masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Categories:

Королева Ингрид. Глава 12

Королева Ингрид. Глава 11


Королеве Ингрид исполнилось 62 года, когда она начала свой долгий и активный уход на пенсию.


У нее была жизненная цель - она помогла Рико стать хорошим Королем, таким, каким бы он не смог стать без нее. Она воспитала новую Королеву Дании, Королеву, которая была лучше образована и лучше подготовлена, чем любой другой наследник престола в истории Дании. Цель завершена.

Зачем ей вся остальная жизнь?

Она всегда знала, что когда-то этот день наступит. Она думала, что будет готова к нему, но в итоге все оказалось сложнее.

Она больше не Королева. Королева - Маргрете. Она Королева Ингрид, и она больше не №1. В некотором смысле эта смена ролей похожа на то, что испытывает великая актриса, когда годы берут свое и на смену ей приходит восходящая звезда.

Королева Ингрид сыграла свои главные роли – роль жены и роль Королевы Дании. Теперь настало время сыграть второстепенную роль – роль Королевы-матери.

Через год после смерти мужа, ее постигло другое горе. В начале августа 1972 года, ее отец, Король Густав VI Адольф, серьезно заболел. Ему был 91 год, но он был все таким же хладнокровным джентльменом, как и 50 лет назад. Для шведского народа их Король был почти бессмертным.

Это была долгая и жесткая борьба со смертью, совершенно отличная от быстрой и легкой смерти Короля Фредерика. Лишь 15 сентября 1973 года старый Король сдался. Он проиграл. За полтора года Королева Ингрид потеряла мужа и отца, двух мужчин, которые значили для нее больше всего в жизни.

В 1974 году Королева вступила в наследство. Шведский Королевский Дом, в отличие от датского, не входил в число самых бедных Королевских Домов в Европе.

Наследство Королевы Ингрид составило 9,5 миллионов. Она также получила наследство от Короля Фредерика (неизвестная сумма), что сделало ее самой богатой в Королевской семье. Неизвестно точно, какое личное состояние было у Королевы Ингрид, но источник при Дворе в 1990 году сказал, что Королева имела больше 70 миллионов, не считая акций, драгоценностей и предметов искусства и живописи.

Королева Ингрид ежегодно получала от государства около семи миллионов долларов. Основная часть, около 65-70 %, шла на заработную плату. Кроме того, Королева оплачивала все внутреннее содержание и отопление, так же как она сама оплачивала свои поездки. Так что никакого профицита в этом бюджете не было.

Общеизвестно также, что Королева Ингрид оказывала финансовую помощь изгнанной греческой королевской чете, которой пришлось покинуть Грецию почти с пустыми руками и которая до сих пор борется за возвращение некоторых ценностей, захваченных после упразднения королевства в Греции в июне 1973 года.

Роль скорбящей вдовы в черном - не та роль, которая подходила жизненному темпераменту Королевы Ингрид. В отличие от Короля, который упивался прошлым, старыми воспоминаниями и старыми друзьями, она подходила к этому жестко и трезво. Завершенные главы жизни не следует перечитывать.

Она, конечно, не собиралась отправиться в изгнание как «вдова Гростена». Она не хотела жить в мемориальных комнатах, и вскоре после смерти Короля, она решила изменить Амалиенборг, Фреденсборг и Гростен.

«Мама удивила нас всех, устроив грандиозный ремонт после смерти папы», - сказала Королева Маргрете. «Меня нисколько не шокировало, что она изменила наш дом детства. Не так много мест остались неизменными с тех пор, но это было так естественно, что она делала. И я была впечатлена тем, как радикально она это делала:

Я сделаю перестановку! Я не хочу жить с папиными комнатами, стоящими как пустые мемориалы

Это не значило, что папы не было в нашей жизни. Мы очень часто говорили о нем, и он присутствовал в нашей жизни и в жизни мамы, но никогда не ретроспективно. Сентиментальная завеса воспоминаний, опустошившая датскую семью, являлась ее яростным противником.

Мама была кризисным человеком. Когда адреналин бурлил в ее жилах, она могла свернуть горы. Но она также использовала все свои силы, чтобы поддержать нас – и себя - после смерти папы. Мы все чувствовали, как она была подавлена.

Она была не старой, когда осталась одна. Она была еще молода. Она многое потеряла, когда умер папа, но она также решила прожить оставшуюся жизнь активно. И она это сделала. Она очень долго и очень активно выходила на пенсию.

Когда я стала Королевой, я не думаю, что для нее это было легко, даже если они никогда об этом не говорила. Я сама об этом думала, хотя я не из тех, кто всегда думает о других.

Когда папа был жив, мама всегда мне говорила: нужно замечать, что делает папа, но делать это нужно по-своему.


С самого детства мама дарила мне какую-нибудь вещь, например, украшение, если считала, что я этого заслуживаю. Маленький знак отличия от мамы! И за ее последние 25 лет я несколько раз получала такой знак»

Хотя Королева Ингрид держала себя в руках, Анне-Марие, которая впала в депрессию после смерти отца, видела, как маме было тяжело. Очень тяжело:

«Мама всегда контролировала свои эмоции. И не показывала их. Она всегда говорила: «Я плакала так, как должна была плакать, когда умерла моя мама». наверное, поэтому у мамы и появилась язва»

Теперь же Королева Анне-Марие впервые увидела, как плачет ее мать:

«Мама сама не понимала, как сильно она скучала по папе и как ей было тяжело, ведь она всегда была такой сильной. Она всегда была самой сильной в их паре. Я думаю, ей казалось, что она сможет справиться с этим, но тот факт, что она не смогла, сделал ее еще более печальной.

Она несколько раз повторяла: «Это трудно, но я справлюсь».»


Кроме того, «потеря» Фреденсборга было тяжелым испытанием для Королевы Ингрид. Она любила, как и Король, Белый Замок на озере Эсром, где тесть Европы, Кристиан IX и Луиза, в счастливые Фреденсборгские дни 1880-х годов собирали Королевские семьи Европы. И особенно она любила сад, который построила со всей любовью и мастерством.

В 1969 году в предисловии к книге Яна Стеенберга о Фреденсборге тогдашняя наследница престола, которая теперь стала полноправной хозяйкой, описала чувства семьи к Фреденсборгу:

«Думаю, я могу без преувеличения сказать, что полюбила это место с первого раза. Не только потому, что мы, дети, могли гулять там сколько угодно, не разгуливая в красивых нарядах, но и потому, что сам дом пленил меня, я отдалась ему всем сердцем, как любил его с детства мой отец. Моя мать пробудила во мне интерес к более древней истории Фреденсборга и различным стилям, и я помню, как, вернувшись домой из школы, я бегала по гостиной, чтобы посмотреть, что моя мать теперь изменила или узнала»

И Королева Ингрид знала, как решить эту проблему – Канцелярия!

Здание канцелярии, или кавалерийский дом, как его первоначально называли, было построено в 1733 году. Канцелярия предназначалась для размещения министров и придворных чиновников, которые после встреч в Фреденсборге не могли вернуться в Копенгаген. Здание было нежилым с 1911 года и использовалось под склад.

Королева Ингрид решила вернуть канцелярию к жизни. Вместе с архитектором Петером Кохом она занялась обширными реставрационными работами здания, чтобы оно выглядело как можно ближе к первоначальной постройке и в то же время стало резиденцией, которая будет ее домом, а не музеем.

Реставрация обошлась в 4 миллиона крон, которую оплатила сама Королева Ингрид. Она переехала туда в 1974 году. На первом этаже, который составляет 700 квадратных метров, была столовая, гостиная, кабинет, спальня и гостевая комната. На втором этаже, который составляет 450 квадратных метров, были комнаты для гостей и ванные комнаты, а в боковом крыле жил персонал. [напомню, что после смерти Королевы Ингрид, канцелярией начал пользоваться Фредерик, и во время пребывания в Фреденсборге он живет там со своей семьей.] Ингрид обставила канцелярию редкими сокровищами, которые унаследовала от своего отца, дополнив их частично приобретенным антиквариатом, и частично мебелью, которую она нашла на крышах Амалиенборга и Фреденсборга, так называемые «избыточные запасы».

Работа над зданием канцелярии и ремонт «квартиры» в Амалиенборге оживили ее.

Ее желание жить вернулось. Она нашла баланс в своей жизни как вдова, мать, тёща и бабушка. И как Королева. Для многих родившихся до 1940 года, Королева Ингрид оставалась Королевой.

В 1997 году исполнилось 50 лет с тех пор, как Кронпринцесса Ингрид стала Королевой Дании. И прошло уже 25 лет с тех пор, как она осталась одна. В свои 87, она была все еще активным членом Королевской Семьи с блестяще ясной головой. Конечно, обнаружились возрастные дефекты. Со слухом – Королева Ингрид пользовалась слуховым аппаратом - и зрение было уже не тем, что раньше. Но спина не доставляла ей сильных проблем, как могло показаться.

Сама Королева Ингрид была раздражена тем, что не могла делать то, на что была способна: «О, это так хлопотно быть старухой», - говорила она Анне-Марие по телефону. Тем не менее она все еще ездила в Лондон и Берлебург, и продолжала быть все той же энергичной гостьей, у которой нет времени спать до обеда.

У повседневной жизни Королевы Ингрид были свои рутины. Каждое утро, В 7.30 она пила утренний кофе и читала газеты. Она предпочитала - Berlingske Tidende, Jyllands-Posten, The Times и Svenska Dagbladet. Она не очень любила слушать радио, но любила смотреть вечерние новости по телевизору. Но больше ничего.

В 8.15 звонила Принцесса Бенедикте на 15 минут. Она делала это каждое утро.  Королева Анне-Марие звонила матери каждые три-четыре дня: «Мы не очень любили писать письма, но любили разговаривать друг с другом по телефону»

В 10.00 Королева Ингрид звонила одной из двух своих придворных дам, Мерете Росток-Йенсен или Варваре Валь, чтобы обсудить планы на день. Мерет Росток-Йенсен была придворной дамой Королевы Ингрид с 1987 года, и между этими двумя женщинами, которые рано потеряли мать, существовали очень личные отношения.

Мерете Росток-Йенсен было всего четыре года, когда умерла ее мать. Сама Мерете была замужем за режиссером Оле Росток-Йенсеном, сыном лучших друзей Короля Фредерика и Королевы Ингрид - командора Луиса Росток-Йенсена и его жены Берты.

Королева Ингрид продолжала читать все письма, которые ей присылали. Конечно, она больше не могла сама отвечать на несколько сотен писем, но для каждого она придумывала ответ.

У нее теперь было не так много официальных обязанностей, но все же были протектораты, о которых нужно было заботиться. Кроме этого были и другие мероприятия, которые Королева Ингрид поддерживала своим присутствием.

Она больше не выступала с речами - только в Южной Ютландии на соискание стипендии – и больше не открывала выставок. Она ограничила все мероприятия, которые посещала до 45 минут. Если еще несколько лет назад она всегда настаивала на том, чтобы стоя приветствовать людей, то к концу жизни её уговорили сесть в кресло. Тем не менее, она извинялась перед каждым, что не может приветствовать стоя.

Постепенно её удалось убедить пользоваться тростью. Но когда кто-то пытался поддерживать ее за руку, слышал слегка раздраженное «я справлюсь сама».

Из-за согнутой спины, Королева Ингрид начала быстрее уставать. Дома, у нее была специальная подушка для спины, которую Мерет Росток-Йенсен часто тайком брала, например, на концерты или в Королевский театр. Она прятала подушку под пальто или шаль, потому что знала: если она спросит, не следует ли ей взять подушку с собой, ответ всегда будет одним и тем же: «О, в этом нет необходимости!»

Когда Королева Ингрид жила в Амалиенборге, она обедала в столовой одна. Когда же она жила в Фреденсборге, на обед она брала пару бутербродов из столовой для сотрудников. Это обычный ритуал, который ей нравился.

Перед официальными мероприятиями, она все также тщательно готовилась – просматривала все бумаги, изучала все детали. До конца жизни у нее была потрясающая память на людей.

Как и бессмертная британская Королева-мать, крестная мать Принцессы Бенедикте, с которой у Королевы Ингрид были близкие отношения, она не планировала уходить на пенсию. Королева не останавливается. Она не уходит на пенсию. Быть королевой - это работа на всю жизнь.

В отличие от Короля, который с трудом скрывал тот факт, что ему иногда было смертельно скучно во время официальных мероприятий, Королева Ингрид находила невероятно неловким появляться в качестве главной фигуры на мероприятии и просто сидеть как вещь. Она всегда говорила, что даже скучное мероприятие превращается в увлекательное, если заранее подготовиться и знать, о чем пойдет речь.

Архитектор и профессор Тобиас Фабер, один из хороших знакомых Королевы Ингрид, говорил:

«Каждый, кто встречался с Королевой Ингрид, получал особый опыт. Вы уходили с таким чувством, что она просто жаждала познакомиться с вами. У нее был невероятный заряд. У нее была изумительная способность проявлять интерес к тому, что на самом деле было ей безразлично.  За всем, что она делала, стояла колоссальная воля. Она обладала интуитивным умом и была мудра в жизни.

Она никогда не сомневалась, что от членов Королевской Семьи требовалось нечто экстраординарное. И у нее было чувство юмора. Она не воспринимала мелочи всерьез. Она не вешалась по пустякам»


Каждый, кто встречался с Королевой Ингрид, также встречался с Ее Величеством. Королева Ингрид была необычна. Она была Королевой не ради себя самой, а ради института, который она представляла. Искусство для всех, кто являлся членами Королевского Дома, состояло по ее мнению в том, чтобы войти в действительно реальный контакт с людьми – и все же быть Ее Величеством. Она владела этим искусством, как никто другой в Королевском Доме.

Большинство людей, которые впервые встречали Королеву Ингрид, очень нервничали, но проходило всего несколько минут, и они разговаривали, но не с Королевой, а с человеческой Королевой Ингрид. Это человек, который излучал царственность. Вокруг нее всегда была какая-то особая аура. Это то, что чувствовало большинство людей, встречающих ее.

Мерете Росток-Йенсен говорила:

«Королева Ингрид была очень терпимым человеком. Она была умной и испытывала острый интерес к другим людям. Это был не формальный интерес, а подлинное любопытство. Она была уникальным человеком с невероятно надежным чувством того, кто она есть и кем она должна быть. Она сама мне как-то сказала, что она та, кто она есть. Она - цельное человеческое существо, которое не пыталось быть «современным». Я думаю, что это, помимо всего прочего, и производило такое сильное впечатление»

Она всегда поступала правильно. Когда Королева Ингрид присутствовала на официальных мероприятиях, где также присутствовала Королева, она всегда прибывала первая, чтобы, как и подобало, встретить Королеву Маргрете.

Британская королева-мать придумала свой собственный стиль. У Королевы Ингрид тоже был свой стиль. Совсем другой. Королева Ингрид всегда была одной из самых хорошо одетых в Датской Королевской Семье. Стиль был классически прост в предпочтительно синих, красных или зеленых цветах. Королева должна быть видна. Она не должна сливаться со стеной. Вечерние платья ей также продолжал шить Йорген Бендер, а повседневную одежду она покупала у Celli Freifeldt или Jaeger. Она также покупала одежду в Лондоне и ткани в Риме. Она всегда знала, чего хочет.

Королева Ингрид продолжала чувствовать себя немного одинокой и изолированной, особенно в большом Амалиенборге, где так много ступенек. Если она забывала что-то на туалетном столике, ей приходилось сделать 100 шагов, чтобы это забрать.

Ей пришлось привыкнуть к тому, что было что-то, что она больше не могла делать. Ее воспитали так, что нельзя сидеть сложа руки, но вышивать она больше не могла. Королева Ингрид любила вышивать, но ее вышивка принадлежала к классу миниатюр, и ее глаза больше не могли справляться с маленькими стежками.

Из-за дислексии Бернадотов, она всегда медленно читала, но она любила читать и не останавливалась. В книжном отделе Хэрродс в Лондоне был человек, который знал книжный вкус Королевы, и который всегда присылал ей новинки.

Одна из книг, которая в последние годы жизни больше всего зацепила Королеву Ингрид – «Жизнь и смерть в Шанхае» Ньен Чэн. Автобиография рассказывает историю ареста автора в течение первых дней Культурной революции в Китае, ее шестилетнего тюремного заключения, освобождения, преследований, попыток покинуть Китай и начала жизни в изгнании в США.

Ньен Чэн - сильная и бескомпромиссная женщина, у которой было отношение к тому, как следует жить, с которым Королева Ингрид могла отождествлять себя.

За свою долгую жизнь Королева Ингрид предъявляла к себе большие требования.

До конца жизни, она настаивала, что после ужина сама разожжет огонь в камине, хотя это требовало от нее почти акробатических усилий. Но гости знали, что предлагать ей помощь - было бестактно.

Она начала плохо есть, перестала любить мясо, а лучшей едой для нее стал послеобеденный чай, где она могла поесть булочки, конфеты и печенье.

Являлась ли она хозяйкой или гостьей, она никогда не отходила «помыть руки». Ее так приучили.

Существовали вполне определенные правила такта и тона для того, о чем можно говорить с Королевой Ингрид. Сплетни были запрещены. Она терпеть не могла, когда кто-то обсуждал других людей. Также было непринято сливать отрицательную энергию на других, как в ночной горшок. И жаловаться на здоровье. 

Эти правила игры были у нее в крови, и она соблюдала их до последней буквы до самого конца.

Во время летнего пребывания в Гростене все было спокойно. В течение всего лета у Королевы Ингрид были гости, в первую очередь семья, особенно десять внуков, которых она любила собирать в Гростене. Также она приглашала близких друзей из года в год на настоящий датский летний отдых в сельской местности.

День в «отеле Гростен» начинался с завтрака. В 9.00 Королева Ингрид приходила поболтать со своими гостями за чашкой кофе. Затем целый день были различные мероприятия: экскурсии, купания, выставки или шоппинг – Королева Ингрид любила ходить по маленьким магазинам поддерживая владельцев.

Обед на свежем воздухе в 12.30. Это был традиционный датский обед с селедкой и горячим блюдом, а на столе всегда было домашнее густое молоко. В качестве напитков всегда предлагали ячменное холодное пиво и воду.

Днем были прогулки, теннис, плавание в бассейне. Королева Ингрид любила гулять по своему саду.

Ужин в 19.30 на свежем воздухе, если позволяла погода. Подавали три блюда и красное вино, а иногда шампанское.

После ужина кто-то беседовал, кто-то делал что-то руками, Королева Ингрид обычно просматривала свои любимые садовые каталоги.  В карты никогда не играли – Королю это никогда не нравилось.

По воскресеньям Королева Ингрид ходила в церковь, а после на «церковный кофе». И каждый год Королева Ингрид устраивала публичные концерты в Гростене. Деньги за билеты шли на продвижение музыки в Южной Ютландии.

В Гростене у Королевы Ингрид был один из ее многочисленных хороших друзей и поклонников. Это бывший начальник полиции Ивер Мёллер, который всегда приветствовал свою Королеву в Южной Ютландии красной розой на длинном стебле. Ивер Мёллер был начальником полиции Гростена с 1965 года до выхода на пенсию в 1989 году. Для еженедельника Sunday он рассказал о своей дружбе с Королевой Ингрид:

«Через несколько дней после смерти моей жены Королева Ингрид пригласила меня в Гростен. Это был ее способ показать свое участие.
- Мне трудно оставаться одному, - признался я ей. - Я это знаю. Я сама через все это прошла, - сочувственно ответила она. - Наверное, есть разница между Королевой Дании и обычным гражданином, - сказал я. - Нет, некоторые вещи одинаковы, - ответила Королева.

Я также ей рассказал, что буду скучать по варенью своей жены. Тогда в наш разговор вмешалась Принцесса Бенедикте: о, это не проблема! Я сварю вам варенье, чтобы оно немного подсластило вам жизнь. А через несколько дней приехала машина «с Короной» с двумя банками варенья от Бенедикте. Это стало традицией, которую Принцесса продолжала в течение следующих семи лет»


Ивер Мёллер также рассказал, что Королева Ингрид, когда он сопровождал ее по саду, могла назвать все цветы и растения их латинскими названиями - она как будто знала историю всех цветов.

Иногда она покупала семена в Англии и посылала их садовнику. Однажды она посмотрела на маленькие ростки и вдруг воскликнула: «Я их не заказывала!» Оказалось, что семена, о которых шла речь, были присланы в качестве дополнительного подарка.

Цветы были страстью Королевы Ингрид. Она считала их своими детьми, они были ей очень дороги.

Еще одной «страстью» была керамика. Она коллекционировала изделия из керамики в течение многих лет, а в 1996 году летом устроила выставку.

Выбор, представленный на выставке, создавал впечатление, что коллекция Королевы Ингрид основана на чистой классике, в которой подчеркивалась элегантная форма и изысканная глазурь.

27 мая 1985 года исполнилось 50 лет с тех пор, как Кронпринцесса Ингрид высадилась в своем новом Королевстве. Если семье было трудно убедить ее провести юбилеи, про которые она говорила «я не заработала на них», то этот день был нечто другим. Это была ее годовщина как датчанки. И не было никаких сомнений, где это следует отметить. В Южной Ютландии, конечно.

Никогда не видевший подобного торжества Юдске Тиденде написал о золотой свадьбе Королевы Ингрид с Данией: «Пятидесятница 1985 года вошла в историю Южной Ютландии как день, когда весь регион рука об руку собрался вместе, чтобы отдать дань уважения самой любимой в мире Королеве-матери»

Это день, наполненный воспоминаниями и символами. Королева Ингрид ехала вместе с Королевой Маргрете из Гростена на Народный праздник на стадион в той же карете, из которой она 50 лет назад впервые помахала датчанам. Ее приветствовали аплодисментами более 10 000 южных ютландцев.

Королева Ингрид произнесла трогательную личную речь, которая вызвала слезы у датчан:

«Сегодня 50 лет, как я сошла на берег у таможенной будки в Копенгагене. Светило солнце, я только что вышла замуж, рядом со мной был мой муж, и теперь я начала свою жизнь как датчанка. Я очень мало знала о Дании. Все было новым и чужим, многие лица, которые я видела, были мне незнакомы. Но все улыбки на пути, согревали и придавали мне смелость и веру в будущее.

Это был вызов - начать жизнь в чужой стране, где нужно слушать, учиться и пытаться понять. Мне были даны добрые и верные помощники, и я вспоминаю их с благодарностью. Мне посчастливилось жить с человеком, которого я очень любила и который был датчанином до мозга костей.

Обычно вы говорите: «Я оглядываюсь назад», но я использую выражение «Я чувствую переживания, светлые и темные времена, когда вспоминаю свои долгие годы в качестве члена семьи под названием Дания». Это то, что вызывает у меня глубокие и теплые эмоции. То, за что я вам благодарна.

Я никогда не забуду тот теплый прием, оказанный мне в Дании, и ту поддержку и помощь, которую я получила здесь, в Южной Ютландии. Я помню, что первое место, где я почувствовала себя как дома, был Гростен. За эту долгую жизнь я получала помощь и понимание всюду, и я не могу описать те эмоции, которые заполонили мое сердце, когда я поняла, что куда бы я не отправилась в Датском Королевстве – я везде дома.

У меня есть друзья на севере и юге, на востоке и западе, на всех наших островах, вдоль фьордов и пляжей, на утесах Борнхольма, в садах и лесах, в сельской местности и в городах. Я думаю об оживленных улицах Копенгагена, где я часто встречала улыбки людей. Пять лет оккупации, которые мы все вместе пережили, научили меня понимать датский менталитет, датскую идеологию, и поэтому эти годы значат для меня что-то особенное.

Я мысленно возвращаюсь к Фарерским островам, где в моей памяти вновь и вновь всплывают все мои визиты на эти прекрасные острова, которые всегда оказывали мне радушный прием. Я думаю о Гренландии и белых айсбергах, плывущих по синему морю, о цветовом спектре полуночного солнца, и мысли обращаются к людям, которых я встретила и полюбила.

Я позволила своим мыслям вернуться к многочисленным датским домам к югу от границы. Я также думаю о датчанах, которые живут в чужих странах далеко от дома. Добрые, верные датчане, которыми мы должны восхищаться и которых мы должны благодарить.

Это приятное согревающее ощущение - чувствовать себя как дома. Сегодня я с трудом понимаю, что когда-то приехала в Данию чужой. В Дании я не родилась, но я – датчанка! И это – мой Дом.

В этот памятный для меня день мои мысли полны благодарности мужу. Я всегда помню его гордость и радость за наших детей, а теперь хочу поблагодарить своих трех дочерей, трех зятьев и девять внуков, которые дарят мне тепло и радость в дни моей старости. Они символизируют для меня будущее. Будущее, к которому мы все вместе должны приложить волю и усилия, чтобы оно было добрым и справедливым, светлым и счастливым»


Речь Королевы Ингрид - откровенное признание в любви к Дании. Речь Королевы Маргрете к Королеве Ингрид – это признание в любви - матери и учительнице:

«50 лет - это долгий срок, больше, чем целая жизнь, большая часть жизненного пути. Ты приехала из Швеции, братской страны, соседней страны, такой близкой, и все же отличающейся от Дании, которую ты выбрала, когда сказала папе свое «да» в Стокгольме.

Когда я смотрю на твои фотографии до свадьбы, то вижу твой серьезный взгляд. В нем гораздо больше зрелости, чем может достичь большинство людей в столь юном возрасте.

У тебя не было беззаботного детства и юности, которые ты оставила позади, когда вступила на землю Копенгагена вместе с папой. И ты не бездельничала сидя в большом Дворце. Перед тобой стояли задачи и испытания, и ты это знала.
Ты вложила всю свою силу и сильную волю, свои многочисленные способности во все эти задачи. Ты выучила язык, всю первую зиму в Копенгагене у тебя болело горло. Но наступило лето, и ты приехала в Южную Ютландию. Ты познакомилась с пограничной зоной, и она показала тебе, что значит быть датчанкой.

Наступило апрельское утро 1940 года. Черные птицы низко и угрожающе летели над землей. В тот день ты поняла, что стала датчанкой. Ты разделила судьбу со всей Данией.

Потом наступили долгие годы, когда ты стояла рядом с отцом и работала. Ты была его любовью, его гордостью и вдохновением. Вы были для меня лучшими учителями и опорой, образцом для подражания.

Ты пережила с ним трудные времена, но он подарил тебе улыбку, любовь и тепло. Все это было здесь в Дании, в стране, которая научила тебя так тепло и радушно улыбаться.

Ты когда-то говорила о своем венке воспоминаний, где каждый цветок вызывает у тебя улыбку. Со всей Дании, из Гренландии и с Фарерских островов мы бы хотели преподнести тебе цветы, чтобы сделать еще один венок. Венок благодарности. Спасибо тебе за каждую улыбку, которую ты подарили нам, своим внукам, своим зятьям, своим детям – всем своим детям по всему Датскому Королевству. И этим венком мы увенчаем тебя, Королева и мать Дании»


Tags: dk - Королева Маргрете, dk - Кронпринц Фредерик, dk - Принцесса Бенедикте и семья, Историческое, Книги, Королевская семья Греции, Королевская семья Дании, Монархия, Немецкие аристократы, Сады и парки
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments

Recent Posts from This Community