masta18 (masta18) wrote in euro_royals,
masta18
masta18
euro_royals

Category:

Дания при Ольденбургах. Продолжение

Продолжение первой части...

После Ништадтского мира (1721) для Дании начался самый долгий за всю ее прежнюю историю мирный период, продлившийся 80 лет. В XVIII веке страна, прежде постоянно воевавшая, превратилась в мирное государство. Но непосредственная власть все еще оставалась в руках дворян, которым в 1733 году удалось ввести принцип наследственного подчинения, запрещающий представителям мужского населения страны покидать хозяйскую усадьбу без разрешения ее владельца. Численность населения в королевстве возрастала: если в 1720 году насчитывалось около 710 тысяч жителей, то за сто лет эта цифра почти достигла миллиона. В течение длительного мирного периода в стране также наблюдался постоянный экономический рост.
Параллельно с возрастанием спроса в стране распространялся подневольный труд, на что датские правители-абсолютисты закрывали глаза. Совершенно в духе новых идей меркантилизма, свойственных XVIII веку, правительство основало целый ряд новых финансовых и политэкономических учреждений. Так, например, в 1735 году была учреждена Торговая палата, год спустя - Эмиссионный банк, а в 1742 году - Союз оптовых торговцев. Процветающая торговля сделала богатыми копенгагенских граждан, что поспособствовало формированию их политического самосознания. Благополучие страны основывалось на нескольких факторах: высокая популярность торговли и судоходства во всем мире, датская политика нейтралитета, благодаря которой на датские корабли имелся большой спрос, огромное количество товаров, доставляемых из-за океана на европейский рынок через Копенгаген, фрахтовые сборы за перевозки под нейтральным датским флагом. Особую, пусть и небольшую, отрасль процветающей торговли составляла транспортировка рабов из Африки в вест-индские колонии. Будучи морской нацией, датчане в век абсолютизма не хотели оставаться в стороне от борьбы за заморские рынки. И вправду, датские торговцы водрузили Даннебро в Южной Индии и на Золотом берегу в Западной Африке. Прибыльными оказались лишь колонии на богатых Карибских островах и в тех землях, где селились торговцы, плантаторы и пираты, и где маленькая Дания могла себе найти «место под солнцем»: в 1666 году - на острове Святого Фомы, в 1717 году - на острове Святого Ионы, а в 1733 году - на Санта-Крус. В XIX веке фактории в Африке и Азии были закрыты, но на Карибских островах небольшая прослойка датских плантаторов все еще поддерживала связи с родиной.
     Король и государственная администрация умело обеспечивали внешний мир, но при этом все же рассчитывали заполучить новые территории, принеся клятву престолонаследнику. В 1721 году Фредерик IV включил готторпские области Шлезвига во владения датской короны, но на это была затрачена масса долгих и упорных дипломатических усилий, прежде чем готторпский вопрос не был решен так, как хотелось Дании. Это свершилось только в 1773 году, когда был подписан договор об обмене, согласно которому герцог фон Готторп отказывался от шлезвигских владений и обменивал свои земельные угодья в Гольштейне на Ольденбург - историческую родину датских королей.
      К этому моменту, в 1772 году, шведское государство Густава III создало для Датско-норвежского королевства гораздо более серьезную проблему. Вновь набравшее силу Шведское королевство проводило последовательную политику, нацеленную на подчинение себе Норвегии. Реакцией Дании было вступление в 1773 году в «вечный альянс» с Россией, по условиям которого обе державы гарантировали друг другу помощь в сохранении территорий. Поскольку Дания являлась меньшим партнером, она теперь должна была следовать определенному курсу внешней политики, не противоречащей интересам Санкт-Петербурга. Благодаря союзу с Российской империей датское правительство до 1807 года могло сконцентрировать свои силы на политике нейтралитета, благодаря которой торговля и судоходство под датским флагом только процветали.
В государственно-правовой сфере по-прежнему процветал абсолютизм. В Дании он как политическая система преобразовывался в соответствии с общественными условиями. Если в первой четверти XVIII века Фредерик IV мог править своей страной «на помещичий лад», то при следующем монархе, Кристиане VI, политическая власть была передана министрам в Совете. Фредерик V, занимавший престол с 1746 года, поручил государственные дела своему главному гофмаршалу немецкого происхождения Адаму Готтлобу фон Мольтке, а тот управлял во взаимном согласии с министрами.
    Кризис абсолютизма наступил тогда, когда при дворе поняли, что молодой король Кристиан VII душевнобольной. Сын Фредерика V правил с 1766 года, а через три года из тогда еще датской Альтоны, что в Гамбурге, прибыл придворный лейб-медик Иоганн Фридрих Струензе. Он очень быстро завоевал доверие короля и его молодой супруги Каролины Матильды, с которой потом вступил в любовную связь. Уже в 1770 году Струензе мог хозяйничать и свободно распоряжаться при дворе, а с 1771 года, получив титул графа, он стал тайным кабинет-министром. Выполняя обязанности королевского секретаря, он подсунул королю для подписи постановление кабинета, утверждавшее его в этой должности. За полтора года своей службы Струензе издал около 1800 постановлений. Он начал проводить масштабные реформы в духе идей Просвещения, но натолкнулся на сопротивление со стороны землевладельцев и купцов. Намереваясь провести в жизнь либеральные экономические теории Нового времени, он отменил таможенную пошлину на ввоз заграничных товаров. Тысячи наемных рабочих лишились работы, торговцы и судовладельцы терпели миллионные убытки. Придворные круги, стоящие в оппозиции Струензе, в том числе королева-вдова Юлиана Мария, свергли Струензе в январе 1772 года, уличив его в связи с молодой Королевой, и побудили Кристиана VII основать новое политическое учреждение - Тайный государственный совет, при котором Король, заслушивая своих министров, должен был выносить окончательные решения.
Конституция Государственного совета оставалась в силе до 1848 года, когда пришел конец эпохе абсолютизма, однако фактическая власть то и дело переходила от двора к кабинету или к Государственному совету. Молодой Кронпринц Фредерик, впоследствии ставший Фредериком VI, в 1784 году устроил подобие дворцового переворота и отобрал у своего больного отца власть, дабы ослабить двор и кабинет, а Государственный совет, наоборот, укрепить. Руководимый прогрессивными учителями и советниками, Фредерик перепоручил правительственные дела консервативным реформаторам, которые управляли Данией и преобразовывали ее в духе просвещенного абсолютизма. Век Просвещения и меркантилизма принес с собой и переустройство центрального государственного управления. Особенно выделились немцы, хорошо проявляя себя на посту министров, дипломатов и высших чиновников на государственной службе Дании. Среди них были графы из ганноверского рода: Хартвиг Эрнст фон Бернсторфф, Андреас Петер фон Бернсторфф и Кристиан Гюнтер фон Бернсторфф, а также выходцы из старинного шлезвигского дворянского рода Иоганн Людвиг фон Ревентлов и Кристиан Фридрих фон Ревентлов. Последний, как и его брат, был одним из организаторов «путча кронпринца» в 1784 году. С того момента до 1813 года граф действовал как председатель Пенсионной палаты, которую он превратил в центральную административную инстанцию королевства. Здесь были разработаны многие основные законы, главным образом направленные на усовершенствование экономики Дании. Сюда относились в первую очередь аграрные реформы: от принятия нового Земельного уложения до изменений в правилах аренды. Самый важный закон братьев фон Ревентлов вступил в силу в 1788 году: это было упразднение наследственного подчинения крестьян, а, следовательно, отмена крепостного права.
Уже в середине XVIII столетия у Дании сформировалась собственная национальная индивидуальность - довольно рано по сравнению с остальной Европой. Это было своего рода сознательной защитной реакцией на «засилье иностранного влияния». Проявлялось оно, с одной стороны, в том, что тон задавали немецкие чиновники - те, что служили при дворе, определяли ход политики и позиционировали себя как общественная и культурная элита. С другой стороны, виной тому были местные дворяне, предпочитавшие иностранный язык и культуру и искренне считавшие своих земляков культурно отсталыми.
Для осуществления управления в герцогстве Шлезвиг-Гольштейн при дворе существовала «немецкая канцелярия». Процесс по делу выходца из Альтоны графа Струензе и его официальная казнь в апреле 1772 года явились также выражением отрицательного отношения к его немецкому происхождению и языку.
С середины XVI века немецкий язык был языком делопроизводства, а в армии – языком команд. Первые датские Короли из дома Ольденбургов недостаточно хорошо владели родным языком своих подданных и охотнее изъяснялись по-немецки или по-французски. Первым монархом, безупречно владевшим датским языком, был Кристиан Х, дедушка нынешней Королевы Маргрете II.
Те, кто в 1772 году участвовал в свержении Струензе, в первую очередь Уве Гульдберг, выполняющий обязанности секретаря и учителя кронпринца Фредерика, пытались укрепить свою власть, намеренно проводя ярко выраженную датскую политику. Такая национальная направленность достигла своего апофеоза в 1776 году, когда был принят Закон о гражданстве, позволяющий занимать государственные посты исключительно датским подданным. С другой стороны, правительство старалось поддержать в первую очередь у норвежцев и немцев чувство так называемого патриотизма к многонациональному государству. Но подавить враждебность в отношениях между немцами и датчанами было нелегко.
XIX вeк начался для Дании co звука военных литавр: спокойная размеренная жизнь на территории между Северным морем и проливом Эресунн была неожиданно нарушена на время с 1801 по 1807 год. В ходе наполеоновских войн страна стала объектом спора крупных европейских держав. В то время как внутренняя политика была целеустремленной и ориентированной на реформы, внешней политике после последовавшей в 1797 году смерти графа Андреаса Петера фон Бернсторффа, бывшего с 1784 года государственным министром и министром внутренних дел, не хватало напора. Именно он был бы весьма необходим на тот период, в эпоху Французской революции и восхождения Наполеона. Дания страдала от враждебности со стороны Англии, недовольной датской политикой нейтралитета, которой Дания придерживалась уже в американской Войне за независимость 1775 года. В войне с Наполеоном британский военно-морской флот открыто игнорировал датский нейтралитет.
К началу 1801 года Англия выслала в воды Дании флот под предводительством лорда Нельсона. Флот остановился у Кронборга и потребовал свободного прохода, но комендант крепости ответил, что не может пропустить мимо своих пушек военный флот, преследующий неизвестную цель. Дания была плохо подготовлена к вспыхнувшему в результате конфликту.             «Сражение на рейде» 2 апреля 1801 года закончилось для Дании унизительным поражением, а последовавшему миру суждено было продлиться совсем недолго. При заключении Тильзитского мирного договора в июле 1807 года Франция и Россия решили вынудить Данию к тому, чтобы та перекрыла английским кораблям доступ в свои порты, поскольку хотели устроить Англии так называемую континентальную блокаду. Бойкот мог быть успешным лишь при том условии, что в блокаде не будет брешей, то есть в ней должны были участвовать и страны Скандинавского региона. При этом самым сильным на Балтике военно-морским флотом все еще располагало Датско-Норвежское королевство. Чтобы сорвать этот план, летом 1807 года Англия выслала очередной флот к Большому Поясу. После тщетных призывов к капитуляции англичане 2 сентября 1807 года начали бомбардировать Копенгаген. Через четыре дня датская столица сдалась: из 115 тысяч жителей города 1800 человек погибли и 290 домов было разрушено, причем больше всего пострадало здание университета.
Хотя Дания избежала длительной оккупации, все же она была вынуждена предоставить весь свой флот в распоряжение англичан. Фредерик VI, после смерти Кристиана VII в 1808 году формально ставший Королем, так и не отказался от столь губительного для его страны союза с Наполеоном. После окончательного поражения французов Дании пришлось за это расплатиться: в результате Кильского мира в 1814 году страны-победители распустили двойную монархию, при этом Норвегия отошла к Швеции, а остров Хельголанд - к Англии. В качестве компенсации на Венском конгрессе в 1815 году к Дании было присоединено маленькое герцогство Лауенбург. По крайней мере, земли по ту сторону Северного моря, завоеванные в Средние века норвежскими королями и вместе с их короной доставшиеся Дании, остались у Копенгагена. Речь идет о Гренландии, Исландии и Фарерских островах. Занимая позицию сторожа у пролива Эресунн, Дания оказалась между жерновами крупных держав и сильно уменьшилась территориально. После 1814 года господство датчан в водах Балтики навсегда осталось в прошлом.
Потеря Норвегии означала для Дании серьезную экономическую проблему, к тому же королевство вступило лишь в начальную стадию индустриализации: в 1830 году в этой южноскандинавской стране насчитывалось только 23 фабрики, оборудованные паровыми машинами.
Тем временем идеи национально окрашенного либерализма все больше проникали из Германии в состоящее в личной унии с датской короной герцогство Шлезвиг-Гольштейн, где жили преимущественно немцы.
Здесь сформировалась радикальная оппозиция между немецкими и датскими национал-либералами, так называемыми айдерскими датчанами. Последние требовали полного слияния Шлезвига с датским королевством - «до самого Айдера». После Июльской революции 1830 года во Франции Фредерик VI почувствовал необходимость проведения в стране конституционной реформы. Таким образом, теперь в четырех датских провинциях - Зеландии, Ютландии, Шлезвиге и Борнхольме - были учреждены совещательные сословные собрания, на которых право голоса имели только владельцы крупных состояний и арендаторы больших сельскохозяйственных угодий, составлявшие менее 3% населения.
За недолгое время правления Кристиана VIII, в 1839 году взошедшего на трон после своего кузена Фредерика VI, конфликт между датчанами и немцами в Шлезвиге обострился. Король отчаянно пытался спасти целостность Датского государства. Когда 20 января 1848 года он скончался, у «Айдерских политиков» сторонников было больше, чем когда-либо, и все они хотели сделать Шлезвиг датским и отделиться от Гольштейна.
Датский трон достался сорокалетнему Кронпринцу Фредерику, ставшему королем под именем Фредерик VII. Нового монарха недолюбливали: он прослыл капризным, легкомысленным и ненадежным. Эти особенности его характера впоследствии привели к крушению его второго брака. Первый союз Фредерика с его ровесницей, датской принцессой Вильгельминой, распался всего через пять лет, в 1833 году. Заключенный в 1841 году брак с Каролиной Марианной Мекленбург-Стрелицкой тоже расстроился. В последние годы жизни Фредерик VII имел морганатическую связь с модисткой Луизой Расмуссен из Ангельна, что в Шлезвиге, и сделал ее графиней Даннер.
Сразу после того как на престол взошел Фредерик VII, последствия революции, потрясшие Францию в 1848 году, дали о себе знать в Дании. Под воздействием мирных уличных демонстраций Король поддержал выбор Учредительного собрания, ограничил свои полномочия до полномочий конституционного монарха и дал согласие на назначение национал-либерального кабинета. Участники Государственного собрания, в выборе которого участвовали все « самостоятельные» мужчины старше тридцати лет, впервые встретились 28 октября 1848 года.
Представлены были все наиважнейшие политические направления: консервативное, национал-либеральное и «Друзья крестьян». 5 июня 1849 года монарх подписал разработанную Собранием конституцию, согласно которой политическая власть должна была отныне исходить от народа. В общих чертах она действительна и по сей день. Тот факт, что буржуазная революция в Дании прошла без крови, не в последнюю очередь является заслугой Фредерика VII, которому, по преданию, принадлежат слова: «В своих подданных не стреляю».
Тем временем вопрос о судьбе территорий Шлезвиг-Гольштейна был решен пока в пользу Дании. В марте революционного 1848 года немецкое население Шлезвиг-Гольштейна подняло восстание в надежде предотвратить угрозу присоединения Шлезвига к Датскому королевству. Их временное правительство, сформированное 24 марта 1848 года в Киле, было признано немецким бундестагом во Франкфурте. В начавшейся борьбе повстанцев с датскими войсками на помощь первым пришла Пруссия, однако, опасаясь угрозы со стороны России или Франции, вынуждена была перейти на примирительную позицию. После очередной вспышки военных действий весной 1849 года Пруссия по условиям Берлинского мира 1850 года окончательно отказалась от оказания поддержки Шлезвиг-Гольштейнцам. Согласно Лондонскому протоколу от 8 мая 1853 года, Шлезвиг-Гольштейн должен был снова целиком подчиняться датскому королю. Но уже в феврале 1852 года Дания заверила Пруссию и Австрию, что в государственно правовой сфере Шлезвиг не будет зависеть от Датского королевства. Зато датская сторона смогла добиться признания принца Кристиана фон Шлезвиг-Зондербург-Глюксбурга наследником престола после бездетного короля Фредерика VII.
Все же Копенгаген не отступал и был заинтересован в том, чтобы полностью интегрировать Шлезвиг в королевство. 13 ноября 1863 года парламент рассмотрел конституцию, общую для Дании и Шлезвига, хорошо зная, что при этом нарушаются международные соглашения. Не хватало лишь королевской подписи. Как раз тогда - совершенно неожиданно - 15 ноября в замке Глюксбург скончался король Фредерик VII. Когда воскресным вечером в Копенгаген пришла телеграмма о смерти правителя, десятки тысяч жителей заполнили улицы, ведущие к замку Кристиансборг, где премьер-министр Карл Кристиан Халль с традиционным возгласом «Король умер - да здравствует король!» провозгласил принца Кристиана фон Глюксбурга новым датским монархом Кристианом IX. Для Дании это было не просто началом новой эпохи и новой династии - нации предстояли трудные испытания.

Tags: Историческое, Королевская семья Дании
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments