macedonsky1 (macedonsky1) wrote in euro_royals,
macedonsky1
macedonsky1
euro_royals

Category:

100 лет со дня кончины Великой Княгини Марии Александровны

11/24 октября 1920 года в Цюрихе, Швейцария, в возрасте 67 лет скончалась Ея Императорское Высочество Великая Княгиня Мария Александровна, вдовствующая герцогиня Саксен-Кобург-Готская, герцогиня Эдинбургская.


Мария умерла последней из восьми детей Александра Второго и Марии Александровны, её брат Павел был расстрелян большевиками за год до этого.

Дочь Царя-Освободителя родилась в Царском Селе в октябре 1853 года. В 20 лет в Зимнем Дворце она вышла замуж за герцога Эдинбургского, второго сына королевы Виктории.



Среди их потомков - главы династий Румынии, Сербии, России, Лейнингенские, Гогенцоллерн-Зигмарингенские, Гогенлоэ-Лангенбургские...

В 1893 году её супруг стал правящим герцогом Саксен-Кобург-Готским, супруги переехали в Германию. Интересы у супругов были совершенно различными. Он ненавидел её интерес к литературе и театру, в то время как она находила его увлечение политикой и охотой «скучным».
Здоровье герцога быстро ухудшалось из-за курения и пьянства. Альфред скончался от рака гортани в 1900 году, ему было всего 55 лет. За год до этого, во время празднования серебряной свадьбы, застрелился их сын-сифилитик, ему было 24.

Овдовев в 46 лет, Мария лишилась Кларенс-Хауса, который отошёл брату покойного мужа. В итоге она сохранила пять резиденций: Эдинбургский дворец в Кобурге, замок Фриденштейн в Готе, замок Розенау служил ее загородной резиденцией в Баварии. Однако большую часть времени она проводила на своей вилле в Тегернзее с видом на озеро в Баварии, недалеко от Мюнхена. Ее зимней резиденцией был Шато де Фаброн недалеко от Ниццы. Содержание пяти домов серьезно сказалось на ее финансах.

Именно в Тегернзее состоялось венчание её дочери Виктории Мелиты с великим князем Кириллом Владимировичем. Этот брак ухудшил отношения вдовствующей герцогини с племянником, Николаем Вторым. А подчёркивание близкого родства как предлога для непризнания брака положило конец намечавшемуся роману Михаила Александровича с другой дочерью герцогини, принцессой Беатрисой (они тоже были двоюродными).

С началом войны Мария Александровна приняла сторону Германии против своей родной России. Однако враждебность ко всему русскому вынудила её сперва покинуть Кобург и уехать в Тегернзее, а после инцидента, когда разъярённая толпа больше часа не пропускали её автомобиль и выкрикивала оскорбления, Мария Александровна переселилась в Швейцарию.

Поскольку почти всё её состояние было утрачено в России, а британские деньги получить было сложно, герцогине пришлось распродавать свою грандиозную ювелирную коллекцию.




Проживая в стеснённых условиях в отеле Цюриха, Мария Александровна получала поддержку от двух старших дочерей, Виктории Русской и Марии Румынской, которые во время войны были по противоположные стороны. Весь мир герцогини был разрушен. В июле 1920 года она написала: «Мне очень противно нынешнее состояние мира и человечества в целом ... Они разрушили и уничтожили мою любимую Россию, мою очень любимую Германию». Она была сломлена морально. Всегда пухлая, она похудела, а руки дрожали. Хотя у нее были проблемы с желудком, ее смерть наступила неожиданно. Через восемь дней после своего шестьдесят седьмого дня рождения Мария Александровна скончалась во сне от сердечного приступа. Она была похоронена в герцогском мавзолее в Фридхоф-ам-Глокенберг в Кобурге вместе с мужем и сыном. «Она была глубоко религиозной, - писала ее старшая дочь, - я надеюсь, что Бог не разочарует её, как большинство вещей и существ в этой жизни».

Из воспоминаний Великого Князя Владимира Кирилловича:

"В Германии (в 1920 г.) мы оставались недолго. Погостив всего два дня у моей тетки, принцессы Александры Гогенлоэ-Лангенбургской, мы встретились в Мюнхене с бабушкой Марией Александровной и все вместе поехали в Цюрих.

"Из всех моих бабушек и дедушек она единственная, кого я помню: оба дедушки умерли до моего рождения, бабушку Марию Павловну я видел только один раз, вернее, она меня видела, потому что я ее не помню, а вот о бабушке Марии Александровне у меня осталось хотя и смутное, но очень милое воспоминание.

"В Швейцарии меня каждое утро приводили к ней, и неизменно каждый раз у нее в комнате был спрятан для меня какой-нибудь маленький подарочек, который я должен был отыскать.

"И на всю жизнь у меня осталось чувство, будто я ее действительно хорошо знал, что это был близкий человек..."



Царствия её небеснаго!



Tags: Романовы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments