layrrin (layrrin) wrote in euro_royals,
layrrin
layrrin
euro_royals

Categories:

Маркиза Батская для Tatler UK.

Женщины коллекционируют сумки, а Эмма Батская - титулы.




Родившись в 1986 году, Эмма МакКвистон прошла через большое количество титулов с момента ее замужества в 2013 году. Тогда ее супруг был виконтом Уэймут, а на исторической родине - Лонглит. Сейчас на своей страничке в Инстаграме она все ещё просто Эмма Уэймут, тогда как на самом деле теперь она носит самый гламурный титул Британии - маркизы Батской.

"Я все время забываю об этом", - говорит 34-летняя маркиза. Она еще не обновила свои документы, несмотря на то, что ее титул сменился еще в Апреле 2020 года. Как первая чернокожая маркиза Великобритании, как бы она себя ни называла, Эмма займет определённое место в истории. "Просто зови меня Эмма", - советует она мне, предлагая съесть кусок теплого шоколадного торта, который она только что испекла.

Среди всех Британских построек мало, таких впечатляющих, как Лонглит, 128-комнатный дворец Елизаветинской эпохи, построенный сэром Джоном Тинном на месте разрушенного монастыря августинцев. Парк поместья простирается на 10,000 акров.
Поместье было спроектировано известным архитектором XVIII века - Ланселотом Брауном, и дом забит изысканный аристократизмом: богато украшенные потолки, бесценные китайские обои и обширные сцены охоты, нарисованные Джоном Вуттоном в 1730-х годах, которые висят в большом зале. В 1995 в дом проникли грабители, которые украли полотно Тициана из гостиной (картина, которая оценивается в 5 миллионов фунтов стерлингов, была найдена семь лет спустя в полиэтиленовом пакете в Лондоне).

Восхождение Эммы к столь значительному положению в британской аристократии - это знаковый момент. Но это не первый раз, когда Лонглит был в авангарде социальных изменений. Он был первым аристократическим домом, который открыл свои двери для посещения общественности в 1949 году, а в 1966 поместье представило публике первый сафари-парк за пределами Африки. До начала пандемии сафари-парк привлекал до миллиона посетителей в год.



Хотя Эмма глубоко уважает свой новый титул, оно не считает себя образцом для подражания.
"Если меня обсуждают в положительном свете и как положительное изменение, я благодарна за возможность поддержать разговор, - говорит она. - Я вижу свою роль как практическую: я жена и мать и кто-то, кто управляет этим внушительным посместьем. Я стремлюсь к будущему, в котором цвет моей кожи не будет являться определяющей характеристикой".

Эмма не празднует свой новый статус с помпой - да, и повод вряд ли подходящий. День, когда Эмма и ее супруг получили свои новые титулы, был днем, когда отец Суэлина, 7-й Маркиз Батский, скончался в возрасте 87 лет от коронавируса.
"Это горе все ещё свежо", - говорит Эмма, крепко сжимая свои нежные руки. Она делает паузу, чтобы собраться с мыслями. Сегодня маркиза одета строго, во всем черном. Только украшенные стразами небольшие каблуки на туфлях от Dolce & Gabbana намекают на ее обычно более живой стиль, который она так радостно демонстрировала на шоу Strictly Come в 2019 году. (Маркиза достаточно хорошо выступила: она была симпатичной и старательной танцовщицей, и оставалась на шоу семь недель.)

Горе всегда мучительно, но сложно сказать, что в этой ситуации наиболее эмоционально тяжело: когда один из твоих родственников, землевладелец старой заказки, умирает от коронавируса или уход такой значимой личности. Трудно представить себе фигуру, которая более воплотила в себе британскую эксцентричность, чем Александр Батский. Именно он решил убрать букву "е" с окончания семейного имени в 1976 году, чтобы побудить людей произносить фамилию рода созвучно с "pin" (булавка), а не с "pine" (сосна). Аристократ, получивший образование в Итоне, женился на венгерской актрисе Анне Гаэль в 1969, и у пары родилось двое
детей, Суэлин и его старшая сестра, леди Ленка, получившая образование в Оксфорде. Позднее лорд Батский направил внимание на Лонглит, изменения в поместье не всегда были того качества, которое одобряет его сын.

Энергичные дела Александра с его женщинами, по сообщениям, до 70-ти одновременно, предоставили неиссякаемый источник новостей для газетных обозревателей. Смелая эротика на расписанных им фресках в конечном итоге вызвали раскол между отцом и сыном, особенно после того, как Суэлин, ныне восьмой маркиз Батский, убрал их из поля зрения публики после того, как он взял на себя ответственность за дом в 2011 году.



В последние годы семья стала более отчужденной. Родители Суэлина не присутствовать на его свадьбе - Суэлин сказал, что запретил своей матери участвовать в мероприятии после того, как она выразила озабоченность по поводу того, на ком он женится, имея за плечами 400 лет родословной, хотя от комментариев по этому поводу нынешние маркиз и маркиза воздерживаются.

В последние годы жизни лорд Батский жил один в Лонглите в частной квартире с видом на озеро и редко разговаривал с остальным членам семьи. Согласно Суэлину, Анна, ныне вдовствующая маркиза Батская провела большую часть последнего времени во Франции с давним любовником, хотя она ненадолго вернулась домой отдать дань уважения после того, как ее муж умер. Когда имя Анны всплывает в разговоре, нос Эммы деликатно морщится, что даёт возможность предположить, что вдовствующей маркизе не будут рады в поместье в ближайшее время. Но Эмма осторожна в своих выражениях, по-видимому, не желая вызвать еще большее количество сплетен.

"Мы были на чаепитии с покойным лордом Батским вместе с детьми несколько месяцев назад. И так хорошо, что мы это сделали, - говорит Эмма. - Был ли мир разрушен этим событием? Хм, мне нужно подумать, что на это ответить. Это так сложно, когда один из ваших родственников уходит из-за коронавируса. Когда ты осознаешь, что это реально".

Момент, когда Эмма стала маркизой настолько кинематографичен, что в это трудно поверить. Она и Суэлин были на крыше Лонглита с двумя сыновьями - Джоном, ныне виконтом Уэймаутом (шесть лет), и лордом Генри Тинном (три года) - и любовались видом, когда Суэлину позвонили из Королевского объединенного госпиталя, чтобы сообщить, что его отец умер. Эта новость вызвала шок.

"Он был госпитализирован пару раз за последние годы, но у него было очень крепкое телосложение, - говорит Эмма. - Так что, даже, хотя мы знали, что он нездоров, мы не думали, что это будет последний раз, когда мы можем его увидеть. Мы сказали мальчикам о смерти дедушки, и мы все держались за руки и смотрели в небо. Следующий день был ужасным. Было так пусто и тихо. В нормальных условиях обычно всегда много людей, посещающих Лонглит, но, поместье было закрыто из-за пандемии. Никто не мог присутствовать на похоронах или помочь почтить память покойного лорда Батского. Он пожелал, чтобы его прах был развеян с красивых Небесных врат в поместье".



Эмме, как и многим, пришлось нелегко во время первого карантина.

"Мой муж проводил дни за чтением информации про риски - говорит маркиза, указывая на дезинфицирующие средства, которые расставлены на всех доступных поверхностях. - Мы относимся к этому очень серьезно. Семья сидит взаперти: не принимает гостей, и даже моим родным не разрешили приехать".

И это был самый продолжительный период, когда дом был закрыт для посетителей с тех пор, как он был открыт для публики более 70 лет тому назад. Очень прибыльный сафари-парк тоже был закрыт в марте в разгар изоляции, и был открыт через три месяца только на половину мощности.
Это огромная цена для поместья. Но, что еще хуже, Эмму вызвали в госпиталь. Врачи хотели убедиться что заболевание молодой женщины - гипофизит, который может вызвать кровотечение в мозгу - не станет проблемой в очередной раз. Это состояние развилось во время беременности Джоном в 2014 году, и считалось такой сильной угрозой для жизни маркизы, что Генри родился при помощи суррогатной матери в Калифорнии.
"Идя в госпиталь, я была в ужасе, но все, к счастью, обошлось, - говорит Эмма.

Обучение на дому было сложным, Эмма говорит, что Джон постоянно играет в солдат с игрушечным пистолетом. Молодой виконт любит зажигать свечи - навык, который он взял от матери. Ещё он любит играть в фокусника, привязав Эмму к стулу, а она пытается освободиться, извиваясь в стиле Гудини. Ее младший сын, лорд Генри - по прозвищу "диггер" за его любовь к тракторам - привносит хаос, а на его голове взлохмаченные кудряшки. Он целует свою мать, затем заходится в приступе хихиканья.

"Я очень уважаю учителей за то, что они делаю, - говорит Эмма. - Некоторые из моих друзей проводили карантин по-другому. Они лежали и смотрели Netflix весь день. Но я была измучена. Однако, мы воспользовались отсуствием посетителей и превратили большой зал в кинозал. Мы много готовили, выращивали овощи, делали красители для футболок, и, очевидно, проводили много времени с животными".



"Я люблю лошадей", - решительно говорит Джон. Эмма закатывает глаза. "На самом деле у нас нет лошадей, - смеется она. - У нас есть львы, жирафы, носороги и коалы, но очевидно он выбирал именно то животное, которое мы не держим".

Мальчики растут в огромном сафари-парке, и это звучит как сказка, но для Джона и Генри, это должно быть таким же обычным, как наличие кошек.

Незадолго до вспышки коронавируса в начале 2020 года семья переехала в Лондон, чтобы быть рядом с подготовительной школой Джона, затем быстро вернулись в Лонглит, когда началась панлемия.
Новый дом в Кенсингтоне практически за углом, от того места, где выросла Эмма со своей мамой-дизайнером интерьеров Сюзанной и старшей сестрой Сэм, и это недалеко от Врат Королевы, где Эмма ходила в школу.

"Это был такой счастливый дом, - вспоминает Эмма. - Я думаю, вот где я научилась развлекаться".
Маркиза все еще очень близка с матерью и сестрой, а мальчики часто остаются у бабушки - у нее свой коттедж на территории Лонглита - когда Эмма работает. Карантин привел к болезненной разлуке: "Мы не могли видеть (мою мать) месяцами, потому что мы были очень осторожны, и это ужасно".

Примечательно, что семьи Эммы и Суэлина переплелись задолго до того, как они полюбили друг друга. В 1989 году брат Эммы Лейн, который намного старше ее, женился на леди Сильвии Тинн, тете Суэлина. Огромные возрастные разницы в семье Эммы, сделали родословную запутанной. Но, в результате этого, Эмма выросла в поместье и знала Суэлина почти всю жизнь - они познакомились на свадьбе Лейна в Лонглите, где Эмма была девочкой-цветочницей. Суэлину было 15 лет. Только когда ей исполнилось 20 лет, Эмма снова столкнулась с Суэлином в Сохо в Лондоне. Она только что вернулась из Лос-Анджелеса, где она провела несколько лет, проходя прослушивания на роли, без особого успеха. Это была судьбоносная встреча. "Никогда мы не могли этого предсказать", - сияет Эмма.



Отец Эммы из Нигерии, Оладипо Джадесими, провел ее по проходу к алтарю. Хотя она никогда не жила с отцом, нефтегазовым магнатом и одиним из самых богатых людей Нигерии, он был константой в ее жизни. "Мы хотим наверстать упущенное", - говорит маркиза. Эмма бы хотела поехать в Нигерию, она ​​никогда там не была, но коронавирус заморозил план.

Нельзя отрицать величие Лонглита, но также легко представьте себе, что это уединенное место, в котором можно провести изоляцию. Эмма признает, что в эти "страшные времена" ей было трудно не видеть тех, кого она любит.
"Как много раз в день вы говорите: "Я скучаю по тебе" людям, потому что жизнь изменилась так быстро? Но я стараюсь оставаться позитивной. Когда у тебя есть дети, это заставляет сохранять спокойствие".

Для нее, как и для многих из нас, за прошедший год многое очень сильно изменилось.

"Я смотрю на себя год назад, когда я была одета в розовое и пайетки каждую неделю и вижу другого человека. Я себя не узнаю. Я очень скучаю по тому, какой была жизнь. Так много всего исчезло. Я счастлива быть здесь и, что мы все здоровы. Я чувствую страх, просто думая о том, что произошло... 2020 год не был хорошим годом для всех".

Но с новым годом появляется возможность для нового начала - для нее и для Лонглита, которую она хочет использовать самыми разнообразными способами. Ясно, что Эмма разрывается между планами. "У меня есть список, - говорит она, оживленно хлопая в ладоши. - Dolce& Gabbana запустили коллекцию в стиле джунглей. Вы могли представить себе модное шоу в Лонглите? Она проектировала это с брендом ранее, в 2018 году на озере Комо вместе со своей лучшей подругой и крестной матерью Генри, леди Китти Спенсер. Еще один проект, поддерживающий ее оптимизм, Emma's Kitchen, кафе и магазин на территории поместья, готовящее по историческим рецептам, которое она надеется вскоре снова открыть. "Я хочу опять оживить Лонглит: восстановить изначальные садовые кухни, спроектированные Брауном, заняться флористикой, посадить ананасы. Раньше их выращивали в огромных количествах, потому что они были символом статуса".



Понятно, что она скучает по дням, когда Лонглит был центром общения, таким, как ему было изначально предназначено быть. "Последняя вечеринка до закрытия дома была с Aljaž, - говорит Эмма грустно. - Он был настоящей скалой в условиях изоляции, для всех нас были организованы викторины Strictly Zoom".

Продолжила бы она изучать актерское мастерство, если была бы не замужем? "Я думаю, что мне больше подходит театр, - говорит Эмма. - Но если бы мне предложили роль девушки Бонда, - улыбается она, - я бы определенно сказала бы "да".

Между тем, маркиза хотела бы следовать по шагам Мэри Берри, и надеется, что однажды она откроет собственное кулинарное шоу. В минувшие годы от маркизы Батской вряд ли можно было ожидать карьеры. Но Суэлин очень поддерживает амбиции Эммы, и как только первый карантин был снят, она была в восторге вернуться к работе, снимая шоу про историю чернокожих в школах. Она также переехала на время, чтобы появится в кампании для Фонда Стивена Лоуренса Дея, в честь памяти его убитого сына Дорина.

Пока требования изоляции не были ослаблены, в усадьбе восцарилось тихое спокойствие, хотя Эмма беспокоилась о морских львах: они были очень одиноки, так как количество посетителей упало.

А что насчет покойного лорда Батского и его красочных росписей? "Комната Камасутры, - говорит Эмма - вероятно, останется. Это всегда весело выбирать, кто может остановиться в этой комнате. Остальное будет решать Суэлин".



Из-за всего, что произошло в прошлом году, энергия Эммы не уменьшилась. "Обычно я встаю первой и последней иду спать, - говорит она. - Я очень самокритична и не очень спокойна. Я никогда не расслабляюсь. Физические упражнения - вот моя медитация". Маркиза видит свое наследие в мальчиках. "Все, что я делаю, я делаю для моих детей. Они для меня все". И она страстно хочет, чтобы Лонглит вернулся к полному процветанию. "Я хочу сделать это величественное поместье ещё более блистательным, потому что я думаю оно заслуживает этого, - говорит Эмма. Оно было построен в 1580 году и наша задача - оставить его в лучшем виде для следующего поколения. Оно заслуживает того, чтобы быть любимым". С Эммой у руля поместье мог вряд ли могло бы быть в более надежных руках.
Tags: Аристократы, Британские аристократы, Интервью, Обложки, СМИ, Фотосессии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments