Заносчивая Вандербильдиха (leprofesseur) wrote in euro_royals,
Заносчивая Вандербильдиха
leprofesseur
euro_royals

Categories:

Lady in Waiting: My Extraordinary Life in the Shadow of the Crown. Глава 13.



Я сопровождала принцессу Маргарет на королевских мероприятиях и давала ей убежище в Норфолке, Глене и на Мюстике, а она приглашала нас с Колином провести с ней выходные в Балморале и Роял-лодж, доме королевы-матери в Виндзоре.

Королевская семья очень любит пикники, хотя их идея пикника превосходит идеи большинства людей. По словам принцессы Маргарет, пикник невозможен без дворецкого. Что касается королевы, у нее свой собственный скрупулезный подход к делу. Однажды летом мы были в Балморале на дне рождения принцессы Маргарет. Каждый вечер во время нашего визита королевская семья - королева, герцог Эдинбургский и их дети, принцесса Маргарет и королева-мать - отвозили нас и других гостей в охотничий домик на территории поместья. Ужин приезжал на специально созданной передвижной кухне - пикник на колесах, похожий на небольшой фургон, который вез на прицепе «лендровер». Внутри этой замечательной штуковины все было на своем месте. Королева руководила процессом, доставала все из мобильной кухни и накрывала на стол, а после обеда надевала резиновые перчатки и убирала.

В первый раз, когда мы присутствовали на одном из этих грандиозных пикников, мы с Колином начали относить вещи обратно на мобильную кухню, помогая уборке. Вдруг сзади мы услышали, как принцесса Анна рявкнула: "Что вы делаете?"

"Просто убираем. Мы очень надеемся, что кладем все в правильное место», - сказали мы, останавливаясь и оборачиваясь. До нас начало доходить, что, возможно, поэтому она и смотрела на нас довольно свирепо.

"Что ж, я надеюсь, что да, потому что, если нет, королева чертовски разозлится на вас". Мы с Колином чуть не упали в обморок от ужаса. Мысли о том, что королева будет чертовски зла на нас, было достаточной, чтобы мы сразу перестали помогать, поняв, что королева очень тщательно обо всем заботилась и что поддержание всего в точном порядке было ее первым правилом.

Помимо Балморала на протяжении семидесятых и восьмидесятых годов королева-мать и принцесса Маргарет приглашали меня и Колина в Роял-лодж. За исключением гостиной, украшенной изысканной росписью Рекса Уистлера, дом был относительно скромным. В ванной комнате был потрескавшийся линолеум, и многие другие комнаты немного поблекли, но королева-мать не хотела ничего менять: именно там она и король жили как герцог и герцогиня Йоркские до отречения от престола Эдуарда VIII, и ей нравилось то, как все было.

Выходные всегда были очень веселыми и разнообразными. Летом мы проводили послеобеденное время, валяясь в саду, обедая на свежем воздухе и купаясь в бассейне. Зимой нас приглашали на охоту. Мужчины отправлялись стрелять, а дамы присоединялись к ним примерно в половине двенадцатого, принося булшоты, приготовленные из традиционной смеси говяжьего бульона и водки, чтобы согреть мужчин после холодного утра, проведенного в полях. Принцесса Маргарет любила наливать их в маленькие серебряные чашки и раздавать их мужчинам, которые всегда были ей очень благодарны. Затем она брала меня и других женщин на прогулку по красивому саду Сэвилл в Большом Виндзорском парке, прежде чем вернуться в Роял-лодж и встретить мужчин, чтобы насладиться очень долгим обедом.

Те дни охоты были намного спокойнее, чем в Холкеме, где мужчины упаковывали с собой бутерброд на завтрак, ели его под живой изгородью где-то в обед, прежде чем им кричали мой дед, а затем мой отец, что пора продолжать.

Независимо от времени года, каждый вечер мы пили напитки в гостиной Уистлера, где мы часто находили королеву-мать, стоящую перед телевизором в углу и заворожено смотрящую "Папашину армию". Одно из правил протокола пребывания в компании члена королевской семьи состоит в том, что, если они стоят, вы тоже должны стоять, - вы не можете сесть, пока они не сядут. Кажется, они ужасно много стоят, поэтому мы просто вставали рядом с королевой-матерью, пока она смотрела свою любимую телепрограмму, будучи большой поклонницей Капитана Маннеринга, потягивая сухой мартини, смеясь до тех пор, пока не заканчивались титры.

После того, как "Папашина армия" заканчивалась, мы все шли в столовую на ужин. Королева-мать любила очень жирную пищу, например, яйца Драмкилбо - сваренные вкрутую яйца с лобстером и креветками, и всегда было много пудингов, холодных суфле со сливками и шоколадом. Вино всегда подавалось к каждому блюду, а это означало, что на столе стояло несколько разных бокалов: маленькие для портвейна и ликеров, рядом - бокалы на длинной ножке для красного вина и еще дальше - для белого, затем изящные стаканы для воды.

Кульминацией каждого ужина с королевой-матерью было, когда она начинала свой ритуал тостов. Она произносила имя кого-то, кто ей нравился, и поднимала бокал над головой. И мы все следовали ее примеру. Если это был кто-то, кто ей не нравился, она опускала стакан под стол и произносила его имя, и мы поступали так же. Эти тосты продолжались целую вечность, часто продолжаясь на протяжении всего ужина, сопровождаемые взрывами смеха и обильным употреблением алкоголя.

После обеда мы возвращались в гостиную, где принцесса Маргарет играла на пианино, и мы все пели. Она очень любила петь хором в компании, и это было ее любимым занятием после ужина. После того, как наши голоса заканчивались, мы иногда играли в шарады. Если настроение было менее энергичным, в углу комнаты всегда был пазл, хотя я предпочитала сидеть и слушать граммофон. Если бы нам было особенно весело, мы танцевали под музыку на ковре.

Принцесса Маргарет любила готовить для нас развлечения. Она была чрезвычайно предусмотрительной и использовала то, что было доступно ей, интересным и творческим способом. Однажды мы полетели на остров Уайт, чтобы пообедать в Осборн-хаусе и прогуляться по территории. В другой раз мы ужинали в лондонском Тауэре и разглядывали драгоценности Короны. Мы также посещали дворец Кью и Квинс-хаус, построенный для Анны Датской, жены Якова II, в Гринвиче, чтобы посмотреть картины Лоури, Тернера и Каналетто, а также знаменитый портрет королевы Елизаветы I Непобедимая Армада. В Виндзоре мы останавливались в Роял-лодж, и она водила нас в библиотеку Виндзорского замка, где она устраивала, чтобы библиотекарь показал нам что-то особенное - например, письма королевы Виктории принцу Альберту или документы, относящиеся к Генриху VIII. Или мы шли смотреть на красивый фарфор или кукольные домики.

Выходные в Роял-лодж всегда были веселыми, несмотря на периодические ссоры между королевой-матерью и принцессой Маргарет, у которых временами были немного натянутые отношения. Одна откроет все окна, а другая закроет их. Или одна предлагала идею, а другая сразу ее отклоняла. Возможно, они были слишком похожи - я не думаю, что это что-то необычное для матери и дочери. И хотя изначально они были частью четверки, они стали после в некоторой степени запасной парой.

У нас с Колином было много друзей, которые прилагали все усилия, чтобы развлечь своих гостей, но я всегда была особенно благодарна принцессе Маргарет, которая так же тщательно планировала выходные, как Колин - свои вечеринки. Щедрость принцессы Маргарет проявилась по отношению ко мне, когда я жила с ней в Кенсингтонском дворце какое-то время в 1990 году, после того, как Колин объявил, что продал Хилл-лодж, наш лондонский дом, и не только это - у нас было всего две недели, чтобы его освободить; он признался мне, что уже собрал все мои вещи. Когда я расстроено спросила его, почему он не мог дождаться моего возвращения, он вышел из себя. "Нет! Нет! Нет!" - кричал он, хотя это меня выселяли.

Мне некуда было идти, поэтому принцесса Маргарет предложила мне пожить с ней. Я сказала: «Это ненадолго, так как я уже нашла квартиру, которая мне нравится, но я должна ее отделать. Могу я пожить три недели?" Она сказала - хорошо, и я переехала к ней

Принцесса Маргарет жила в апартаментах 1А в северной части дворца, рядом с герцогом и герцогиней Глостерскими, и вела постоянные сражения с кошками принца и принцессы Майкл Кентских, подстрекая своего шофера наехать на них и поворачивая водяной шланг в саду в их сторону. Если я была там, она отдавала его мне и кричала: «Давай, Энн, достань их!» И я покорно бегала по саду, стараясь не обрызгать по ошибке ее. Я никогда не попадала в кошек, которые были слишком быстры, и усаживались на стене, вне досягаемости шланга.

Принцесса Маргарет переехала туда в 1960 году, когда вышла замуж за Тони. Их ремонт был раскритикован прессой, которая пыталась представить их чрезмерно расточительными, предполагая, что собственность уже и так находится в идеальном состоянии, будучи частью Кенсингтонского дворца. По правде говоря, когда они с Тони переехали, это было ветшающее помещение без отделки, которое не ремонтировалось с 1891 года. Привыкшие к тому, что пресса лила на них грязь или хвалила их, они отмахнулись от этого.

Брак принцессы Маргарет и Тони закончился более десяти лет назад, но все же было ясно, что, когда они взялись за ремонт, творческое чутье Тони и исключительный вкус принцессы Маргарет сделали их блестящей командой. Вместе им удалось создать очаровательный, самобытный интерьер, в котором, несмотря на то, что он находился в стенах Кенсингтонского дворца, было очень комфортно и непринужденно.

Двойные двери вели из гостиной в столовую с длинным столом, достаточно большим, чтобы вместить двадцать человек, а рядом с холлом была комната с ракушками, полная шкафов с ее коллекцией. Я хорошо знала эту коллекцию - раз в год я помогала ей мыть ракушки, погружая их в ванну, наполненную водой и Fairy, затем высушивая и полируя каждую.

Во всей квартире окна всегда были открыты, а двери приоткрыты, потому что принцессе Маргарет всегда требовалось больше воздуха, может быть, из-за того, что она много курила. Поскольку квартира находилась в Дворцовом комплексе, она была охраняемой и полностью безопасной, и для меня было блаженством не беспокоиться о безопасности и оставлять окна и двери открытыми, а ключи - в машине. Роскошь, о которой я не думаю, что принцесса Маргарет подозревала, но то, что я действительно ценила.

Наверху у нее была очень красивая спальня и потрясающая ванная комната, которую спроектировали Карл Томс и Тони, с готическими панелями, розовыми стенами и огромной ванной с закругленными краями. Моя комната была чудесно отделана синим шелком, и я спала на кровати с балдахином с видом на сад. В ней была дверь, которая вела в музей, открытый для публики, и я часто слышала, как люди ходят там. Я всегда волновалась, что забуду запереть дверь, и посетители зайдут и увидят, как я лежу в постели.

Когда я переехала, принцесса Маргарет сказала: «Мы будем видеться время от времени». Но на самом деле мы много времени проводили вместе. Если бы мы обе были дома, мы ели вместе. Когда я возвращалась с вечеринки, я чувствовала себя уставшей и хотела лечь спать, но принцесса Маргарет всегда ложилась спать поздно и любила вести беседы, которые длились часами. Я проскальзывала в дверь и пробиралась по коридору как можно тише, а потом слышала, как она кричит: «Энн, это ты?»

- Да, мэм, - отвечала я.

- Привет. Заходи ко мне, - заходи и выпей чего-нибудь на ночь.

Так что я сидела у нее еще несколько часов. Я привыкла к этому, так как провела с ней так много времени в Глене и на Мюстике, но там обычно все по очереди сидели с ней. Иногда я оставалась ненадолго, прежде чем сказать: «Вы не возражаете? Мне нужно лечь спать".

Однажды она пришла, нашла меня и спросила, не хочу ли я поехать с ней в Вашингтон на представление Королевского балета. Балет был ее самой большой страстью, хотя втайне мне всегда хотелось, чтобы она любила оперу, которая была моей страстью, но я все равно была взволнована и сразу приняла приглашение. За эти годы мы трижды ездили в Вашингтон, чтобы посмотреть балет, и каждый раз мы также посещали Белый дом: дважды, когда у власти был Рональд Рейган, и один раз, когда президентом был Джордж Буш-старший.

Мой опыт общения с двумя президентами и их первыми леди был неоднозначным. В отличие от Нэнси Рейган, Барбара Буш была совершенно милой и гостеприимной, проявляла неподдельный интерес ко всему и вовлекала меня в происходящее. Она была расслабленной и довольно забавной, вела интересные беседы и заставляла всех чувствовать себя непринужденно.

Нэнси Рейган была ее противоположностью. Когда мы приехали в Белый дом, мы все направились к лифту, ведущему к частным апартаментам. Еще до того, как я вошла в дверь, Нэнси Рейган сказала: «О нет, леди Гленконнер, вы - нет, мисс Браун, проводит вас вниз, чтобы посмотреть комнату подарков».

Принцесса Маргарет выглядела довольно встревоженной, не желая, чтобы я уходила. Весь смысл фрейлины заключался в том, чтобы рядом с ней постоянно был кто-то из ее собственного двора, и она сказала одними губами: «Помоги!", когда двери лифта закрывались, но мы ничего не могли поделать.

Я с нетерпением ждала возможности увидеть Овальный кабинет и понимала, что принцесса Маргарет хочет, чтобы я была с ней, но вскоре я оказалась в огромном подвальном помещении, чтобы вместо этого увидеть все подарки, подаренные президенту. В конце концов мисс Браун воссоединила меня с принцессой Маргарет, которая очень обрадовалась, когда я снова появилась.

Вернувшись в Белый дом через несколько месяцев, я боялась, что меня снова отправят в комнату подарков, но на этот раз, еще до того, как я вошла внутрь, мне пришлось столкнуться с неожиданным случаем ошибочной идентификации. Когда я выходила из машины, президент Рейган, ожидавший, что это принцесса Маргарет выйдет с той стороны, принял меня за нее и, взяв меня за руку, сказал: "Здравствуйте, маленькая леди!"

Поскольку мы с принцессой Маргарет не были похожи друг на друга, я была очень удивлена и сразу же попыталась исправить его, но не вышло. Когда он уводил меня, я видела, что принцесса Маргарет и Нэнси Рейган в ярости, хотя я не уверена в том, на кого они сердились - на меня или на него. Мне удалось выпутаться, и я выдвинула принцессу Маргарет вперед.

Я, конечно, не испытывала неприязни к президенту и первой леди, и когда мы посетили их много лет спустя, в их доме в Калифорнии, Рональд Рейган был очень нездоров и не вышел к обеду. К тому времени он страдал от болезни Альцгеймера, и было огорчительно слышать, как он стонет в другой комнате - его присутствие на мировой арене было таким достойным и значительным, и было очень грустно осознавать, что его здоровье резко ухудшилось. Я задавалась вопросом, может быть, он уже страдал слабоумием, когда решил, что я принцесса Маргарет.

Не все время мы проводили за необычными делами. Пока я жила с ней, мы вместе занимались очень обычными вещами, например, слушали радио или ездили к Питеру Джонсу. Иногда мы ходили куда-нибудь пообедать: ее любимым местом был «Ритц», и она всегда говорила, что, по ее мнению, в нем самый красивый обеденный зал в Лондоне. Мы ходили с друзьями - Каролиной и Рейнальдо Эррера, когда они приезжали из Нью-Йорка, или с Рупертом Лёвенштейном и Колином, если он был в Лондоне. Менеджер отеля встречал нас в холле и провожал к столику. Люди замечали принцессу Маргарет, но без сопровождения, кроме Джона Хардинга, суеты и внимания было по минимуму, и обычно люди давали ей личное пространство и были очень вежливы. После обеда, особенно если там был Колин, принцесса Маргарет предлагала заглянуть на Бонд-стрит, где он неизменно что-нибудь ей покупал, особенно если она натыкалась на синее стекло, которое коллекционировала, или украшение, которое привлекло ее внимание.

Большую часть времени мы обедали в Кенсингтонском дворце, а потом гуляли по саду, что ей нравилось, хотя она ненавидела серых белок - против них у нее была вендетта. Однажды мы гуляли, и она неожиданно заметила женщину, которая сидела на скамейке в парке и кормила белок. Она подошла к ней и стала лупить их зонтиком. Джону Хардингу пришлось вмешаться, вежливо предложив принцессе Маргарет уйти и оставить белок в покое, а женщина выглядела совершенно ошеломленной.

Три недели, которые я должна была провести у нее, продолжались и продолжались. Квартира, которую я купила в Холланд-Парке, требовала времени, чтобы закончить отделку, но принцесса Маргарет не возражала. В конце концов, я осталась у нее на весь 1990 год и наконец переехала в начале 1991 года. Я не могла получить от времени, что я прожила у нее, большего удовольствия. С ней было так легко жить - я думаю, мы обе чувствовали это в отношении друг друга, особенно по сравнению с жизнью с Тони или Колином.
Tags: Британские аристократы, Историческое, Книги, Королевская семья Британии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →