальным, чтобы иметь «существенное» влияние. С тех пор он пересмотрел свою точку зрения в свете нового исследования ученого Стефана Малиновского. Кларк написал, что Малиновский «вне всяких сомнений показал, что наследный принц, хотя никогда и не был соратником первого ранга, был более активным сторонником нацистов, чем мы думали».

Георг Фридрих утверждает, что его семья никогда не пыталась «замести Третий рейх под ковер».
"Многие люди обеспокоены тем, что если будет достигнуто соглашение с государственными структурами, то наследный принц будет реабилитирован", - говорит Георг Фридрих, - "Но я считаю, что это неправильно - эту дискуссию нужно продолжать. Обсуждения реституции должны проводиться отдельно от публичных исторических дебатов о роли моей семьи в Третьем рейхе".

В то время как эти дебаты продолжаются, принц остается на виду у общественности - и это ему, кажется, не нравится.
"Когда дело доходит до личного, это неприятно", - сказал он, -"Когда в Потсдаме развешивают плакаты с моим портретом, и мои дети начинают спрашивать, почему на плакате изображен папа, это действительно пересекает черту. Все остальное я терплю".
Tags: Аристократы, Гогенцоллерны, Интервью, Немецкие аристократы, Неправящие семьи
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

Recent Posts from This Community