masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Category:

Королевы всех времен. Ловиса Ульрика

Королевы всех времен. Хедвиг Элеонора

Умная и красивая Ловиса Ульрика была ярой поклонницей культуры и искусства. Но к своей семье, не говоря уже о подданных, она относилась как к грязи. (с)

"Она неописуемо красива...в ее глазах горит огонь. Это сверхъестественная женщина - Богиня в образе ангела" - этими словами описал Ловису Ульрику один из членов Тайного совета.
После этого, Кронпринц Адольф Фредрик не раздумывая принял решение жениться на 24-летней Ловисе Ульрике в 1744 году. Она училась у французских учителей и переписывалась с философами и учеными. Она приехала из Берлина, но ее родным языком был французский. Ловиса Ульрика также говорила по-немецки и по-итальянски и была одной из первых, кто выучил английский язык, чтобы читать английские романы в оригинале. Она быстро выучила шведский, но с явным французским акцентом. Ни у одной бывшей Королевы не было столь блестящих предков с семейными узами по всей Европе. Она никогда не забывала, что была сестрой Фридриха Великого.

Она не была впечатлена, когда приехала в Швецию в качестве Кронпринцессы. Ловиса Ульрика написала домой в Берлин, что в шведском дворе есть «глухой дирижер, хромой танцор, послушный мастер фехтования и слепой придворный художник». Она быстро все это изменила.

Ловиса Ульрика сделала для культуры Швеции больше, чем любой член Королевской Семьи Швеции, независимо от династии,  до нее. Она поддерживала художников, писателей и композиторов. Она основала Академию Наук. У нее была замечательная коллекция книг, крупнейшая в Швеции коллекция монет и богатейшая в Европе природная коллекция. Под ее руководством были построены театры в Дроттнингхольме и Ульриксдале. Она пригласила в Швецию французскую театральную и итальянскую оперную труппы. Сама она играла на клавесине, а ее муж Адольф Фредрик на виолончели. В качестве свадебного подарка они получили Дроттнингхольм, где Юхан Хельмик Руман сыграл для молодоженов свою Дроттнингхольмскую сюиту.

Брак был, по общему мнению, счастливым, что объясняется тем, что Адольф Фредрик с самого начала признавал ее превосходство. В браке родилось четверо детей: Густав в 1746 (Густав III), Карл в 1748 (Карл XIII), Фредрик Адольф в 1750 и София Альбертина в 1753. Из всех детей, Ловиса Ульрика любила только Густава, на остальных детей она смотрела свысока и часто издевалась над ними при людях. Благодаря матери, Густав получил солидное культурное воспитание.

Король Фредрик I умер в 1751 году, Адольф Фредрик и Ловиса Ульрика были с большой помпой коронованы в Кафедральном Соборе. Для Королевы была изготовлена новая корона из серебра с 695 бриллиантами.

Ее коронационное платье из шведского шелка сегодня хранится в оружейной палате.
Первые несколько лет, Ловиса Ульрика была настоящей звездой. Но затем начались конфликты с политиками. [После смерти Карла XII было введено имперское правление, и политическая власть была передана риксдагу] Ловиса Ульрика выросла в стране, где монархия считалась даной Богом, где крестьяне были крепостными, а оппозиция практически отсутствовала. Она не понимала, почему сословия имеют такую большую власть в Швеции, и совершенно не могла смириться с тем, что крестьяне участвуют в работе риксдага.

Это было совершенно чуждо Ловисе Ульрике, которая не могла понять, почему крестьянам вообще разрешают входить в салоны. Риксдаг также, через ее голову, решил, кто будет учителем и воспитателем десятилетнего Кронпринца Густава (III).

Королева яростно протестовала против того, что она считала вмешательством риксдага в ее и личную жизнь семьи.

Поэтому Ловиса Ульрика хотела совершить свою собственную революцию и положить конец тому, что она считала репрессиями политиков в отношении Королевской Семьи. Рядом с ней была группа придворных, готовых сражаться на ее стороне. Наиболее известными из них были Граф Эрик Браге и опытный полковник Граф Йохан Людвиг Хард. Хард был потомком храбрых каролингов, и именно ему принадлежит разработка плана по возвращению королевского самодержавия.

План состоял в том, что оплачиваемые подстрекатели поднимут восстание в Стокгольме одновременно с поднятием флага повстанцев в сельской местности. Для обработки общественного мнения было привлечено большое количество офицеров, унтер-офицеров, телохранителей и других лиц. Распространяя слухи среди людей на улицах и в тавернах Стокгольма, они должны были привлечь ремесленников, лодочников и охранников. В ночь восстания, придворные Королевы Хард, Браге и Арвид Хорн должны были собраться в доме Графа Браге, где они бы ждали сигнала восстания, чтобы немедленно обыскать артиллерийский двор и принять командование войсками. Там бы они раздали боеприпасы, заблокировали мосты Стокгольма, выкатили пушки. Подкупленная «мафия» должна была бежать ко Дворцу и кричать: «Король в опасности» и «Больше власти для Короля». В то же время риксдаг был бы арестован и свергнут. Все должно было происходить без насилия, но если бы революционеры встретили вооруженное сопротивление, они бы открыли ответный огонь.

Чтобы собрать деньги на революцию, Королева решила заложить некоторые из своих драгоценностей, в том числе 44 крупных бриллианта из короны. Она вытащила бриллианты и тайно отправила их в Берлин. Риксдаг получил информацию о том, что бриллианты и другие драгоценности исчезли. Политики потребовали немедленного проведения инвентаризации драгоценностей короны, частью которой была корона Королевы. В полной панике Ловисе Ульрике удалось вернуть драгоценности в последнюю минуту.

Во вторник, 22 июня 1756 года, во Дворце должна была состоятся инвентаризация, но на арену вышел Эрнст Анхель. В течение 16 лет он был посыльным при Королевском Дворце, но был уволен после неоднократных нарушений в состоянии алкогольного опьянения. Теперь он был управляющем «кофейней» в Риддархусторгете, центре развлекательной жизни Стокгольма в то время. В «кофейнях» в то время продавались крепкие напитки.

Поздно вечером в понедельник, 21 июня, Эрнст Анхель, как обычно, был пьян. Возможно, на него повлияла напряженность, которая царила в Стокгольме перед инвентаризацией драгоценностей Короны. По городу ходили слухи об арестах и ​​допросах подозреваемых в заговоре. Его вызвали на допрос, на 22 июня, в так называемую «комиссию по измене родине», которая расследовала слухи о надвигающемся перевороте. Подрывная деятельность Эрнста Анхеля достигла вездесущих ушей Комиссии. «Переговоры» с Комиссией никогда не были безболезненными. Тех, кто отказывался сотрудничать, регулярно пытали.

Все смешалось в Эрнсте Анхеле - и алкоголь, и страх перед пытками, и он решил начать революцию самостоятельно! Да будет  революция!

В качестве награды за участие в революции, Придворный Маршал Хорн пообещал сделать Анхеля иснпектором Дворца Сваршё. Для уволенного посыльного это был бы отличный карьерный взлет!

На дрожащих ногах он разыскал своих товарищей, капитанов Столсварда и Пьюка: «собирайте народ, да начнется революция!», - сказал Анхель и продолжил: «Я уже собрал своих людей». Капитаны испугались и побежали к своим начальникам, графу Харду и Браге, чтобы сообщить о том, что сказал им Анхель. Графы были в ужасе. Подготовка была далека от завершения. Анхеля надо остановить! Но Анхель был в отличной форме и уже успел добежать ко Дворцу, где поприветствовав фрейлину Королевы, сообщил ей о своих планах. «Теперь монархия в Швеции будет сильной, и этой сословной тирании, наконец, придет конец», - прошептал Анхель. Кстати, говоря, Эрнст был не просто королевским посыльным - в его жилах текла королевская кровь. Эрнст Анхель был бастардом брата благословенного Короля Фредрика I - Максимилиана Гессен-Кассельского.

В то время как Эрнст Анхель переходил из таверны в таверну, чтобы начать великую революцию, монаршая чета посещала театр в Болльхюзе, где, в тот вечер давали комическую оперу. Присутствовали также многие ведущие политики города, а также графы Браге и Хард.

Когда представление закончилось, Королева приказала Придворному Маршалу Хорну немедленно схватить Анхеля и заставить его замолчать, прежде чем настанет катастрофа. Хорн отправился домой к Харду, где находилось убежище заговорщиков. Все были в панике, никто не был готов вступить в бой.

Анхеля, который был тогда в Риддархусторгете, нашел капитан Пьюк. По приказу графов Браге и Харда, Анхель должен был замолчать и вернуться домой. Уставший, сердитый и разочарованный всеми «трусами» Эрнст Анхель пришел домой и сразу уснул.

Но к тому времени многие из команды Анхеля, уже начали действовать. Они проникли в артиллерийский двор, где их  обнаружили и схватили.

Утром следующего дня собрался совет и были арестованы первые заговорщики. Пьюка подвесили голого за руки к потолку на два часа, окунув его тело в ледяную воду - он рассказал все, что знал.

Монаршая чета планировала бегство, но было слишком поздно. Все ближайшее окружение Королевы было схвачено. Их всех пытали, кроме Браге, благодаря справке от врача - он болел подагрой.

Совет проголосовал за смертную казнь как для всего ближайшего окружения, так и для многих агентов и подстрекателей. Удалось сбежать за границу только Харду, где он сделал блестящую карьеру в нескольких странах. Он успешно провел двенадцать сражений и стал генерал-лейтенантом прусской армии.

Риксдаг спорил, что делать с Королевой. Некоторые хотели, чтобы ее казнили. Другие предлагали ссылку. Ее преступления были серьезными. Она сговорилась против государства, против конституции, против законно избранных членов парламента. Впервые требования республики были услышаны в шведском парламенте за тридцать лет до Французской революции.

В итоге, архиепископ Вестероса отправился во Дворец Ульриксдаль, где провел карательную проповедь для Королевы. Впоследствии архиепископ написал, что он видел слезы на глазах у Королевы. Слезы раскаяния и стыда. Сама она смотрела на происходящее совершенно иначе. Она написала своим родственникам в Берлин, что она пыталась выразить «всю холодность, все презрение, которое можно когда-либо выразить в демонстрации ... в самые трудные моменты я напоминаю себе, что я сестра Фридриха Великого». Она ни о чем не жалела, кроме того, что план провалился.
Таким образом, дело было закрыто.
Королевская власть в Швеции стала гораздо слабее. Придворная партия была полностью разгромлена.

В один прекрасный день риксдаг решил, что 21-летний Кронпринц Густав женится на датской принцессе Софии Магдалене. Они были помолвлены с четырех лет. Политическая ситуация благоприятствовала сближению двух стран. Ловиса Ульрика презирала и ненавидела все датское и была категорически против брака.


Густав сначала был против, но передумал, когда понял, что это блестящий шанс освободиться от удушающей матери и обзавестись собственным хозяйством. Шведские дипломаты описывали невесту как "милую, но не красивую, очень воспитанную, застенчивую и достойную". Другие писали, что она была молода и красива, с гладкой и белой кожей, большими  темно-синими глазами, светлыми густыми и длинными волосами.

Но у Ловисы Ульрики были свои шпионы, которые писали, что девушка "глупая, застенчивая и невежественная", а так как она датчанка, то старомодна и совершенно неправильно одета. Именно это и хотела услышать Королева. Накануне свадьбы было передано очень богатое и щедрое приданное, которое перевозили на более чем 50 повозках. Ловиса Ульрика была в гневе, она считала эту свадьбу - ошибкой.

Густав отправился в Сконе на встречу со своей невестой. Как раз перед тем, как невеста сошла с корабля в Хельсингборге, Кронпринц получил записку от своей матери "Я прошу тебя не слишком влюбляться, потому что это граничит с безумием..."

Первая встреча прошла хорошо. Густав воскликнул: ”Comme elle est belle!" - ”Как она прекрасна!". После первой же встречи Королева объявила, что находит невестку "очень скучной и сварливой" Она сокрушалась, что ее сын "полюбил торговый автомат, которому не хватало образования и знания литературы".

Свадьба была проведена со всеми необходимыми церемониями и великолепием, включая постельный обряд, когда жениха и невесту провожали в спальню. Когда все стихло, Густав быстро исчез из комнаты и вернулся только через 9 лет. Бедная одинокая София Магдалена чувствовала только лед, критику, злобу и подозрительность каждый раз, когда появлялась. Свекровь ежедневно делала ей замечания по поводу ее наряда, макияжа или манер поведения. Что бы она ни сделала, это было неправильно. А если она ничего не делала, было еще хуже.

Кризис со свекровью достиг своего пика, когда стало известно, что София Магдалена беременна. Густав понял, что у него должен быть наследник и обратился к своему придворному Маршалу Адольфу Фредрику Мунку аф Фулькиле. Неизвестно, в чем заключалась помощь, но Мунк присутствовал в спальне, когда уже Король Густав III пытался зачать наследника. Король и Королева были совершенно невежественны и не понимали, что им нужно делать. Мунк письменно заявил, что у Короля была слишком узкая крайняя плоть, а у Королевы ”слишком маленькие чресла, что супружеский долг не мог состояться без боли и страданий”. Королева забеременела, но у нее случился выкидыш.

Через некоторое время она снова забеременела и родила сына - Густава Адольфа, 1 ноября 1778 года. Король был вне себя от радости, весь двор радовался. В Стокгольме был произведен самый большой салют, в общей сложности 1024 залпа. Все были счастливы. Кроме Ловисы Ульрики, которая извергала ядовитые комментарии и слухи. Она распространяла слухи, что отцом ребенка был Мунк и что шведская корона достанется ”отпрыску простого дворянина”. Она не хотела слышать об "ублюдке" Густава.
Возмущениям Густава и Софии Магдалины не было предела. Они были так обижены, что окончательно оборвали любые контакты с Ловисой Ульрикой. Мунк был щедро вознагражден драгоценностями, деньгами, орденами и новыми должностями и был возведен в ранг барона.

София Магдалена больше никогда не разговаривала со своей свекровью. Густав навестил мать спустя три года на ее смертном одре. Он пришел со своим сыном, Густавом Адольфом. София Ульрика погладила внука по голове и дала ему бриллиантовую иглу, чтобы он носил ее в шляпе. Но когда они вышли из комнаты, она прошептала: "Боюсь из этого мальчика не будет толка"

Ловиса Ульрика умерла во Дворце Сваршё 16 июля 1782 года. Ей было почти 62 года. Всего через несколько месяцев София Магдалена родила второго сына, Карла Густава, которого описывали как здорового и красивого, но который, к сожалению, умер в 6 месяцев от банальной детской болезни, которую не заметили врачи. После этого сожительство супругов прекратилось.

Tags: Аристократы, Историческое, Королевская семья Швеции, Монархия, СМИ
Subscribe

  • Память о Кристиане Х

    В день Воссоединения, 101 год назад, Король Кристиан Х посадил к себе на Мальгре Тоут девятилетнюю девочку - Йоханне Мартине Брарен. Йоханне со…

  • Самая несчастная Королева Швеции - Ловиса.

    Впечатляющее происхождение и богатая семья. Казалось бы Нидерландскую Принцессу Луизу ждал удачный брак и достойное существование. Но что в…

  • Кит Харингтон про свое отцовство

    Актер недавно поделился информацией об изменениях в своей жизни, когда он впервые стал отцом. Всего пять месяцев назад Кит и Роуз, с которой он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Память о Кристиане Х

    В день Воссоединения, 101 год назад, Король Кристиан Х посадил к себе на Мальгре Тоут девятилетнюю девочку - Йоханне Мартине Брарен. Йоханне со…

  • Самая несчастная Королева Швеции - Ловиса.

    Впечатляющее происхождение и богатая семья. Казалось бы Нидерландскую Принцессу Луизу ждал удачный брак и достойное существование. Но что в…

  • Кит Харингтон про свое отцовство

    Актер недавно поделился информацией об изменениях в своей жизни, когда он впервые стал отцом. Всего пять месяцев назад Кит и Роуз, с которой он…