YA (khalivopuloy) wrote in euro_royals,
YA
khalivopuloy
euro_royals

Categories:

Интервью принца Леки.



- Ваше Королевское Высочество, спасибо, что согласились поговорить с нами, и поздравляем вас с рождением вашего первенца. В свете того факта, что ребенок родился 22 октября, в тот день, в который 18 лет назад умерла ваша бабушка королева Джеральдина, вы выбрали имя Джеральдина для маленькой принцессы до ее рождения или вы выбрали это имя только после того, как вы осознали сверхъестественное совпадение?

- Спасибо за поздравления, это радостное время для нашей семьи. Имя Джеральдина было одним из первых в нашем списке, однако за несколько дней до рождения дочери мы начали сомневаться в своем решении. После того, как мы заметили совпадение дат, любые сомнения с нашей стороны улетучились. Реакция семьи и друзей была исключительно положительной.

- Когда умерла ваша бабушка, вам было 20 лет. Вы были с ней близки? Можете ли вы поделиться с нами историями, байками или воспоминаниями, которые с ней связаны?

- Моя бабушка была замечательной чистосердечной женщиной, набожной католичкой. Я всегда был очень близок с королевой Джеральдин и счастлив, что она вложила много своего времени и энергии в мою юность. Она учила меня тонкостям королевского протокола, одновременно давая мне непосредственное представление об Албании, истории и культуре на основе ее собственного опыта и опыта моего деда, короля Зоги.

- Ваше Королевское Высочество, чтобы помочь нашим читателям узнать вас лучше, не могли бы вы рассказать нам о всех местах, в которых вы жили, о конкретных моментах вашей жизни? Я знаю, что вы родились и выросли в Южной Африке (Йоханнесбург), но учились в Великобритании и Италии.

- Я родился в Южной Африке, однако во время моего рождения правительство Южной Африки объявило роддом территорией Албании на 24 часа, чтобы гарантировать, что я родился на «албанской земле». В конце концов я вернулся в Албанию в 2002 году с моими родителями и бабушкой, когда девять лидеров парламентских групп подписали прокламацию, за которой последовало официальное приглашение, подписанное двухпартийной группой из 74 парламентариев.
В 2004 году я потратил некоторое время на подготовку в Албанской военной академии Скандербег, прежде чем я был направлен Министерством обороны Албании в качестве первого курсанта-офицера из Албании в Королевскую военную академию Сандхерст, за исключением моего отца, который учился в академии в Сандхерсте в 1950-е годы.
Опыт обучения в Сандхерсте сильно повлиял на мое мышление и характер. Военная подготовка дала мне практический опыт общения с элитой британской армии, в то время как академия сосредоточила внимание на лидерских способностях, одновременно расширяя свои физические и интеллектуальные границы.
Период в Италии был менее захватывающим, но позволил мне насладится такой студенческой свободой, пока я обучался в Университете Перуджи. Вскоре я вернулся в Албанию, где продолжил учебу в области международных отношений и дипломатии и поступил на службу в Министерство иностранных дел в качестве советника министра.

- Сколько вам было лет, когда вы переехали в Албанию, и насколько тяжело было адаптироваться к новой жизни?

- Мне было 19 лет, когда я впервые приехал в Албанию. С первого дня в Тиране у меня был очень строгий график, который начинался в 5 утра каждое утро, в мой распорядок дня входили обширные занятия албанским языком и литературой, так как мои языковые способности вначале были далеки от совершенства. У меня был свой офис и штат, и мой отец заверил, что я буду под контролем, это сильно отличалось от моей африканской жизни.

- В нескольких словах расскажите о своих родителях.

- Мой отец был очень преданным своему делу человеком, настоящим солдатом, практически вся жизнь которого прошла в разгар Холодной войны. За друзей и албанских сторонников, которые у меня сейчас есть, я во многом обязан его наследию и его неустанной борьбе за свободу Албании от коммунистической тирании. Моя мама была любящей и заботливой, лучиком радости, художницей. Мне очень повезло, что меня воспитали любящие родители. Оба моих родителя проявили огромную стойкость в своей очень трудной жизни.

- Ваше Королевское Высочество, ваш отец воспитывал вас как королевскую особу с надеждой, что вы однажды станете королем, или вас воспитывали как обычного ребенка?

- Я вырос в двух разных мирах: я был обычным подростком, ходившим в школу и готовившимся к экзаменам. И был наследным принцем, мой отец учил меня быть слугой своему народу и поддерживать высший дух честности и чести, что касается албанских традиций.

- Я заметила, что вы родились в один день с главой румынской королевской семьи, Ее Величеством Маргаретой, Хранительницей Короны: 26 марта. Какие у вас отношения с румынской королевской семьей, с другими европейскими королевскими семьями и королевскими семьями по всему миру?

- Да! У меня та же дата рождения, что и у Ее Величества Королевы Маргареты. Румынская королевская семья делает фантастическую работу в Румынии, переопределяя роль современной монархии в республике. В этом смысле у нас много общего между Албанией и Румынией. Я очень благодарен за то, что могу следить и учиться у Ее Величества Королевы Маргареты и Принца Раду, и всегда дорожу временем, проведенным с ними.

- Кроме того, говоря о Ее Величестве Маргарете, я понимаю, что вы оба находитесь в том же положении, что и наследный принц Сербии Александр: вы титулярные монархи, хотя вы живете в республиках в своего рода альтернативной вселенной, в которой республика терпит королевский дом как институт, полезный для страны и пользующийся уважением общества в целом. В чем сходство и различие между вашей позицией и позициями членов других королевских семей?

- В 2003 году парламент Албании принял закон, который предоставил королевской семье особый статус, и с тех пор нашей задачей было гарантировать, что мы служим нации. В республике важно, чтобы мы присутствовали и добавляли стабильности, будучи надежным символом единства, в схватке с нынешним политическим поляризованным разнообразием, которое теперь стало политикой Албании. Мы также действуем через Фонд королевы Джеральдин, который позволяет нам реализовывать практические инициативы.
Я также сопровождал президента Албании во время государственных визитов. Например, в прошлом году мы посетили Княжество Монако. Я также остаюсь активным в иностранном дипломатическом ядре, представленном в Тиране. Мы культивировали доверие и продолжаем наводить мосты, стремясь определить нашу роль как части албанского общества. Но с критической точки зрения я считаю, что еще есть возможности сделать больше. Я хотел бы помочь продвинуть Албанию за рубежом и изменить неправильные представления об имидже Албании, которые не отражают сегодняшние реалии страны.

- Я знаю, что в Тиране есть Королевский дворец, в котором родился ваш отец и который был национализирован. Где вы живете с семьей? Разрешено ли вам использовать дворец для особых мероприятий?

- Королевский дворец, известный как Дворец бригад, является государственным протокольным зданием, которое в настоящее время не принадлежит семье. Семья может организовывать во Дворце различные мероприятия.
Примечательно, что 17 ноября 2012 года государство провело официальную церемонию перезахоронения Его Величества короля Зогу в Королевском дворце. Это было сделано в рамках празднования столетия независимости Албании. В 2016 году моя свадебная церемония и официальный ужин проходили в парадных залах Дворца. Я по-прежнему чрезвычайно благодарен государству за эти два очень знаменательных события.
В настоящее время мы проживаем в центре Тираны в Королевской резиденции, которая была возвращена семье Государственной земельной комиссией в 2005 году. Архитектура выполнена в стиле рационализма конца 1920-х годов, комплекс скрыт за Албанской национальной галереей и рядом с католическим собором, в зеленом пышном оазисе, редком для Тираны.



- Мы живем в глубоко разделенном мире. Расовая и религиозная напряженность очень высока, особенно между западным и арабским миром. В этом отношении Албания находится в особом положении в Европе, потому что большая часть ее населения исповедует ислам, или, скорее, многие люди живут в семьях, которые одновременно являются мусульманскими и католическими.

Ваше полное имя - Лека Анвар Зог Реза Бодуэн Мсизиве Зогу. Вы были названы в честь президента Египта Анвара Садата; вашего деда, короля Зогу I; шаха Мохаммеда; и Бодуэна, короля бельгийцев. Msiziwe - почтительное слово на зулусском языке. Ваше имя само по себе представляет собой смесь нескольких религий и традиций: исламской, католической и зулусской. Ваша идентичность настолько глобальна, насколько это можно вообразить, она охватывает почти все континенты: ваша мать была австралийкой, вы, очевидно, имеете исламское происхождение, вы выросли в африканской стране, а теперь являетесь наследным принцем в европейской стране.

На вашей свадьбе с Элией Захарией лидеры пяти религий представляли суннитский ислам, бекташи, православие, католические и протестантские христианские традиции. Какую религию исповедовали ваши родители, какова ваша религия и в какой религии вы собираетесь воспитывать свою дочь? Как ваш жизненный опыт влияет на ваше отношение к расовым и религиозным конфликтам? Сегодня в США, где я живу, люди делятся на «белых», «коричневых» и «черных». Многие белые люди африканского или азиатского происхождения идентифицируют себя как «цветные люди». Вы выглядите белым, но как вы себя идентифицируете?


- Албания находится на переднем крае пропаганды религиозной гармонии. Не случайно именно по этой причине первая зарубежная поездка Его Святейшества Папы Франциска за границу была именно в Албанию. Это разнообразие также проявляется в моей собственной семье: мать моего деда, королева-мать Садия Топтани, была мусульманкой-бекташи, моя бабушка - католичкой, моя мать - англиканкой, мой отец - мусульманином-суннитом, а моя жена - албанская православная христианка.

Как наследному принци, мне разрешено иметь свои личные убеждения и религию, но я также должен быть защитником всех официальных религий государства. Наша дочь будет воспитана с основательными знаниями всех религий.

Ксенофобия в Юго-Восточной Европе остается проблемой. Слишком часто албанцы, живущие в соседних странах, страдают от институционального расизма. Так что я считаю, что албанцы гораздо более терпимы к этническому разнообразию, чем представители большинства других стран, из-за трудностей, с которыми они столкнулись.

Я сам жил в Южной Африке в переходный период от апартеида к свободам демократии. Я слишком хорошо помню трудности, с которыми столкнулись южноафриканцы, и силу, которую продемонстрировал Нельсон Мандела в объединении разделенной страны. Настоящий образец для подражания! Я идентифицирую себя как гордого албанца, описанного албанским поэтом Васо Пашой!
Tags: Аристократы, Интервью, Неправящие семьи - Албания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments