masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Categories:

Королева Анне-Марие: "когда становишься старше, ты осознаешь, что время ускользает от тебя"

Королева анн-мари

- У нас в Амалиенборге был детский сад, который устроила мама. Туда приходили дети, с некоторыми из которых я до сих пор поддерживаю дружеские отношения. После детского сада я пошла в ту же школу, что и мои сестры. Мы, три сестры, ходили в школу каждый день пешком, независимо от погоды. Я не любила ходить в школу. Но кто любил? Я не очень хорошо училась, меня это не очень интересовало, мне больше нравилось проводить время с друзьями. Можно сказать, что я преуспела лишь в тех предметах, в которых мне нравились преподаватели. На их уроках я узнавала больше, чем на других. В школе Захле царил особый дух, она была довольно старомодной и жесткой. На уроках я всегда сидела и ждала, когда уже смогу вернуться домой поиграть, особенно весной и осенью.

- У меня были хорошие отношения с сестрами, особенно с Бенедикте, потому что мы были ближе по возрасту. Моя старшая сестра на шесть лет старше, и в то время это была большая разница. Когда она стала наследницей престола в 1953 на нас это никак не повлияло, мы только удивились, что нас сфотографировали в саду. Мы так и продолжили ходить более менее одинаково, в отношении к нам ничего не изменилось.
Три принцессы Анн-Мари, Маргрет и Бенедикте в своих платьях в 1952 году.
- Мне было приятно быть младшим ребенком. Говорят, что в детстве я была слишком избалована и делала, что хотела, и возможно, это было правдой, правда я так тогда не думала. Единственное, что мне не нравилось в том, чтобы быть самой младшей, это то, что мне всегда приходилось сидеть посередине, когда мы ехали в машине.

- В детстве я никогда не думала, что мы чем-то отличаемся от других детей. Правда, я часто ходила в гости к друзьям, которые жили немного иначе. Я думаю, что наше воспитание, если не считать некоторых официальных моментов, было очень похоже на воспитание в кругу наших друзей. Единственное, что отличало нас от них - нам нельзя было гулять в одиночку. В детстве я даже не думала о том, что на нас смотрят люди, только когда я обручилась, я почувствовала интерес к своей персоне.

- Я впервые встретила Кронпринца Константина, который впоследствии стал моим мужем, когда мне было 13 лет. Он и его семья навещали в Европе разных родственников - мы все связаны друг с другом - и я помню, что мне показалось таким захватывающим, что они приехали из Греции. Она находится так далеко. Я там никогда не была. После этого я забыла о нашей первой встрече, но позже мне сказали, что мой будущий свёкр приметил меня во время этого визита и сказал своей жене, что однажды я могу стать женой их сына. Сегодня забавно об этом думать.
Принцесса Анн-Мари до замужества.
- Когда мне исполнилось 14 лет, они "утвердили" меня в жены к Константину, и осенью, когда мне исполнилось 15, я снова встретилась с ним. Он увидел где-то мою фотографию и захотел встретиться со мной, поэтому он придумал какой-то предлог - что-то связанное с парусным спортом - чтобы приехать сюда. Но опять же, я была так молода, что не воспринимала это всерьез. Я просто была рада увидеть его, не более.

- В январе 1962 года родители устроили вечеринку для моих сестер, и я тоже пришла на нее, хотя была еще слишком маленькой для такого. Там также был Кронпринц Константин и родственники из Англии, Италии и Швеции. Трудно сказать, что именно произошло, но, по крайней мере, мой будущий муж позаботился о том, чтобы меня пригласили в качестве подружки невесты на свадьбу его сестры в конце года. Он хотел, чтобы я приехала в Афины. И да, уже там я поняла, что между нами что-то есть.

- Константин сделал мне предложение однажды вечером в Норвегии летом 1962 года. Я сказал «да», но также  попросила его ради Бога ничего не говорить моим родителям. Я никому об этом не сказала, даже своим сестрам. Я чувствовала, что это только мой секрет, и я также думала, что, возможно, я ошиблась дав согласие, ведь я самая младшая, а уже нашла себе мужа.

- Мои родители ничего не знали, пока Константин не приехал в Данию в январе 1963 года. Он попросил поговорить с моим отцом, чтобы попросить разрешения жениться на мне. Мой отец закрыл его в уборной и пошел поговорить с мамой. В итоге, все закончилось хорошо, все были счастливы, и мои родители позже очень полюбили моего мужа. Я думаю, что в душе мой отец был рад, что наконец в семье появился мужчина.

- Мы очень хотели сразу пожениться, но нам пришлось подождать, пока мне исполнится 18 - это было условие папы. Сегодня я понимаю, что он был прав, ведь я была так молода. Затем произошло ужасное - отец Константина умер, а это означало, что Константин стал Королем и наша свадьба была ускорена.
Король Константин и королева Анна-Мария в 1965 году.
- Мы поженились в Афинах 18 сентября 1964 года, почти через три недели после моего 18-летия. Это, наверное, звучит странно, но для меня было не так уж и странно выйти замуж за Короля, ведь я происходила из той же семьи. Я знала на что я иду. Конечно, это была другая страна, другой язык, другой менталитет, но это была аналогичная Королевская Семья, в которой я выросла. А когда тебе 18 лет, ты с огромным энтузиазмом относишься ко всему новому и захватывающему. Я был счастлива оказаться в Греции. Люди были милыми и гостеприимными.
Счастливая 18-летняя невеста в 1964 году.
- Наша старшая дочь Алексия родилась в 1965 году, и мне казалось, что быть мамой - это замечательно. Для моего мужа это много значило, потому что в то время были политические волнения, и он всегда говорил, что лучше всего было, когда он приходил домой и видел нашу малышку, которая лежала в колыбели и улыбалась.

- В первые годы нашего брака мы много путешествовали по Греции и встретили много людей. Для меня это было очень познавательное время, особенно моя свекровь и мама многому меня научили в те годы. Моя свекровь всегда очень много занималась благотворительностью, но с моим появлением передала все это мне. Я думала, что это было слишком рано, ведь она так много сделала и готова было это просто отдать мне. Но она ничего не хотела слышать об этом: "теперь ты Королева и это все твое", - сказала она и отступила на шаг. Конечно, она помогала мне, и я чувствовала, что люди во многих организациях смотрят на меня немного иначе, потому что я была очень молодой.
annemarie.jpg
- Политические волнения в Греции обострились, и в апреле 1967 года произошел военный переворот. В этом было очень мало приятного, тем более, мы не знали, что нас ждет в будущем. Мы жили в 36 км от Афин, в Татое, и я была глубоко беременна. Среди ночи нас разбудил личный секретарь моего мужа, который сказал, что военные стоят снаружи с автоматами на танках, и мало-помалу мы узнали, в чем дело. Мы не могли ни с кем связаться по телефону, они перерезали телефонные провода, поэтому мы были совершенно изолированы. Хуже всего было то, что переворот был совершен «во имя короля», но мой муж не имел к этому никакого отношения.

- Через месяц после переворота я родила Кронпринца Павлоса, и это было неопределенное время для рождения ребенка. Мой муж знал, что он должен попытаться вернуть демократию, но военная хунта не была заинтересована в сотрудничестве. В декабре мы полетели в северную Грецию, где мой муж пытался собрать военную группу для осуществления контрпереворота, но, к сожалению, ему это не удалось, потому что, как он сам сказал, он не был воспитан для переворота, а они не были ему верны. Мой муж не хотел кровопролития от своего имени, поэтому мы решили покинуть страну.
С Константином в замке Мон Репо на Корфу.
- Я не знаю, как я могла сохранять спокойствие, ведь Павлосу было 6 месяцев, а я была беременна, когда мы уехали из страны. Мы не знали, что нас ждет в будущем и что пройдет много лет, прежде чем мы сможем сюда вернуться. Это была ужасная ночь, шел проливной дождь, мы еле добрались до старого военного аэропорта, откуда нам предстояло лететь. Не думаю, что мой муж заранее решил, куда мы собираемся лететь, но когда мы пролетали над Италией, в самолете загорелся красный свет, что означало, что у нас кончается топливо. И мы приземлились в Риме. К сожалению, там присутствовала вся международная пресса, и в этом было мало чего приятного. В аэропорту нас встретил посол, и первые несколько месяцев мы жили в посольстве, пока не сняли дом, в котором жили следующие шесть лет. Вскоре после побега я сделала аборт. Вероятно, это произошло из-за побега и неопределенных обстоятельств, но, я не знаю.

- Время в Риме не было для нас счастливым. Это красивый город, но мы не были счастливы там, мы оказались там при неправильных обстоятельствах. Куда бы мы ни приехали, нам было сложно, ведь мы хотели вернуться в Грецию. Мой муж был в постоянном контакте с самыми разными людьми в Греции. В июне 1973 года монархия была отменена военным правительством, которое объявило выборы недемократическими. После падения хунты в 1974 году были назначены выборы нового правительства, на которых греки должны были решить, оставаться ли республикой или вернуться к монархии. Большинство проголосовало против монархии, и это был хаотичный и странный процесс, потому что моему мужу в то время не разрешили вернуться и изложить свою позицию. Он пытался говорить через интервью по телевидению.
Первое Рождество в Риме после военного переворота 1967 года. Анн-Мари с сыном Павлосом на руке.
- В 1974 году мы переехали в Лондон, и здесь мы смогли жить спокойной жизнью. Мой муж все еще был на связи с Грецией и знал обо всем, что там происходило. Греция всегда была для него самым важным. Кроме того, он был задействован в Международном олимпийском комитете и в парусном спорте.

- Наша семья выросла, в 1983 году у нас появилась Теодора, и мы открыли греческую школу в Лондоне, как для своих, так и для других детей. Для нас было важно, чтобы наши дети выучили греческий язык. Не всегда было легко придерживаться греческого языка по отношению к нашим детям, но сегодня я вижу, что нам это удалось. Все наши дети сильно переживают за Грецию. Они чувствуют себя на 100% греками. Николаос живет здесь сегодня со своей женой, и им нравится быть здесь. К счастью, все они говорят по-гречески.

- Годы в Англии я потратила на благотворительность, но больше всего на семью. Для меня самым важным было то, чтобы семья оставалась вместе и чтобы мы сохраняли в Лондоне как можно более греческую атмосферу. Я чувствую, что Греция - моя страна. Это я переняла у своей матери, которая приехала из Швеции в Данию. Когда я выходила замуж, она сказала мне: «Помни, когда ты ступишь на греческую землю, ты станешь гречанкой». Конечно, Дания очень много значит для меня, потому что я родилась там, но я не считаю себя датчанкой. Я - гречанка.
Королева Ингрид с тремя дочерьми.
- В 1993 году мы впервые приехали в Грецию. Все наши - теперь пятеро - детей были там, и это был очень трогательный момент. Наша дочь Теодора позже сказала в интервью, что она всегда чувствовала себя немного абстрактной с Грецией, но как только она приехала сюда - особенно когда она приехала в Татой, где мы посетили семейное кладбище, она почувствовала,  что принадлежит этой стране. Тогда я поняла, что мы все сделали правильно и была очень рада этому.

- В 1994 году правительство Греции лишило нас греческого гражданства и греческой собственности. Мой муж подал жалобу в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, где мы оказались правы в том, что эта недвижимость была нашей, потому что она была куплена в частном порядке Королем Греции Георгом I. Государство выплатило нам сумму, которая совсем не соответствовала стоимости недвижимости. Конец этой истории в том, что государство вывезло из резиденций все наши вещи, в том числе свадебные подарки, и надежно сложило их куда-то.

- В 2003 году мой муж решил, что сейчас самое время вернуться в Грецию. Для моего мужа было важно вернуться в Грецию перед Олимпийскими играми 2004 г.

- Нас очень хорошо приняли, и я действительно думаю, что многие греки впечатлены тем, как мы поддерживаем контакты с Грецией. Они чувствуют, что мы действительно любим свою страну.
annemarie-3.jpg
- С 2003 года и в течение следующих десяти лет мы ежегодно посещали Грецию. В 2013 году мы продали свой дом в Лондоне и переехали сюда навсегда. Мы живем в прибрежном городе Порто Хели на Пелопоннесе в прекрасном доме недалеко от моря и с красивым садом. Все как должно быть. Мой муж написал свои мемуары, которые были изданы на греческом и английском языках. А почему нет? Он на пенсии, но без пенсии. Мы прекрасно проводим время и просто счастливы вернуться сюда, где мы проведем остаток наших дней. В этом нет никаких сомнений. Наши дети тоже счастливы, что мы здесь. Они живут в пяти разных местах мира, но обычно мы собираемся здесь летом и раз в два года на Рождество.

- Оглядываясь назад, я хочу сказать, что прожила хорошую жизнь. Мне посчастливилось найти удивительного человека, и тот факт, что мы оставались вместе все эти годы, даже в тяжелые годы, еще больше сплотило нас. Конечно, наша жизнь сложилась не так, как мы думали, но все же мы были очень счастливы. Наши прекрасные дети, наши милые родственники и девять замечательных внуков. Мы вернулись сюда, в Грецию, и чувствуем себя более чем как дома. Жизнь прекрасна!

Tags: Интервью, Королевская семья Греции, Королевская семья Дании, Мнение, Монархия, Неправящие семьи, СМИ
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Recent Posts from This Community