masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Королева Ингрид. Глава 1. Часть 2.

Королева Ингрид. Предисловие.
Глава 1. Часть 1.

Давайте вернемся в прошлое. В более счастливое время. В Бэгшот-парке, 15 февраля 1882 года на свет появилась дорогая Дейзи, будущая Кронпринцесса Швеции Маргарета, мать Королевы Ингрид. Прозвище Дейзи распространено среди английских девушек, которых окрестили именем Маргарет. Позже в семье появится еще одна Дейзи, Королева Дании Маргрете II, внучка, которую ей не суждено будет увидеть.

Отец, дед Королевы Ингрид, с которым Ингрид будет близка и которого она часто будет навещать позже, Принц Артур, герцог Коннаутский – умрет только в 1942 году, прожив 91 год. Принц Артур – третий и любимый сын Королевы Виктории – ибо Виктории определенно не нравилась «распутная» жизнь наследника престола Эдуарда.

Мать Маргареты, принцесса Луиза Маргарита Прусская, практичная женщина, с простым и пуританским подходом к семейной жизни. Дочерей не баловала. При этом настояла, чтобы и Маргарет, и Патриция получили должное частное образование, как у девушек их круга.

Луиза с самого детства учила дочерей правильному ведению домашнего хозяйства. Они помогали по дому, играли на пианино, наслаждались отдыхом на свежем воздухе, гольфом, теннисом, хоккеем.

Летом и на Рождество, семья всегда проводила время у бабушки – Королевы Виктории. А в конце 1880-х годов, когда Принц Артур отправился в Индию на военную службу, именно бабушка заботилась о Дейзи и Пэтси, как в семье называли Патрицию.

Когда вы видите фотографию строгой вдовы, одетую в черную, вам трудно представить, что Королева Виктория была превосходным художником. После своей смерти в 1901 году она оставила после себя огромное количество акварелей и рисунков. Среди прочего она рисовала маленькую Дейзи, которая еще в раннем детстве показала, что унаследовала художественный талант от бабушки по отцовской линии.

Дейзи рисовала семейные портреты и красивые пейзажи в своем блокноте, занятие, которое считалось подходящим для образованных молодых викторианских девушек.
В 1901 году семья переезжает в Коннахт, в провинцию на западе Ирландии, где Герцог становится генеральным инспектором, должность, которая блестяще подходит военному человеку, ибо политика его не интересует.

Семья поселяется в поместье Королевской больницы, где девушки продолжают свои будни, как и в Бэгшот-парке. Маргарет и Патриция прожили в ирландской резиденции около четырех лет, пока не вышли замуж. Темноволосую Дейзи с чуть тяжеловатыми веками и характерной формой лица можно было бы счесть слишком красивой, если бы у нее не было сестры, которая была еще красивее.

Где найти подходящих женихов для двух Принцесс на внешнем краю большой Королевской семьи? Исключено, что внуки Виктории могут вступить в гражданский брак. Когда Эдуард VIII сделал разведенную Уоллис Симпсон герцогиней Виндзорской в 1937 году, он потерял корону и потряс основы британской монархии.
2 января 1905 года семья отправилась в долгий средиземноморский круиз. Формирующая поездка для двух дочерей. Но есть и скрытая цель - представить двух принцесс на брачном рынке.

26 января семья прибыла в Каир. Вице-султан (Хедив) Египта, по политическим причинам, был очень внимателен к английским гостям. Он немедленно устроил бал в их честь.
Среди приглашенных - молодой Шведский Принц Густав Адольф, старший сын Кронпринца Густава и Кронпринцессы Виктурии (Король Оскар II умер только в 1907 году). Принц также находился в поиске невесты, которая со временем станет Королевой Швеции.

В книге «Дорогая Дейзи» Стаффана Тьернельда, друга Кронпринцессы Маргареты, скульптор Клэр Фрюэн, двоюродная сестра Уинстона Черчилля, рассказывает о первой встрече в Каире:
Письма принцессы Маргарет из Египта поначалу были наполнены впечатлениями об экскурсиях, но вскоре приобрели более личный оттенок. На фото с пирамидами присутствовал также Принц Густав Адольф. Его пригласили отобедать с семьей, и попросили сопроводить Принцессу Патрицию к столу, поскольку она была старшей сестрой.

Не зная, кто есть, кто, и стесняясь спросить, он предложил руку не той сестре, а той, которая ему больше всего понравилась. Ошибка стала судьбоносной. На вечере, устроенном Вице-султаном Египта, Густав Адольф вывел Маргарет на балкон и сделал ей предложение. Ее (Маргарет) следующее письмо Клэр было несколько запутанным:

- Скажи моим друзьям, - я очень хочу, чтобы они знали, – что это не брак, устроенный другими. Мы любим друг друга.

Свадьба состоялась с помпой и великолепием 15 июня 1905 года в часовне Святого Георгия в Виндзоре. Невеста выглядела серьезной, ее голос было едва слышно, когда она отвечала архиепископу. Густав Адольф же давал четкие и громкие ответы. Сестра невесты, Патриция, плакала на протяжении всей церемонии. Эти две девушки были неразлучны.

13 июля, одетая в белое Маргарета, как ее теперь называют, и Густав Адольф плыли в столицу на Корабле «Васа» - на том самом судне, на котором ее дочь 30 лет спустя должна была покинуть город своего детства выйдя замуж за Кронпринца Дании. Приехав в Стокгольм Маргарета в письме к матери суммирует свои первые впечатления о новой родине и новой шведской семье:

«Дорогая Мама,
Я уверена, что все, что ты хочешь для меня, станет реальностью, ведь здесь все такие милые. Меня встретили так тепло и душевно, а это очень много значит, когда ты приезжаешь из чужой страны. Король такой милый, он так внимателен ко мне и говорит, как они счастливы, что я здесь, и это очень приятно слышать.
Твоя Дейзи»

Новый дом молодоженов находился в Северо-Западном крыле Стокгольмского Замка. И это не дом мечты. Здесь темно, страшно и все вокруг старое. Из плюсов – здесь было проточная вода.

И если Стокгольмская резиденция шокировала Маргарету, то летняя резиденция Софиеру в Хельсингборге привела ее в дикий ужас. Софиеру был построен в 1860-х годах для короля Оскара и его жены Софии, и Густав Адольф получил его в качестве свадебного подарка от своего деда.

Больше всего Маргарету пугала мебель: темные, пыльные интерьеры 80-х с плюшем и койками были чем-то, что поколение Маргареты оставило позади. Идеал для молодого дома теперь был другой: светлые легкие тона, вокруг цветы и уют.

Дейзи снова схватила ручку и написала письмо домой:
«Здесь все темно-коричневого цвета и все такое уродливое, что это даже смешно»

С этим что-то нужно было делать. И Маргарета энергично приступила к внедрению современной домашней обстановки – в Королевскую Семью Швеции, которая характеризовалась большим количеством пожилых джентльменов и заметным отсутствием молодых женщин. Она перестроила, обставила и привнесла британский уют в холодные комнаты.

Параллельно с этим, она также раскрылась как современная, активная женщина. Она бегала на лыжах и играла в хоккей с придворными дамами. Но прежде всего она учила шведский язык, и приглашала преподавателей читать для нее лекции по шведской истории и рассказывать о социальных условиях в стране, где бедность и нищета в начале века все еще были значительны.

У нее было много идей о современном воспитании детей и богатой семейной жизни. После ее смерти, главный редактор газеты Ева Хекерберг написала о ней:
«Современная домохозяйка, женщина, которая с ее честолюбием, ее талантами, ее теплотой и ее аристократическим повседневным стилем стала новым и мягким штрихом в шведской придворной жизни. Она создавала вокруг себя счастье и благополучие в тесном сообществе с мужем и детьми»

Дейзи-пуританка, не ест мяса, не пьет спиртного, и Густава она берет со своими идеями о том, что надо жить здоровой жизнью.

Находясь в обществе, она ставит себя на первый план социальных инициатив. Когда началась Первая Мировая война, она стала душой всеобъемлющей спасательной работы. Она не просто наряжается на базаре. По ночам можно было видеть, как она в шарфе и фартуке упаковывала аварийный паек для военнопленных.

Маргарета - новая женщина века, не женщина, занимающаяся женскими делами, а женщина, которая хочет быть одновременно молодой девушкой, любящей женой и хорошей матерью. Но также и активная женщина, у которой открыты глаза на мир за стенами замка, на социальные бедствия, на искусство, на природу.

Ее влияние на молодого принца – ему было всего 22 года, когда они поженились, – становится решающим. Он, как пишет Стаффан Тьернелд в «Дорогая Дейзи», «совершенно неразвитый юноша, что было естественно, поскольку он происходил из совершенно защищенной среды. Его юность не была счастливой. Многие зимы он проводил с братом в холодной спальне и школьной комнате с нянями и учителями, пока его мать путешествовала за границей. Он нашел в своей молодой жене счастливого и гармоничного человека, который верил во все самое лучшее и был убежден, что в каждом человеке есть хороший нрав, который может процветать при правильных условиях»

Но Маргарета - это больше, чем добрая и красивая сказочная Принцесса с высокими идеалами. Она художница. Хотя она никогда, даже самой себе, не признавалась, что это было то, чем она была, что это была ее настоящая личность. В семье ее воспринимали как искусного художника-любителя, как и многих других. И это было действительно странно, ведь в семье был настоящий профессиональный, признанный художник. Принц Евгений, дядя Кронпринца, выставлял и принимал заказы на картины.

Маргарета была женщиной, и это само по себе было помехой, если кто-то хотел, чтобы его воспринимали всерьез как художника. К тому же она была членом Королевской Семьи, и было бы совершенно неуместно, если бы Кронпринцесса настояла на том, чтобы работать художником.

Маргарета рисовала всю свою жизнь, но никогда не задумывалась, хорошим или плохим искусством она занималась. Это было просто хобби. В детстве ее учила французская художница Мадлен Флери, ученица импрессиониста и садовника Клода Моне. Он оказал на нее влияние, и она была очарована прежде всего цветом и линиями. Ее взгляд на искусство и культуру был отмечен американским либералистом, унитарианским священником из Бостона Ральфом Уолдо Эмерсоном, чьи книги она перечитывала снова и снова. Любимая цитата Эмерсона:
«Секрет культуры состоит в том, чтобы понять, что определенные истины всегда возвращаются, живем ли мы на маленькой ферме или среди шума и суеты большого города, и что именно эти истины поставлены на карту: избегать всех ложных уз, иметь мужество быть самими собой, любить то, что реально и прекрасно, и стремиться служить, оставить позади себя все, что есть»

Для Дейзи это были не просто красивые строки в книге. Вот к чему нужно стремиться. Это будет тонкая нить ее короткой жизни. Так и должно быть в долгой жизни дочери Ингрид.
Шведский искусствовед профессор Оскар Рейтерсверд дал профессиональную оценку Маргарете как художнице живописи:
«В картине Маргареты есть лейтмотив, печаль, которая может рассказать правду о настоящем уме шведской Кронпринцессы. Но, возможно, элегическое настроение, обнаруженное в ее пейзажных картинах, - это нечто гораздо большее. То, что принадлежит шведской истории искусства. Это может быть примером способности художника чутко подписаться на меланхоличное восприятие природы, характерное для пейзажного изображения рубежа веков.
Столь многое в любом случае бесспорно: она была наделена подлинным даром художника и решительной волей дать ему творческое выражение»

В 1984 году художественная Ассоциация Копенгагена организовала выставку 31 картины Маргареты, принадлежавшей Королеве Ингрид. И здесь критика снова замечает, что если бы Маргарете позволили жить дольше и если бы она более терпимо относилась к своему таланту, она давно заняла бы место в истории шведского искусства.

Но в то время Кронпринцессе больше подходило занятие выращивать цветы и облагораживать сады. Репутация цветочной феи Маргареты сохранилась более чем на 70 лет. В 1915 году она опубликовала книгу «Наш сад в Софиеру», а при переиздании в 1995 году было установлено, что «Маргарета была одной из самых интересных садовых личностей нашего века».
В Софиеру Маргарета создала сад, который продолжает цвести и который вместе с садом, в который ее дочь Ингрид вложила свою душу и большие знания в Гростене, считается одним из самых красивых замковых садов в Европе.

Сад в Софиеру также стал местом, где она смогла воплотить в жизнь свои идеи о современном воспитании детей. В письме «дети и цветы» она писала:
«В этой небольшой работе я постараюсь рассказать вам, как наши дети заинтересовались цветами, как мы можем дать им знания о многих других полезных и забавных вещах, работая с цветами, и как важно было бы, если бы через цветоводство мы могли пробудить их любовь к природе»

Многие посетители Софиеру удивлялись, что маленькие принцы и маленькая принцесса все в грязи и пахнут землей. У детей в парке были свои игровые домики, один для мальчиков, другой для Ингрид, и у каждого дома был свой сад. Они учились выращивать редис и картофель. Но Ингрид больше всего волновали цветы:
«Моя маленькая девочка так любит свои розы. Она восхищается каждым распускающимся бутоном. Я бы не стала утверждать, что она так много делает, но как бы то ни было, ее розы цветут все лето, и она часто составляет красивые букеты, которые дарит то одному, то другому»

Сигвард, старший брат Ингрид, не имел таких идиллических воспоминаний о стране детства, как его братья и сестра. В своих мемуарах он рассказывает, как должны выглядеть дети, хорошо воспитанные и хорошо одетые:
«Какой-то реальный контакт получить было трудно, но, в конце концов, вокруг мамы была теплая и безопасная атмосфера, которая заставляла нас с нетерпением ждать чаепития».

Ингрид и четыре брата росли в Западном крыле Стокгольмского замка. Здесь были маленькие окошки, глубокие ниши и старые печи, которые топили, когда наступали холода. У детей были большие комнаты, но именно длинный коридор с мансардными окнами, выходящими из больших окон на крыше, был самой захватывающей игровой площадкой. Сигвард вспоминает, как Ингрид и Бертиль, помешанные на автомобилях, катались по проходу в педальном автомобиле.
- Бертиль, или Твик, как мы его называли, всегда сидел за рулем. Он уже тогда был водителем-самоучкой, хотя и был на два года моложе Ингрид. Она каталась с ним только потому, что хорошо крутила педали.

Детям внушали, что они должны быть такими же, как все другие дети, но также и что они из Королевской Семьи и, следовательно, все же отличаются. Между ними, Королевскими особами и остальным человечеством - стеклянная стена.

Карл Юхан, младший брат Ингрид был самым близким другом для нее, но друзьями они стали только когда выросли.
Он вспоминает детство в Стокгольмском замке и особенно в Софиеру, после смерти матери, как более светлое и счастливое, чем то, которое пережила Ингрид.
«Это было свободное воспитание, мы жили под очень небольшим контролем. Нашего отца мы не так часто видели, у него было так много дел, но в то время для нас это было нормальным.
С Ингрид все было немного по-другому. Ее воспитывали строже, чем нас - мальчиков. Правила для нее были жестче. О ней заботились больше. Она не чувствовала себя такой свободной, как мы. Она была любимицей отца и деда. Так что она изрядно испортилась, в том числе и материально. Она и сама это признавала»

Ингрид наделена сухим самоироничным юмором. Наследие британской семьи? Когда отец спросил, как прошел ее первый день в школе, она ответила:
- О! Мы снова научились вставать и садиться, при этом никто не пострадал, папа.

То, что маленькие принцы и принцесса должны ходить в обычную школу, было немыслимо. В Стокгольмском замке открыли частную школу с семью учениками в каждом классе, отобранными из подходящих семей Высшей буржуазии Стокгольма.

В школьных комнатах были столы, деревянные стулья и большая черная доска. Иногда Маргарета приходила послушать процесс обучения. Она стояла совершенно неподвижно в дальнем конце класса, ничего не говорила и исчезала так же тихо, как и появлялась.

Позже для Ингрид наняли мадемуазель Пьеретту, которая обучала ее французскому. У Принцессы были успехи по языкам и истории, но на протяжении всей жизни она очень медленно читала. Дислексия – семейная черта Бернадотов. Как и проблемы с математикой. Цифры никогда не были их сильной стороной. Но зато у Ингрид был прекрасный слух, она прекрасно говорила по-английски и по-французски и немного знала немецкий.

К окончанию школы будет написана небольшая пьеса, которую исполнят ученики. Также на Рождественских вечеринках Королевской семьи всегда были театральные постановки, излюбленное развлечение принцев и аристократов. У кого-то возникла мысль, что для развития детей было бы хорошо, если бы им позволили играть роль, отличную от их собственной.
Кронпринцесса рисует сценографию, директор школы руководит, а дети играют Королей и Королев, слуг-камердинеров, рыбаков и маленьких бедных девочек. Что играла Ингрид? Шведский редактор Ева Хекерберг написала об этом в портретной статье о Королеве Ингрид:
«Когда надо было распределять роли, всегда возникал небольшой спор – совсем как в настоящем театре. Принцесса Ингрид была самой талантливой, поэтому ей разрешали первой выбирать роль. Какую роль она предпочла бы? Роль Принцессы или бедной девочки? - Конечно, бедной девочки, - ответила Принцесса, - потому что там я буду убирать кухню, которую мне нельзя убирать. Вот о чем мечтала маленькая Принцесса – убрать кухню. Ей разрешили сыграть бедную девочку лишь однажды. Ни до, ни после кухня не была подметена и убрана так тщательно»

После школы детей часто возили в Замок Розендаль, где они могли поиграть. Но Софиеру, был для них настоящим домом. Настроение и атмосфера здесь была ярче и светлее, чем в несколько мрачном Стокгольмском замке, в котором 600 комнат и где расстояние до родителей велико. В Софиеру уютно, а у Маргареты и Густава Адольфа здесь было больше времени для детей. Здесь была почти обычная, нормальная семейная жизнь. Но только почти. Сигвард рассказывал в своих воспоминаниях о том, как он пережил свое детство:
«Обычной семейной жизни, конечно, не было вовсе. Во-первых, мы, то есть родители и дети, никогда не были одни за столом. За столом всегда сидела по крайней мере одна придворная дама и адъютант. К тому же у родителей гости были практически все лето. Разговор шел своим чередом, но я не помню ни одного случая, когда бы мы могли свободно говорить о вещах, которые касались только нас. Поэтому мы, дети, сидели тихо и думали только о том, что трапеза была долгой и печальной. О том, чтобы встать из-за стола до того, как взрослые закончат, не могло быть и речи»

На ужин все одевали платья и смокинги, даже летом. После ужина беседы продолжались или играли в карты.
До 1930-х годов в Софиеру не было электрического освещения, и во всем замке было только две ванные комнаты, одна для родителей и одна для гостей. Утром кувшины с водой несли в детские комнаты, где лакеи и горничная помогали детям одеваться.
Керосиновые лампы придавали Софиеру особое сказочное настроение. А вечером, особенно в августе, когда рано темнеет, приходила процессия лакеев с лампами расставляла их по салонам. Чтобы пойти спать, нужно было взять лампу и подняться наверх.

Летом было много спорта и игр, и Ингрид играла с мальчиками, как могла. Но театр был ее личным убежищем. Братья могли прийти только по приглашению.
Карл Юхан вспоминает, что Солнышко всегда подавала яйца с луком под соусом бешамель, блюдо, которое всегда ставилось на стол в Гростене.
Мальчики строили байдарки и каноэ в хорошо оборудованной мастерской, которую Кронпринц украсил в Софиеру. Сигвард рассказывал об одной особенности своего отца: он никогда не соглашался ни на одну вещь, будь то одежда, садовые ножницы или еще что-то – Густав Адольф был ужасным сладкоежкой:
«Он всегда скупал все сладости. Мы дразнили его, но он не обращал на это внимания. С другой стороны, у нас всегда были сладости под рукой»

Из Софиеру открывается вид на Кронборг по ту сторону пролива. Король Оскар II и Король Фредерик VIII встретились однажды в Софиеру и начали обсуждать, какая страна красивее -Швеция или Дания. Оскар утверждал, что в Швеции прекраснее всего, на что Фредерик ответил, что согласен, ибо отсюда открывается вид на Данию.

В ноябре 1919 года Кронпринцесса Маргарета заболевает. Злокачественный отит требует хирургического вмешательства, но она продолжает страдать от инфекции вплоть до субботы 1 мая 1920. Иммунная система тогда настолько ослабла, что воспаление переросло в заражение крови. Сыграл еще тот факт, что Маргарета была на 8-м месяце беременности. Если бы Александр Флеминг изобрел пенициллин до 1919 года, все могло бы сложиться не так трагично.
Два старших мальчика, Густав Адольф и Сигвард, все это время были в интернате Лундсберга, и вернулись домой, только когда их мать скончалась.
«Папа встретил нас в вестибюле, - говорит Сигвард, - серьезный, одетый в черное. Было видно, что он плакал. Он спросил, не хотим ли мы увидеть маму, но я не хотел. Я хотела помнить ее такой, какой видел ее в последний раз живой. Счастливая и теплая, она поцеловала меня на прощание, прежде чем я отправился в Лундсберг.
Отец собрал нас пятерых детей вокруг себя в синей гостиной, обнял двух малышей и сказал, что теперь он один, и что теперь надо держаться вместе и помогать друг другу. Тогда я впервые заплакал»

Неужели Маргарета предчувствовала, что ее жизнь не будет долгой? Возможно. Оказывается, она сама приготовила себе похороны.
В 1914 году она присутствовала на похоронах вдовы Короля Оскара, Королевы Софии, и это было очень печальное событие для веселой и теплой Маргареты. Она не хотела, чтобы ее так хоронили. Мысли об этом не отпускали ее, и в течение года она продумала свои похороны и запечатала их в конверте.
Теперь конверт вскрыли.
Во-первых, она не хотела, чтобы кто-то в семье носил траурную одежду:
«Я хочу, чтобы на мне была фата невесты, пока гроб не закроется, и я хочу, чтобы меня завернули в ткань моего свадебного платья. Кружева и фата должны достаться моей дочери.
Я хочу, чтобы в моих руках был крест. И гроб должен быть простым дубовым. Не должно быть никакого lit de parade с открытым гробом. Гроб должен быть покрыт шведским и английским флагами. Зажженные восковые свечи и большой крест из цветов у изголовья гроба должны быть главным украшением наряду с лилиями и каллами. В церкви не должно быть траурных цветов, только лилии и каллы.
Я не хочу печали в день своих похорон, и если в день моей смерти мои дети будут еще молоды, пусть они будут одеты в белое даже на похоронах»

13 мая 1920 года Ее Королевское Высочество Кронпринцесса Маргарета была похоронена в Кафедральном Соборе Стокгольма, где гроб оставался в течение двух лет, пока не была построена Усыпальница в Хаге.

Хага - это небольшой идиллический полуостров, поросший лесом, который Маргарета сама выбрала для своей Усыпальницы. Ей не хотелось лежать в мрачной Церкви Риддархольмена. Она хотела, чтобы ее похоронили среди прекрасных пейзажей.

За гробом, шли Кронпринц в мундире, но с непокрытой головой, вместе с четырьмя старшими детьми. В правой руке он держит Ингрид в белом платье и белой шляпе, в левой - Бертиля, тоже в Белом. Двое старших, в черных пальто, идут по соседству.

20 декабря Сельма Лагерлеф, как Директор Шведской академии выступила с речью. Она не упомянула имени Маргареты, но рассказала сказку о женщине, которая идет по рыночной площади, но ее глаза постоянно обращены к невидимой лестнице, обращенной к небу.
«Когда она кладет руку на срезанный цветок, он, кажется, пробуждается к новой жизни. Когда она идет между прилавками, аромат лилий и роз благоухает ярче, чем обычно. Когда мы видим ее среди цветов, мы начинаем думать, что фигура на лестнице - не более чем визуальный обман. Но посмотрите! Когда мы обращаем на нее свой взор, она все равно там. Иногда, мы видим ее как игривую полоску солнца, а иногда как самую красивую голубку, которая с лилейно-белыми крыльями порхает по ступеням лестницы»

Tags: Историческое, Книги, Королевская семья Дании, Королевская семья Швеции, Монархия
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Похороны герцога Эдинбургского. Обновляется.

    Прямую трансляцию можно смотреть по ссылке выше. Убедительная просьба - сохраняйте, пожалуйста, спокойствие и порядок. Это не о Гарри, давайте…

  • Серафимский Звон.

    Сегодня, в 13.00 по Москве, проходит Серафимский Звон в Церкви Риддерхольмена в честь Его Королевского Высочества Принца Филиппа, герцога…

  • Флаги приспущены.

    Сегодня в 17.00 по Московскому времени Его Королевское Высочество Принц Филип, Герцог Эдинбургский, будет похоронен в Часовне Святого Георгия в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments