masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Category:

Королева Ингрид. Глава 7

Глава 6.

После окончания WWII, Королевский Дом восторжествовал. Он никогда не был таким сильным, как летом 1945 года. Королевская семья была олицетворением якоря нации, а старый, лишенный силы, Кристиан Х стал символом пассивного сопротивления, которое, в конце концов, не позволило сломить себя верховенству. Лишь освободитель Дании Монтгомери мог соперничать с Королем и его семьей.                            

Мужество Кронпринцессы Ингрид с первого часа оккупации способствовало тому, что популярность Королевского Дома поднялась до олимпийских высот.
35-летняя Кронпринцесса теперь была без всяких оговорок «своей». Ее звезда была в Зените. Они с Кронпринцем обогатили большую датскую семью двумя очень милыми маленькими принцессами. И поскольку, Кронпринцесса все еще была молода, в воздухе царила надежда, что она подарит наследника своей стране и Королевскому Дому.

24 мая 1945 года, в разгар мирной лихорадки, Кронпара отпраздновала свою десятилетнюю годовщину свадьбы. Война сблизила их, брак процветал, в тылу царила гармония. А в сентябре 1946 года в особняке Фредерика VIII на свет появилась девочка – опять! Ее назвали Анне-Марие.

Семья Кронпринца была идеальной семьей послевоенного периода, образец домашнего уюта и счастья.

В газетной статье брат Кронпринцессы Ингрид, Сигвард, дал представление о семейной жизни Кронпары:
«Самым гармоничным образом они дополняют друг друга, и это первое, что приходит на ум, когда вы их видите. Личность Кронпринцессы Ингрид лучше всего можно охарактеризовать как контраст Кронпринца Фредерика. Если он олицетворяет - мужественность, то она, в свою очередь, - истинную женственность. Женственность, которая, не связана со слабостью, невзгодами и недостатком терпения, а, напротив, противоположность этим качествам характера. Несгибаемая воля, врожденное чувство справедливости и какое-то здоровое упрямство – вперемешку с женской мягкостью и обаянием. Столь же необычное, сколь и завораживающее сочетание.
Больше всего меня восхищает в моей сестре то, как она согласилась стать Кронпринцессой Дании, и ее решительное стремление стать датчанкой. И если вначале ее фраза «Я датчанка и чувствую себя датчанкой» воспринималась как просто слова, то теперь нет сомнений в том, когда она говорит во время визита в Швецию: «Я возвращаюсь домой в Данию».
Их дочери - три маленькие датчанки, которые растут в счастливой семье и в доме, который действительно является их домом. Атмосфера счастья и уюта поражает уже при входе. Здесь датский дух и шведский стиль образовали гармоничный союз. Вы входите не во Дворец, а в место, куда переехали два любящих человека и обзавелись потомством, создали свою семью, пронизанную радостью и умиротворением. Три маленькие девочки наполнили этот дом до краев.
Помню, как-то зимой я приехал в Амалиенборг после выходных, проведенных с Кронпринцем. Не успели мы зайти во Дворец, как послышались радостные возгласы: Папа! - Папочка! - и через все большие залы пронеслась маленькая Маргрете и бросилась отцу на шею. Это было так мило, и в тоже время свидетельствовало о чудесных отношениях, которые царят между родителями и детьми»

В конце марта 1947 года у старого Короля случился сердечный приступ. Унижение оккупации сломило его волю к жизни, и физически он так и не оправился от падения с лошади в 1942 году.
Его мучало воспаление легких, и 76-летний Король становился все слабее и слабее день ото дня. В это время семья Кронпринца была на пасхальных каникулах в Стокгольме.
[угадайте где кто?]


В пасхальное воскресенье Королева Александрина позвонила Кронпринцу Фредерику: ты должен вернуться домой и взять на себя руководство правительством!

Все понимали, что дни Короля сочтены. И в воскресенье, 20 апреля в 23:04 Кристиан Х уснул навсегда.

В это время происходили забастовки машинисток, газеты не печатались и люди узнали о кончине Монарха из заявления Королевского Дома:
«Его Величество Король Кристиан Десятый 20 апреля 1947 года в возрасте 76 лет и после 35 лет правления скончался в Амалиенборге.
Датский народ, который в тяжелое и серьезное время твердо стоял в единстве за Короля, теперь стоит с печалью, собравшись вокруг Короля с глубокой благодарностью за его труд на благо Дании»

Берге Аутце – борец Сопротивления написал некролог:
«К лучшему или худшему, он был нашим Королем в течение 35 лет, Королем, который подарил демократической стране свою семью. Мы не кланялись ему, как другие народы, правителям и вождям. Мы кричали ему "Ура", а не "Хайль". Но он был первым среди нас, кто преградил путь немцам. В череде легендарных Королей, Королей-героев, абсолютных Королей и других видов Королей, Король Кристиан Десятый стал Королем демократии в то время, когда обычные люди стали героями, чтобы покорить страну. Хотя, Исландия и покинула нас, Король все равно победил» [датчане были не в восторге, когда Исландия вышла из союза с Данией, пока Дания была оккупирована нацистами. И тем не менее, Кристиан Х поздравил их с независимостью]

21 апреля 1947 Фредерик IX взошел на престол в соответствии с Конституцией Королевства Дания и Законом о престолонаследии. Девиз его отца был – «мой Бог, моя страна, моя честь», Фредерик же выбрал более приземленный девиз: «с Богом за Данию».

Кронпринцесса Ингрид стала Королевой Дании.

В 16.00 новая Монаршая чета была представлена народу традиционным воззванием. С одним исключением. Король Фредерик IX и королева Ингрид выбрали для этого мероприятия Кристиансборг. Они не хотели, чтобы на Дворцовой площади Амалиенборга кричали "Ура", пока гроб старого Короля все еще находился в королевской резиденции. И в то же время, выбрав Кристиансборг, в котором заседает фолькетинг, они подчеркнули, что монархия и народное правление - это два соединенных сосуда.

Копенгагенцы стеклись в Кристиансборг, чтобы стать свидетелями смены поколений и исторического момента. И хотя газеты не печатались, новость о провозглашении была передана по всему городу из уст в уста, и по меньшей мере 100 000 молчаливых людей собрались на Замковой площади, чтобы услышать, как датский премьер-министр Кнуд Кристенсен провозгласил нового Короля.

Кристенсен был очень взволнован историческим моментом, когда ему пришлось трижды объявлять: «Король Кристиан Десятый мертв. Да здравствует Его Величество Король Фредерик Девятый!»

Когда новый Король в одиночестве вышел на балкон, чтобы произнести свою первую речь в качестве Монарха, настроение сгустилось. Королевский кинематограф Поул Хансен описывал его в благоговейном стиле того времени так:
«Высокий и сильный, он стоял в своем простом адмиральском Парадном костюме и скользил взглядом по человеческому морю перед ним. Затем он заговорил:
Сегодня по стране прошла тяжелая новость. Мой отец, наш старый Король, уснул и обрел покой. Немногие, подобно ему, укоренились в Датском народе, и в настоящее время мы склоняемся в глубочайшем почтении и благодарности. Больше всего от этого горя страдает моя мать, Королева Александрина, которая в течение 35 лет стояла рядом с ним как его Королева, и теперь наши мысли обращены к ней в Амалиенборг.
Я беру тяжелое бремя моего отца и молюсь Богу, чтобы Он дал мне силы продолжать его дело в соответствии со старыми традициями. Я надеюсь стать достойным доверия народа и что доверие, которое они питали к моему отцу, может быть передано мне. Я желаю Божьего благословения всем датским домам, всем домам, где говорят и любят датский язык. Да хранит Царь Царей нашу древнюю землю. Со словами «с Богом за Данию» я прошу вас прокричать «живи за Данию».»

Дирижировал сам Король: девять раз он взмахнул правой рукой.

Под последнее "Ура" наступило недолгое молчание, Король отступил на шаг, и рядом с ним появилась Королева Ингрид. Король и Королева посмотрели на Площадь, а затем он сказал, громко и решительно, так, чтобы все могли услышать:
«Теперь мы оба будем следовать примеру, данному нам нашей старой монаршей четой»
[для тех кто хочет посмотреть - тут.]

Когда раздались радостные возгласы, он поклонился Королеве и поцеловал ее.

Поцелуй между "нами двумя " – это "типичный Король Фредерик". Как и его отец, новый Король, который в свои 48 лет уже был не так молод, инстинктивно чувствовал, что нужно сказать и сделать. И он попал в тон чисто, так как спонтанно внес в торжественную обстановку человеческое тепло. Но это также был жест, который символизировал, что именно пара заняла трон.

Королева Ингрид могла бы сделать то же самое, но, по мнению Королевы Маргрете, это был бы более обдуманный поступок.
«Мама – была превосходным стратегом и тактиком. Она могла бы стать блестящим адвокатом. Одна из вещей, которыми я восхищалась больше всего в ней, - это ее способность смотреть вперед и видеть последствия того, что вы собираетесь сделать сегодня. Что это будет означать в долгосрочной перспективе? Вы можете согласиться с ее выводами или нет, но все решения она всегда очень хорошо продумывала.
С другой стороны, для нее также было характерно, не следовать каким-то «правилам». Она прибыла ко Двору, где обычно никто не делал больше, чем от них требовалось.
Каждый год Королевская Семья уезжала на летние каникулы в один и тот же день. Но когда мама вошла в семью, она сказала папе: «Не говори, что мы будем делать также. Мы не будем застревать в самодельных традициях». Конечно, это касалось только каникул, в знаменательных днях никогда не было никаких сомнений.
С самого начала мама считала, что монархия должна идти в ногу со временем, но она не должна быть рабой времени. Монархия должна быть готова к переменам не для того, чтобы опередить их, а для того, чтобы не быть захваченной.
Я не думаю, что папа и мама сели и составили генеральный план того, как они теперь будут Королем и Королевой в Дании. Они не стали проводить по этому поводу совещание. Но они говорили вместе о том, что будет мудрым и правильным. Мамин метод был косвенным. Если она понимала, что первый порыв отца может оказаться неверным, то говорила то, что заставит его пересмотреть свое решение. Она всегда говорила мне, что это преимущество, если другие думают, что у них самих есть идея. Она никогда не говорила прямо и жестко»

И тем не менее, Королева Ингрид часто добивалась своего. Например, она считала, что ежегодные Новогодние приемы для правительства и членов парламента должны быть более обязательными и оживленными. А с тех пор, как новая монаршая чета впервые приняла гостей на Новогоднем приеме 1948 года, были введены художественные развлечения: концерт, затем фуршет и только потом танцы и общение. И было еще кое-что – была снят запрет на курение. Но это было сделано не только ради гостей. Сами хозяева были заядлыми курильщиками. Королева Ингрид курила "Честерфилд" - через сигаретную трубку. Она курила вплоть до своей смерти, и никто не смог ее остановить. Пристрастие к табаку - личное дело каждого. Королева Ингрид курила только в отсутствие фотографов.

С самого начала было ясно, что Королева Ингрид будет более общительной и активной партнершей Короля, чем тихая Королева. Она не была феминисткой, но знала себе цену, и у нее, в отличие от Короля, был врожденный талант выглядеть так, будто все официальные обязанности ее забавляют и интересуют. Она всегда готовилась подробно изучая все до мельчайших деталей, задавала умные вопросы и никогда не скучала. Она просто наслаждалась работой Королевы.

Мэр Оденсе Вернер узнал об этом, когда новая монаршая чета летом 1947 года отправилась в свое первый круиз на «Даннебро».
-Не слишком ли трудно ездить по стране на все приемы? – спросил ее Величество мэр. -Нет, наоборот, - ответила Королева, - это очень приятно. - И она не шутила.
Ингрид получила свой собственный флаг Королевы – и свой собственный лейб-гвардейский полк. Она заложила основы и выступала по радио в поддержку помощи ООН детям и молодежи в охваченных войной странах Европы. Первое выступление по радио состоялось уже 2 мая 1947 года. Это был прямой эфир Фонда Свободы. Голос глубокий и теплый, слова ее собственные, и они шли от самого сердца:
«Бесчисленные, безымянные женщины, которые поддерживали веру народа во имя нашей праведности. Веру, которая стоит больше, чем жизнь. Страдания, которые предшествовали, принесли горе в лице смерти и пропавших без вести. По всей стране сидят женщины, пораженные горем в самое сердце, женщины, чьи дети теперь растут без отца. Без отца, который должен был составить половину их детской жизни. Эти женщины безутешны. Они лишены защиты и не чувствуют себя в безопасности. Женщины, которые должны были радоваться жизни в их молодые годы. Но мы, те, кто не пострадал, не должны оставлять их. В момент нужды мы почувствовали, что такое единство, несмотря на все различия в обществе. Мы вместе должны встать за дело этих женщин, за дело этих детей и сделать его общим, чтобы воздать им нашу благодарность, ибо иметь возможность проявить доброту - это счастье для мужчины.
Для меня было большим удовольствием получить запрос от Фонда Свободы и иметь возможность откликнуться на призыв. Эти женщины и дети не должны быть забыты»

Речь также являлась манифестом новой Королевы страны. Это дело детей и женщин станет тонкой нитью ее правления.
По всей стране монаршую чету и трех маленьких принцесс встречали радостными возгласами и восторгом. "Молодая" семья в Амалиенборге - это символ будущего Дании, и вместе с ней, молодой социал-демократ Йенс Отто Краг радикально изменит Данию.

В конце 40-х возникла проблема, которая начала волновать политиков, и особенно социал-демократического премьер-министра Ханса Хедтофта, близкого друга Короля. Никто не говорил об этом вслух, но тайное всегда становится явным и вскоре начали распространяться слухи о том, что у Короля проблемы с алкоголем.
Пауль Хаммерих позже написал в Датской хронике, "что Король и принц Кнуд с трудом могли встать из-за стола после приемов"
Будучи Кронпринцем, Король Фредерик IX привык начинать утро с пары бодрящих бокалов портвейна. Они ослабляли его неуверенность. Но для правящего Короля это не дело. В правительстве начались разговоры о том, как решить эту проблему.

Принц Аксель был выбран в качестве посланника – он должен был съездить и обсудить эту проблему со своим троюродным братом. Но Принц отказался. Но согласилась Королева Ингрид. Она вместе с королевскими врачами объяснила, что ни монархия, ни его здоровье не выдержат такого образа жизни. А поскольку долг перед страной был превыше всего, и Король уважал свою жену – он согласился.

С того дня он больше никогда не прикасался к алкоголю. И никогда не жаловался на это. Вместо этого он начал пить томатный сок с табаско. И стал курить больше, особенно во время длинных официальных обедов.

Tags: Кино ТВ Видео, Книги, Королевская семья Дании, Мода, Монархия, Похороны, Украшения
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Bestmasta18

February 8 2021, 13:43:58 UTC 3 weeks ago

  • New comment
image
по порядку: Биргитта, Кронпринцесса Луиза, Маргарета, Кронпринц Густав Адольф, Принцесса Сибилла и на руках у нее Карл Густав, Кронпринцесса Ингрид с Анне-марие на руках, Бенедикте, Кронпринц Фредерик. Возле него Маргрете, Дезире и Кристина

Recent Posts from This Community