Заносчивая Вандербильдиха (leprofesseur) wrote in euro_royals,
Заносчивая Вандербильдиха
leprofesseur
euro_royals

Category:

Princes of the Renaissance (Герцоги Возрождения)



Как показывает история итальянского полуострова в 15 и 16 веках, если бы Макиавелли не существовал, его нужно бы было придумать. Этот период, возможно, был периодом беспрецедентной плодовитости искусства, но он также был периодом непрекращающихся политических потрясений и, по крайней мере, 60 лет, особенно жестоких войн. Проблемы, с которыми сталкивались правители всех итальянских герцогств, королевств, республик и вотчин, были одинаковыми: сначала выживание и консолидация, затем возвышение и прибыль.

Предметы, которые, по мнению Макиавелли, должны понимать все правители, - такие как жестокость, милосердие, щедрость, честь, завоевание и благоразумие, - были не абстрактными принципами, а практическими инструментами, от которых зависели не только титулы и богатство, но и жизни. Богатства, которыми обладали эти люди, могли быть огромными, но свою жизнь они проводили, одним глазом глядя на главный шанс, а другим смотря за тем, что могло вызвать их стремительное падение.

На полуострове располагалось около 15 государств и бесчисленных зависимых территорий, и, как будто само это недостаточно усложняло геополитику, на каждое из них повлияли не только внутренние распри в Италии, но и борьба за господство между Францией и Священной Римской империей, которая велась чужими руками или иногда лицом к лицу к югу от Альп. Италия была опасным местом, где прагматизм был нужнее чести, а отвращение к крови считалось недостатком.

Это был также мир запутанных семейных отношений, союзов по расчету и меняющихся династических состояний. Великие семьи в игре - Сфорца и Гонзага, делла Ровере, Эсте и другие - были так переплетены, что ни одна из них не могла подняться без падения другой. Это создает головокружительную эпоху, которую Мэри Холлингсворт, автор книг о Медичи и Борджиа, сделала чудесным образом понятной.

«Герцоги Возрождения» привносят ощущение порядка в беспорядок, объединив правящие династии: Сфорца в Милане и их соперники из Арагонского дома в Неаполе, завоевавшие свои владения с помощью узурпации; древние семьи, такие как Эсте из Феррары и Гонзага из соседней Мантуи; и монархи Франции Франциск I и император Священной Римской империи Карл V. Папский престол был столь же жаден до территорий и власти, как и любой другой правитель, и это был период, когда ключи Святого Петра использовались в меньшей степени для религии, чем для того, чтобы открыть безмерную власть и богатство для отдельных семей, таких как Борджиа и Фарнезе.

Семья была гибким термином, а незаконнорождённость не препятствовала тому, чтобы стать правителем. Как заметил в 1450-х годах один французский визитёр: «При итальянских дворах не делают большого различия между внебрачным ребенком и законнорожденным». Лионелло д’Эсте, маркиз Феррары, и Сиджизмондо Малатеста, правитель Римини, были незаконнорождёнными, но обстоятельства привели их в верхнюю часть списка. Лионелло, например, был одним из 30 детей, но стал наследником, когда его старшего брата отец застал в постели с мачехой и приказал обезглавить. Франческо Сфорца, завоевавший Милан, попытался сгладить факты своего прихода к власти. Поморив голодом свои новые владения в Милане, он заставил своих законных детей называть себя Висконти по имени свергнутой им семьи, в то время как его незаконнорожденные дети остались Сфорца.

Тем временем в соборе Святого Петра привычка назначать членов семьи на высокие должности настолько укоренилась, что положение «кардинал-племянник» стало признанным: Сикст IV (делла Ровере) сделал двух племянников кардиналами; Павел III (Фарнезе) сделал трех сыновей и внуков кардиналами; У Александра VI (Борджиа) было так много детей - он зачал шестерых будучи кардиналом и еще одного - будучи папой, - что он вообще отказался от фигового листа в виде «племянника». Преимущества папского племянника были особенно очевидны, что когда, охваченный яростью после головомойки от Юлия II, Франческо Мария делла Ровере пронзил кардинала своим мечом: его дядя, тем не менее, оправдал его. По-итальянски «племянник» - nipote, отсюда слово непотизм (кумовство).

Если более широкая картина представляет собой водоворот постоянно меняющихся союзов, заключенных и разорванных, то наиболее яркими в книге предстают с портреты основных игроков, нарисованные Холлингсворт. Быть образцовым герцогом означало не только понимание дипломатии, но и обладание навыками владения оружием, инстинктом того, куда дует политический ветер, и культурным, гуманистическим мышлением. Большинство фигур не соответствовало идеалу.

Лодовико Сфорца, например, был амбициозным и безжалостным, но совершил ошибку, позвав Карла VIII из Франции в Италию, чтобы предъявить французские претензии на Неаполитанское королевство. Вторгнувшись на полуостров французы вошли на долгое время во вкус, оставив тысячи убитых на поле боя и бесчисленное количество других жертв благодаря сифилису, привезенному солдатами - «французской болезни». Сфорца также отравил законного наследника Милана, заявив, что скончался от «чрезмерного полового акта».

Другой Сфорца, Галеаццо Мария, обладал не менее сомнительной репутацией, по крайней мере, в глазах его жены, которая после его смерти обвинила его, в частности, в мародёрстве, грабеже, вымогательстве, симонии и «плотских пороках». В то же время Сиджизмондо Малатеста был настолько ненавистен Пию II, что тот обвинил его в многочисленных извращениях - инцесте, прелюбодеянии, разврате и т.д. - затем отлучил его от церкви и добавил еще одно проклятие для его души в загробной жизни: «Пусть он станет гражданином ада».

Даже один из самых милосердных правителей, Альфонсо I Феррарский, военачальник, любивший в свободное время изготавливать керамику, шахматы и лютни, заточил своего брата в башне за участие в заговоре с целью его убийства. По крайней мере, большинство правителей любили своих охотничьих собак, а Эрколе д’Эсте был настолько неравнодушен к компании кошачьих, что приказал врезать специальные дверцы в двери герцогского дворца.

Безусловно, самые привлекательные персонажи в рассказе Холлингсворт - женщины. Дочери правителей были не более чем предметом обеспечения в формировании союзов, не говоря уже о выборе мужа, но некоторые использовали свои возможности по максимуму. Изабелла д’Эсте, например, была не только сведущей покровительницей искусства, но и показала себя надежной правительницей Мантуи, когда ее муж, Франческо Гонзага, был заключен в тюрьму венецианцами, и даже регулировала деятельность борделей города в его отсутствие. У пары была глубокая связь, о чем свидетельствуют около 3000 сохранившихся писем между ними.

Однако большинство знатных жен эпохи Возрождения ждала роскошь, но также и опасности рождения наследника и унижение, когда перед ними сменялись любовницы супруга. Для некоторых были и другие источники стыда: Ферранте I, король Неаполя, поймали на уплате приданого своей внучки золотыми монетами меньшего веса; в то время как Федерико Гонзага обратился к папе Римскому с ходатайством о разводе с женой, а затем снова обратился к нему с просьбой отменить расторжение брака, когда она внезапно стала наследницей Монферрата.

Эти правители, какими бы несовершенными они ни были, понимали, что демонстрация была необходимой частью их обязанностей, и, как рассказывает Холлингсворт, она также стимулировала культурное производство эпохи Возрождения (многие из его лучших примеров проиллюстрированы в этой исключительно роскошной книге). Так что, по крайней мере, хотя бы ради этого лучше не поддаваться искушению пожелать чумы на все их дома.
Tags: Историческое, Итальянские аристократы, Книги, СМИ
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Фото-пост: библиотека в Лонглите

    В честь Всемирного дня книг маркиза Батская поделилась фотографиями библиотеки в Лонглите.

  • Принцесса Евгения для CNBC

    Принцесса Евгения 9 февраля родила сына Августа и в настоящее время начинает жить новой жизнью в качестве мамы младенца. Но прежде, чем она это…

  • Пост одного фото

    Диана де Кадавал поделилась фотографией в своем инстаграме: "Нашла это красивое фото на чердаке в доме моей семьи. Справа налево: - мой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments