masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Categories:

Королева Ингрид. Глава 5.

Королева Ингрид. Предисловие.
Глава 1. Часть 1.
Глава 1. Часть 2.
Глава 2
Глава 3.
Глава 4.

20 августа 1996 года – праздник на площади Гростена. Перед ратушей поставили небольшой шатер, и ровно в 15.00 на площадь въехал темно-синий "ягуар" Королевы Ингрид.

Как обычно, Королева точна. Мэр Гростена помогает Королеве и ее небольшой свите занять места.
86-летняя Королева Ингрид приехала с Сибиллой Бруун и Принцессой Бенедикте. И когда мэр начинает свою речь обращаясь к старой Королеве, она наклоняется вперед и слушает с легкой улыбкой. День полон воспоминаний, как для Королевы, так и для Южной Ютландии.

Это ослепительно красивый день позднего лета, как это было ровно 60 лет назад, когда Кронпринц Фредерик и Кронпринцесса Ингрид впервые остановились в замке Гростен. 60 лет назад, министр внутренних дел Бертель Дальгорд выступил с речью и обратил внимание на особое положение региона в Королевстве:

- Вот Южная Ютландия, вот Дания, вот Северный край! В пограничье Кронпринцесса Ингрид делает мощный прорыв в качестве датчанки. Там, где Дания наиболее датская и где датчане наиболее уязвимые, в Южной Ютландии, она находит тонкую нить, которая 9 апреля 1940 года завязалась так сильно, что она может сказать без оговорок: «теперь я датчанка».

Когда она приезжает в Южную Ютландию, пограничные проблемы ей совершенно неизвестны. В Швеции их нет. Но, как и за все, Кронпринцесса Ингрид, берется мертвой хваткой, она взялась за пограничную проблему - обстоятельствами и условиями жизни населения Южной Ютландии после WWI мировой войны.

Она едет в бедный муниципалитет. В то же время, и это чувствует Кронпринцесса Ингрид очень сильно, существует угроза со стороны нацистов по обе стороны границы. Она осознает, что ее ждет и национальная, и социальная задача. Здесь она действительно может быть полезна.

Сама она с тех пор призналась, что она и Сибилла Бруун «были всего лишь двумя очень молодыми девушками в легких летних платьях, которые мало что об этом знали». Но она готова взять себя в руки и сделать все возможное. И, к счастью, есть один человек, который инстинктивно знает, как энергичная Кронпринцесса может помочь Южной Ютландии.

В сотрудничестве с депутатом от социал-демократической партии И. П. Нильсеном, Кронпринцесса Ингрид встретила человека, совершенно отличного от людей, с которыми обычно общаются принцессы. Она встретила человека "из другой Дании".

Кронпринцесса Ингрид родилась в Стокгольмском замке, а И. П. Нильсен - в 1873 году в небольшом городке Тюбьерглиле. Его отец был ярым леваком. В середине 1890-х, Нильсен отправился в Копенгаген, где вступил в марксистские круги и стал революционером.

Он участвовал в демонстрациях в Европе, где был арестован, оштрафован и отправлен в Данию. Вернувшись в Копенгаген, он и его жена открыли свою собственную пекарню в 1898 году, но локаут в 99 году и бедственное положение среди рабочих сломали бизнес. Это привело его к организационной работе, где с 1910 по 1923 он был членом исполнительного комитета профсоюзов.

Он все еще ярый социалист. Характер и язык сильны и бескомпромиссны. Земельные дела он называет "вещами денежных мешков и земных крыс", а WWI - "преступлением капиталистов". Но И. П. Нильсен - не тот человек, который только болтает языком. Во время своих поездок по Германии в годы войны он видел страдания, которые особенно поражали детей. Это вызвало в нем негодование – и уже в 1917 году, он организовал каникулы для немецких детей в датских домах. Эта идея была спорной, но она развилась в крупномасштабную датскую акцию помощи немецким детям. Именно в те годы Нильсен стал известной фигурой - Der Kindervater.

Раскол в международном и коммунистическом движении разочаровал его, и он стал социал-демократом. В 1920 году Торвальду Стаунингу был нужен человек, знающий пограничье и Южную Ютландию, и Нильсен был выбран депутатом от округа Сённерборг. Южные социал-демократы продолжали избирать его до тех пор, пока в 1943 году он не захотел переизбраться.

В 1924 году И.П. Нильсен переезжает в Южную Ютландию и обосновывается в «Хиттене» у Динт Стрэнд на Броагере. Отсюда он может взглянуть на крепости Диббёль, где его отец сражался в 1864 году. В то время он стал легендарной фигурой Южной Ютландии. Маленький неприметный человечек, немного сутулый, с озабоченным выражением лица, свисающими усами, и руками в карманах. Но за скромной внешностью скрывается сильная личность, неутомимая энергия и почти религиозное стремление помочь.

Элегантная Кронпринцесса и маленький дерзкий депутат - это необычный союз. Он видел какой потенциал есть у Кронпринцессы. Он сам был настоящим, до мозга костей. Здесь не было никакого притворства. Он был такой, какой был, прямой и упрямый. И если что-то нужно было сказать, он это говорил, даже если это было не совсем приятно.

И. П. Нильсен всегда сохранял правильную форму речи при встречах с Кронпринцессой, впоследствии Королевой. Но в остальном он относился к ней также, как и к обычному человеку.

Но как старый революционер и молодая Кронпринцесса познакомились? Эту историю до сих пор знает вся Южная Ютландия:

И. П. Нильсен и его жена жили в уютном домике у пляжа Динт Стрэнд. Они были соседями новой семьи в Гростене.

Как-то раз, Кронпара отправилась на автомобиле исследовать окрестности. В окрестностях Гростена, местность очень сильно понижается к побережью, и когда дорога закончилась, Кронпринц припарковал машину у ближайшего дома и пошел спросить хозяев, как отсюда добраться на пляж? Пока хозяин объяснял дорогу, его маленькому внуку стало любопытно, что там собирается делать этот высокий мужчина со своей женой, и он задал ему вопрос:

- Вы собираетесь пойти к Нильсену и занять у него денег?

И в этом вопросе не было ничего удивительного. И. П. Нильсен - председатель окружного комитета Ссудного фонда Южной Ютландии. Многие Южные Ютландцы приходили к нему за советом и помощью в финансовых вопросах.

Кронпринц позже рассказал эту историю Нильсену и они много смеялись над ней.

Позже в Динт Стрэнде была построена Королевская баня, и до самой смерти в 1952 году, Нильсен охранял ее, как грозный дракон, от любопытных глаз, чтобы никто не беспокоил Королевскую Семью во время купания.

В неисчерпаемом хранилище забавных историй Южной Ютландии также есть история о том, как Кронпринцесса пыталась познакомиться с миссис Нильсен. А поскольку официального повода не было, она опустила формальности, и сама взяла инициативу в свои руки.

Когда Кронпара приехала на пляж отдохнуть, Кронпринцесса после купания надела халат и пошла в дом к Нильсенам с каким-то пакетом. Как оказалось, она взяла различные растения из Гростена, чтобы подарить их миссис Нильсен. В этот момент Нильсен возвращался из Сённерборга и увидел на пляже Кронпринца, который сказал ему:

- Моя жена пошла навестить вашу жену.

Когда Нильсен зашел домой, то увидел, как его жена и Кронпринцесса Ингрид оживленно беседовали о садоводстве.

В дальнейшем, Кронпринцесса и Нильсен объединили свою большую трудоспособность и талант для достижения результатов, работая в Фонде помощи Южной Ютландии. Во время периода дефляции Мадсена-Мюгдаля, Нильсен собирал деньги для поддержки нуждающихся в бедных приграничных районах с помощью этого фонда. И сейчас он сделал Кронпринцессу патроном данного фонда. Но Ингрид мало быть просто патроном, и она пошла дальше.

Из Швеции она привезла «рецепт», как организовать такие вещи. Первое, что предпринимают два "заговорщика", - это создание домов отдыха для детей Южной Ютландии. Они договорились, что Кронпринцесса будет возглавлять комитет, который будет собирать деньги. Нильсен быстро понимает, что перед ним дама, которая может сделать больше, чем быть просто украшением. Кронпринцесса его не разочаровывает. Он обнаруживает, что у нее есть необычная способность обводить людей вокруг пальца и заставлять их делать то, что она хочет. Но всегда так, чтобы они думали, что сами взрастили хорошую идею.

Она сама говорила о своем методе работы: «Я капаю маленькую каплю»

Такие капли стали «домами отдыха Кронпринцессы Ингрид» сначала в Войенсе, а затем переехали в Блованн на берег Северного моря. Еще один дом отдыха открылся на острове Фюн. Кронпринцесса настаивала на том, чтобы она сама отвечала за дизайн интерьера, ведь у нее было много хороших, практичных идей для мастеров.

Нильсен был против «роскоши», и они сошлись на том, что все должно было быть красиво и уютно, без излишеств. Но выбор цвета и мебели все же остались за Ингрид.

В Южной Ютландии 30-х годов детям нужны были не только дома отдыха. Им элементарно нужна была одежда. И Кронпринцесса знала, как это организовать.

При Фонде помощи Южной Ютландии, создается Фонд Ингрид, датская версия шведского фонда ее матери – Кронпринцессы Маргареты. Каждый член комитета набирает себе в команду по крайней мере еще трех пассивных членов, которые вместе собирают деньги на покупку одежды – не использованной одежды, а новой. Дамы также сами вяжут и шьют. Всю собранную одежду хранили в Амалиенборге, куда членов Фонда пригласили посмотреть результат «урожая» года. Увиденное, вызвало аппетит к дальнейшим действиям.

Впечатляющие груды одежды, в дни, предшествующие Рождеству, были упакованы в Амалиенборге и отправлены на большую ежегодную раздачу одежды в Народные дома в Обенро. Здесь каждый муниципалитет забирал свою часть одежды, а затем Кронпринцесса Ингрид выбирала два - три местных пункта выдачи, где лично раздавала одежду.

Это не королевский жест. Это непрерывный рабочий день в каждом из пунктов выдачи. Она спрашивала у каждого пришедшего ребенка, что ему сейчас нужно больше всего? Брюки, платье, ботинки, нижнее белье?

- К сожалению, у нас закончились штаны. Как насчет свитера?

А потом она сама находила какого-нибудь подходящего ребенка и примеряла на него одежду. - Тебе нравится?

Прежде чем люди уходили, они угощали Кронпринцессу конфетами. Обе стороны были счастливы. Потому что здесь, в маленьких муниципалитетах Южной Ютландии, Кронпринцесса Ингрид вступила в реальный контакт с Данией, где была реальная потребность. Здесь она могла быть полезна. И Южные Ютландцы любили и любят ее за это. – У Кронпринца Фредерика не могло быть жены лучше, чем Ингрид! Таков был вердикт молодой Кронпринцессе из приграничья.

Кронпринцесса Ингрид пробила стену, из-за которой королевским особам так трудно было войти в контакт с реальной жизнью. Сибилла Бруун, которая участвовала в бесчисленных раздачах одежды в Южной Ютландии, сказала:
«Королевские особы чаще всего представлены только для верхнего слоя общественного торта. Но есть нечто, называемое миндальным дном, и стоит спуститься туда, чтобы понять, какие в действительности проблемы у народа. Королева Ингрид из тех, кто не успокоится, пока не доберется до самого дна»

Фонд Ингрид продолжал свою работу до 1965 года, пока сама Королева не понияла что такая помощь уже устарела и больше не нужна. И она преобразовала Фонд в «Фонд Южной Ютландии Королевы Ингрид».

Данный Фонд ежегодно присуждал 12 туристических стипендий молодым людям из школ и образовательных учреждений Южной Ютландии.


Королева по-прежнему занималась всем сама, а в ноябре отправиласьв Южную Ютландию и лично вручила каждому путевку. Это не просто формальная презентация. Королева Ингрид беседовала с каждым стипендиатом. Она хотела знать об их планах и ожиданиях. Она не хотела быть фигурой из мастики на верхушке торта.

Королева Ингрид стала частью истории Южной Ютландии. Нигде в Дании она не чувствовала себя так «дома», как среди южных Ютландцев. И эта привязанность была взаимна.

Главный редактор Эрик Рандель рассказал об эпизоде из 70-х годов, характерном для особой фамильярности между Королевой Ингрид и южными ютландцами:

Во время одного из многочисленных визитов в Южную Ютландию, местная газета напечатала рассказ об этом визите с заголовком «Сегодня Ингрид приезжает!»

На традиционной раздаче одежды позже в тот же день сопровождающая дама спросила служащего газеты.  - Не лучше ли будет, если в будущем в газетах будут упоминания о Ее Величестве Королеве Ингрид?

Королева Ингрид услышала выговор, и совершенно спокойным голосом сказала: «Просто продолжайте читать газету, как и раньше. Для южных ютландцев я – Ингрид»

Были неоднократные случаи, в которых Королева Ингрид показывала, что расстояние между Королевской Семьей и населением Южной Ютландии короче, чем в остальной части королевства:

Когда несколько лет назад в Тофтлунде открылась народная музыкально-театральная школа Южной Ютландии, почетным гостем была Королева Ингрид. В конце мероприятия один из старшеклассников, должно быть, почувствовал неудержимое желание показать Королеве свою любовь, поэтому он подошел к ней и крепко обнял.
- Королева Ингрид не из тех леди, которые теряют самообладание в такой ситуации. Она признает внимание, говоря: «Должно быть, это было просто пари»

На празднике в школе директор объяснил, что это не было пари, а молодой человек действительно просто захотел обнять Королеву. За свою смелость он был вознагражден товарищами парой бутылок красного вина.

21 февраля 1936 года Кронпринцесса Ингрид дала скаутское обещание. Она прошла все скаутские испытания и теперь могла завязывать ленточный узел, знала морзянку с сигнальными флажками, оказать первую помощь и поприветствовать левой рукой. Кронпринцесса не стала бы руководить движением, которое досконально не знала И как новая покровительница двух женских скаутских корпусов, голубого и зеленого, она в Амалиенборге была обучена скаутским навыкам, прежде чем вступить в должность.

Кронпринцесса оказалась, как рыба в воде среди своих новых спутников-скаутов. Она лежала в палатке под проливным дождем. -Ты можешь просто позвонить, если станет слишком мокро, - сказал ей Кронпринц, впервые вверяя свою жену стихиям скаутской жизни. Но она не позвонила
.

Выбрав скаутское движение в качестве своей первой главной задачи, Ингрид дала сигнал о том, за что она выступает: за женщин, за молодежь, и за бесклассовость.

И в 1939 году она углубилась в работу. Она стала активным председателем Общего совета девочек-скаутов, должность, которая до этого чередовалась между двумя корпусами. Таким образом достиглась преемственность, отсутствующая в скаутском движении, и общество получило вдохновляющего председателя, который стоит вне и над обоими Корпусами одновременно.

В 1949 году она создала "Турнир Королевы", соревнование, в котором синие и зеленые скауты работали вместе. Она также была инициатором создания четырех скаутских корпусов в 1954 году для принятия общего закона о скаутинге и обещания скаута.

После оккупации в апреле 1940 года Кронпринцесса осознала, что необходимо позаботиться о защите скаутов. Она быстро вызвала двух скаутских вождей на встречу в Амалиенборг, и вместе они приняли решение, что скауты не должны носить форму, пока немцы находятся в стране.

Активная скаутская жизнь Королевы Ингрид закончилась в 1965 году, когда она оставила кресло председателя Общего совета Принцессе Бенедикте, которая энергично продолжила то, на чем остановилась ее мама.

Если вы хотите представить себе Кронпринцессу в ее ежедневной рутине в Амалиенборге, то обычно утром она играла в теннис или совершала прогулку. После, она шла в свой кабинет. Это была необычайно красивая и уютная комната с окнами, выходящими в сад с зелеными лужайками и увитым плющом Дворцовым павильоном. На окнах висели шелковые занавески цвета Карри. Прямо перед ней, рядом с открытым камином с тлеющими сучками дерева, висел большой портрет ее матери.

Здесь, за столом, Кронпринцесса проводила свои ежедневные встречи с работниками Дворца, вела переписку, училась и организовывала выполнение своих обязанностей вместе со своей придворной дамой, Графиней Сибиллой фон Ревентлоу.

О проницательности Кронпринцессы в домашнем хозяйстве, приобретенной в шведской домашней школе, говорилось:
- Ни в Амалиенборге, ни в Гростене никогда не подают блюда, о которых не знает Кронпринцесса.

Ее забавляло пробовать новые блюда. После поездки в США именно рецепты из американской поваренной книги были опробованы, особенно множество различных заправок для салатов. А летом, клубничный торт, который так нравился Кронпаре, часто стоял на столе в Гростене.

Когда Кронпара в сопровождении нескольких друзей и без обслуги отправлялась в Тренд, именно Кронпринцесса с проворством организовывала обед. Для Кронпринцессы характерно, что это происходило в спешке. Наша Кронпринцесса - быстрый, стремительный человек.

С лета 1939 года Кронпара имела три постоянных дома. Но Амалиенборг, Гростен и Тренд надолго опустели в конце 30-х годов. Ни одна другая Датская Кронпара не совершала столько поездок за границу, как Кронпринц Фредерик и Кронпринцесса Ингрид. Развитие современного дорожного движения сделало путешествие более легким. Но международные путешествия - это смена стиля.

Король Кристиан Х и королева Александрина ограничили свои поездки посещением ближайших родственников на Севере и ежегодным зимним пребыванием в Каннах. Для Фредерика и Ингрид мир был гораздо больше. Они путешествовали, представляли и черпали впечатления от международного сообщества за пределами маленькой датской провинции.

Это было личное развитие, но также было политически важно, чтобы молодую Кронпару Дании знали, как современных представителей демократической монархии. Они могли проникнуть в международные СМИ и получить доступ к ведущим политикам в бурной Европе 30-х годов. А элегантная, одаренная языками, Кронпринцесса, придавала особый блеск официальным поездкам в Лондон и Париж.

Одна поездка имела особое значение для Дании в ближайшие годы. Большое путешествие в США, которое началось 7 марта 1939 года. Это был первый раз, когда датская Кронпара посетила Соединенные Штаты. Официальная цель поездки - открытие Дома Дании на Всемирной выставке в Нью-Йорке, но они посетили все Соединенные Штаты с Запада на Восток.

Финансовый комитет выделил 125 000 датских крон на поездку, и с самого начала казалось, что это отличное соотношение цены и качества. Но эта поездка стала пиар-триумфом Дании. Кронпара посетила все места, где особенно много этнических датчан. Они очаровывали и производили впечатление на американских репортеров, которые в противном случае были бы прокляты. Журналист Йорген Баст, который находился в этой поездке, телеграфировал домой:

- Они пришли, они увидели, они победили. Мужественность и такт Кронпринца полностью овладели этим новым странным окружением. А красота и обаяние Кронпринцессы Ингрид захватили всех с самого первого мгновения.

В Детройте они встретили старого Генри Форда, который подарил им на память восьмицилиндровый "Меркурий". "Дженерал Моторс" в ответ подарил Кронпаре "Кадиллак". И Кронпринц, и Кронпринцесса стали почетными докторами в Университете Южной Калифорнии. Но еще важнее то, что датская Кронпара совершила частные визиты в Загородный дом Гайд-парк, где Рузвельт дал обед, а миссис Элеонора Рузвельт устроила пикник на открытом воздухе.

Это были критические дни для мира во всем мире. Большая политика обсуждалась между принимающей парой и их датскими гостями, и президент США не сомневался, что датская Кронпара – и особенно более бескомпромиссная Кронпринцесса с британскими корнями – будет участвовать в войне, которая грядет в Европе. Кронпринц, которого всячески поощряла Кронпринцесса Ингрид, в мае 1944 года будет играть активную роль в признании тремя великими державами Дании в качестве союзника.

Но была еще одна вещь, в которой преуспела Кронпара летом 1939 года. В середине ноября пресса наконец-то сообщила хорошую новость, которую ждали с 1935 года: Кронпринцесса Ингрид беременна! Маленький Принц или Принцесса появится на свет в конце апреля или начале мая.

В Королевской семье и по всей Дании царила великая радость и облегчение.

Но за пределами Дании уже шла война…

Tags: Историческое, Книги, Королевская семья Дании, Монархия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments