YA (khalivopuloy) wrote in euro_royals,
YA
khalivopuloy
euro_royals

Categories:

Интервью Шарлотты Казираги и принцессы Каролины для Madame Figaro


Шарлотта Казираги стала приглашенным редактором Madame Figaro в этом месяце. Журнал взял интервью у нее и у ее матери, принцессы Каролины.
(Шарлотта вся в философии, отсюда и своеобразная речь)

- Шарлотта, как возникла эта страсть к философии?
- (Ш)Это путь, который сложно рационализировать: сложно объяснить страсть. Это началось с моей тяги к книгам… Я всегда любила книги, даже до того, как научилась читать. Я хорошо запомнила один момент: мы с мамой летим в самолете, я держу одну из ее книг, чтобы казалось, что я ее читаю, правда, держала её вверх ногами.

- (К)У меня было то же самое: в детстве я желала читать книги для взрослых. Я думаю, такое характерно для девочек. Я брала в родительской библиотеке книги, которые читала, ничего не понимая от первой до последней строчки. Первая книга? "Каникулы" графини де Сегюр. Я очень хорошо помню первую фразу: «Все витало в воздухе в замке Флёрвиль» - фраза, которая пробудила мое воображение.

- (Ш)Мне нравились великие романы 19 века. «Красное и черное» Стендаля.

- Были ли во дворце запрещенные книги?
- (К)Нам не очень нравились Сартр и Бовуар (Улыбается). Но для нас запрещены были только плохие книги.

- Какое образование вы получили?
- (К) Я получила образование, которое, в некотором роде, осталось пережитком 19 века. Родителей мы не видели, у меня были няня-англичанка и гувернантка-француженка. Я училась в интернате Dames de Saint-Maur. Я любила школу и хорошо училась. Но из-за того, что моя мама плохо знала французский, я не получала должной похвалы, когда показывала ей свой дневник, это меня несколько раздражало. Очевидно, что образование моих детей не имеет ничего общего с тем, которое получила я.
- (Ш)Ты следила за нами, но не вмешивалась.
- (К) Важно наблюдать, а не контролировать.
- (Ш) У нас было много свободы, но это не значит, что мы были где-то там, в стороне. У нас было полезное уединение, что только развивало мощное воображение.
- (К)Я всегда говорила своим детям: «Я могу показать вам дверь, научить делать ключи, но только вы должны попытаться открыть ее».


- Княжеский контекст меняет правила игры?
- (К) (Смеется.) Уверяю вас, у меня были одноклассники, родители которых были намного жестче моих.
- (Ш) Это клише. Домашние репетиторы нас не баловали. Мы пошли в государственные школы и столкновение с разными людьми из разных социальных слоев было очень поучительным.

- Может ли культура спасти нас?
- (К) Это последний морализаторский акт общества. Но сможет ли она нас спасти? Я так не думаю…
- (Ш)Мне кажется важным передача и работа по передаче культуры. Я чувствую себя богатой из-за всего этого, и это совсем не ошеломляет. Напротив, это сила, которая заставляет меня двигаться вперед.
- (К)Культура - это так же последний спасательный круг от одиночества. Я вспоминаю знаменитую фразу Сартра: «Искусство существует для другого и при посредстве другого». Даже когда мы сами не являемся творцом или художником, чтение книги или прослушивание музыки позволяет нам на мгновение стать главными героями, быть участником. Приятно участвовать в творческом процессе, будь вы читателем или зрителем.

- Вы ощущаете себя творческим человеком?
- (К)На кухне или в саду, да...
- (Ш) Быть родителем, значит всегда заниматься творчеством
- (К) Мне здесь, в Монако, повезло, что я могу помочь творчеству других. И защищать свободу самовыражения. Это важно, это всегда было моей главной целью. Например, когда я участвую в разработке выставки, я стараюсь не исключать никого и ничего, иногда даже то, что мне не нравится или что я считаю плохим: это гарантия плюрализма и свободы.

- Вы обе разделяете страсть к культуре. Это что-то атавистичное, связанное, например, с тем, что ваша мама и бабушка была кинозвездой?
- (К) Если есть что-то, что я не очень хорошо знаю и с чем у меня меньше всего родства, так это кино. Я не особый любитель кино и моя кинокультура заканчивается в 1980-х: в основном я знаю старые фильмы. Мой вкус к культуре пришел откуда-то еще. Не от моих родителей, которые не были заядлыми читателями, в отличие от моих бабушек и дедушек. Этим вкусом я обязана замечательным учителям, которые у меня были в детстве, а затем в университете. В музыке моим учителем была Надя Буланже. Это было нелегко, мадемуазель Буланже, но увлекательно. Моя бабушка училась игре на виолончели у Сен-Санса ...

- Шарлотта, вы продюсировали фильм "Богоматерь Нила"...
- (Ш) Это больше идея поддержки проекта, который возник по мотивам книги Сколастик Муказонга. Меня интересовало человеческое приключение и его конструкция. Но если вернуться к моей связи с культурой, это напрямую связано с самой сутью Монако: это место, которое всегда было гостеприимно культуре.
Всегда существовала традиция приветствовать людей искусства, и мы унаследовали ее. Сохранять это наследие - большая честь.
- (К) Так было всегда. Отец дал гражданство Ростроповичу и новую родину, когда тот был человеком без гражданства. Моя мать приютила Жозефину Бейкер и ее детей, когда она разорилась.


- Вы чувствуете, что у вас есть некая миссия?
- (К) Когда мы вместе с Жаном-Кристофом Майо запускали Les Ballets de Monte-Carlo, мы руководствовались принципом доставлять удовольствие, при этом не стремясь угодить. Мы мало идем на компромиссы. Космополитизм Монако - очевидный плюс.

- Что определяет самобытность Монако?
- (Ш) Сила Монако в… Монако. Я хорошо это поняла на философских встречах. Географическое расположение дает еще один импульс: я думаю, что мероприятие прижилось бы хуже, если бы мы решили сделать это в Париже, например ...
- (К) Как это ни парадоксально, «экзотический» карикатурный образ - дворец, казино и морские термы, - которым тут и там описывают Монако, иногда становится преимуществом: здесь художники, философы снижают бдительность, что в конечном итоге позволяет проводить более свободный и интересный обмен. Возвращаясь к идентичности Монако, корни этого- лигурийские. И в духе, и в традициях все же есть что-то очень генуэзское. Да, мы чувствуем себя немного итальянцами ...

- А американцами?
- (К) Вообще-то, не очень. Есть что-то, конечно, мы там проводили время, мой брат даже там учился. Мои американские бабушка и дедушка были иммигрантами в первом поколении: моя бабушка родилась в Германии, мой дедушка был единственным, кто родился в Соединенных Штатах, все остальные члены его семьи были ирландцами.
Ирландская семья оставалась очень ирландской, и ирландцы всегда питали определенное недоверие к американцам. Все это часть семейной легенды. Мы американцы в европейском смысле слова, мы не сошли с Мэйфлауэр, что бы основать Новую Англию.

- Какими вы видите французов?
- (К)Здесь мы говорим: «Великий сосед, но друг». (Улыбается.)
- (Ш) Я горжусь тем, что я из Монако.
-(К)Принадлежать к меньшинству - это хорошо… Серьезно, в этом есть что-то особенное. Люди часто игнорируют, что если история нашей семьи длится с 12 века, то это потому, что существует близость и родство, в смысле семьи, между нами и народом Монако. Мало кто понимает это. В этом исключительность Монако. Мопассан сказал: "Если бы я мог быть монархом, то я бы был царем России, что бы не знать ни одного из своих подданных, или князем Монако, который знает их всех".
- (Ш) Небольшой размер территории позволяет нам достичь того, что было бы невозможно в другом месте. Мы гостеприимное место, но также место для экспериментов. Бюрократия не тяжелая, а коммуникации легкие: между всеми учреждениями культуры существует реальная синергия. Например, Философские встречи сотрудничают с Балетом Монте-Карло, Павильоном Бозио, Академией княгини Грейс или Океанографическим музеем. Все возможно.

- Шарлотта, вы как -то сказали нашему журналу: «Радость важнее счастья» ...
- (Ш) Возможно, именно это привело меня к философии. Радость передается и распространяется. Счастье хрупко и может исчезнуть в любой момент ...

- Именно княжеские черты, кажется, часто подвергаются превратностям судьбы ...
- (Ш)Я считаю, что все мы заключены в тюрьму предрассудков, прогнозов, определений, историй, которые нам предшествуют.
- (К)Может, в родословной до сих пор существует понятие бессмертия, даже иллюзия?


- Вы являетесь частью Истории, вопреки самим себе ...
- (Ш)Это именно то, что поставлено на карту: создавать себя, в ответ на реакцию или нет, свою собственную историю, неповторимость. Мысль о том, что нас не забудут, может обнадеживать, но это иллюзия.
Интересно стремиться уйти от законов, правил, родословной, того, что запланировано и назначено. У меня есть наследие, достойное почтения, передача этого наследия, которую нужно уважать, но важно переписывать вещи по-другому, удивляться, выбирать свою жизнь.
- (К) Ты тысячу раз слышала от меня: "Традиция – это передача Огня, а не поклонение пеплу". Это мой девиз.

- Вас не раздражают клише о «современных принцессах»?
- (К)Читая биографии некоторых легендарных королев, думаешь, что принцессы ХХ века были очень мудрыми и кроткими... Носим бикини? Большая проблема! На самом деле, есть и более интересные вещи ...

- Но все же есть постоянное внимание СМИ и вторжение в вашу частную жизнь…
- (К)Вы должны снисходительно относиться к людям, которые верят всему, что написано. Но, несомненно, надо иметь толстую кожу из-за этих вторжений. Ничего не читайте из написанного, даже похвал, несмотря ни на что, оставайтесь доброжелательными. Сегодня существует очень жестокая вещь: социальные сети.
- (Ш)Любой, кем бы он не был, имеет право на конфиденциальность. Это неприкосновенное право. Но вместо этого, сегодня каждый видит свою жизнь разрекламированной.
- (К) Вероломно. Социальные сети подобны невидимой руке.

- Что вы думаете о большом всплеске самолюбования в Instagram или Facebook?
- (К) Они продали нам прекрасную идею "Соединим мир", но мы видим, что социальные сети часто приводят к безмерному одиночеству. Что хорошего в 4000 виртуальных друзей? Это не мое поколение. Может быть, лучше выйти из дома и увидеться с одним или двумя настоящими друзьями.

-Шарлотта, есть ли у молодежи повод для оптимизма?
- (Ш) Я колеблюсь между противоречивыми позициями, между оптимизмом и отчаянием. Чтобы отчаяться, нужно мужество…
- (К) Я родилась безутешной...
- (Ш) Компания книг, руководство философов, все это утешает и позволяет создавать новое. Мы говорили о роли культуры, можно добавить: никогда не унывайте.


- Что вы, в Монако, думаете о волне Me Too, потрясшей мир?
- (К) Осведомленность немного запоздала. Меня очень беспокоят убийства женщин. И пока нельзя сказать, что мы хорошо помогаем избитым женщинам, на них все еще смотрят свысока.
- (Ш) Высказывания освобождаются от эксцессов, свидетелями которых мы являемся. Мы живем в переломный момент, который может показаться обескураживающим. Тем не менее, я знаю много мужчин, которые очень обеспокоены этой проблемой и задают вопросы. У меня нет ощущения войны, особенно среди молодежи: среди них есть настоящее желание построить равенство. Однако существует предыстория насилия в отношении женщин, которая, несомненно, должна быть связана с материнским телом, этим священным телом, которое может дать жизнь. Это относится к хрупкости, на которую мы иногда смотрим с отвращением. Мы нападаем на тело, которое представляет собой уязвимость, в которую мы были погружены в детстве. Это наша первая оболочка, все мы оттуда. И именно ее некоторые хотят порвать, сломать, повредить, возможно, эти люди не были достаточно защищены в детстве. Вот почему для меня существует мост между женской проблемой и защитой детей, еще одна тема, которая меня чрезвычайно интересует. Когда есть сакральность, есть насилие. Женское тело тоже завораживает и волнует.

- Вы феминистки?
- (К) Я принадлежу к тому поколению, когда этот вопрос вызывал живую реакцию. Однако я помню, как моя мать честно говорила мне: «Тебе не нужно ходить в школу». Я также помню университетского профессора, который сказал мне с невероятной жестокостью: «Ты занимаешь место достойного студента». Но я всегда хотела преодолевать препятствия. Я всегда чувствовала конкуренцию с мальчиками: я хотела быть лучше их в учебе или в спорте. Эта конкуренция не давала мне покоя и в 20 лет и теперь.
- (Ш) Быть женщиной и желать выразить свою уникальность - это борьба, независимо от вашего положения. Это борьба, а не война, но это нелегкое дело. Под предлогом того, что женщины стали эмансипированными, что им позволено делать карьеру, рожать детей, оставаясь желанными, сегодня мы видим меньше той части жертвы, которая заключается в том, чтобы быть женщиной. И все же!
- (К) А вы знаете, что в Албании есть сообщество женщин, которые заменяют мужчин? Им даруют все права, уважение и привилегии, предоставляемые патриархам, но они должны отказаться от своей женственности!
- (Ш) А еще есть священный образ девушки, женщины, возлюбленной, вечно молодого тела. Очевидно, поэтому женщина более ожесточенно сталкивается с потерей своей женственности и красоты ...

- Вы обе женщины, известные своей красотой. Беспокоят ли вас эти непреодолимые обстоятельства?
-(К) Какая проблема! Я точно не переживаю по этому поводу.
- (Ш)Четно говоря, старение не радует. Сейчас меня это не заботит, но я вижу, как уязвимы женщины, как они болезненно воспринимают этот процесс. Особенно, когда важна внешняя оболочка.

-Какие вы матери?
- (Ш) Хотя я не знала ее, я вижу в тебе многое от твоей мамы. И я реконструирую то, что, возможно, ускользает от тебя и что, возможно, я воображаю. Отношения между матерью и дочерью - штука сложная, мать имеет огромную силу, даже когда она любящая и нежная… О сравнениях не может быть и речи, дело в отражении.
Когда я смотрю фильмы с моей бабушкой, я вижу в ней твою милость, твою требовательность, твою дисциплину и твою тайну тоже ...
-(К) Но я совсем не похожа на неё. Внешне я похожа на свою бабушку по отцовской линии. Она была очень свободной и необычайно оригинальной женщиной. Во время войны она была медсестрой, затем посещала заключенных в тюрьмах. Совершенно неуправляемая.
- (Ш)Я чувствую себя богатой из-за всех этих семейных историй, все эти контрасты, все эти женщины, которые сбились с пути. Моя своенравная прабабушка. Моя бабушка, решившая отказаться от кино.

- Напоследок, разве нет определенной эксцентричности среди женщин династии?
- (Ш) Определенных чудаков? Могу сказать: я разносторонняя, я не та, кого можно предсказать.
- (К) Более чем эксцентричные, я бы сказала экстравагантные. Но не в сегодняшнем банальном понимании этого слова. А то, что оно означало раньше, от латинского "вне центра". Такой шаг в сторону...






Tags: mc - Принцесса Каролина, mc - Шарлотта Казираги (и потомки), Интервью, Княжеская семья Монако
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 23 comments